Alex & IVM

Большое путешествие спасателей

...И весь мёд достался трём поросятам.
Новые приключения Винни-Пуха.

-3

— Ребята, — звонкий голосок Гаечки звенел, как колокольчик. Но для спасателей он прозвучал, как тревожный набат.

— Что случилось, любовь моя? — осторожно спросил Рокфор.

— Как насчёт того, чтобы испытать моё новое изобретение?

— Ой, — заверещал Дейл и опередил Рокки, уже приготовившегося сказать: «Не сегодня».

— Ой, — продолжил бурундучок. — Это то самое, которое запустит нас в путешествие по любимым книгам.

Гаечка кивнула. Уже несколько дней она экспериментировала с химикатами. Даже такой опытный специалист по части взрывных дел, как Рокфор, здоровался теперь с ней, почтительно снимая шлем. Чип напрямую сказал, что такие дела в штабе не делаются, после того, как взрывная волна выбросила его за пределы парка. Теперь за пределами парка обитала сама изобретательница, подарив покой и отдохновение своим друзьям и бригаде строительных рабочих, которые радостно наблюдали, как без малейшего усилия с их стороны канава для отвода воды с каждым днём расширяется в нужном направлении.

Они ещё не знали, что завтра им снова придётся взять в руки лопату.

Добровольная ссылка Гаечки закончилась.

В руках изобретательницы побулькивал навар в закопчённом котелке, а по гостиной расползался соблазнительный запах малины.

— Даже не знаю, стоит ли проводить испытания прямо сейчас, — сказала Гайка. — Во-первых, на дворе ночь...

— Пускай, Гаечка, — Дейл снова опередил Рокфора. — Мы отправимся в такую историю, которая начинается ранним утром.

— А во-вторых, — продолжила мышка. — Фокси отправилась спать...

— Это НОЧЬЮ-ТО?!!! — воскликнули все, даже Вжик не остался в стороне от общего вопля

— Именно, — кивнула Гайка. — Видите, как мы утомились! Но я хочу, чтобы она тоже участвовала в испытаниях. Ведь без её ведьминских порошков ничего бы не вышло.

— Мы только попробуем, — Дейл волчком вращался вокруг руки с котелком.

Из тёмного коридора в гостиную вошёл Чип.

— Попробуй скорее, — закричал Дейл, подтаскивая его к котелку. — Ждём только тебя.

— Попробовать?.. — Чип взглянул на сиреневое варево, из глубин которого всплывали шумные пузыри. — Выглядит подозрительно.

— Это приготовила Гаечка! — возмутился Дейл.

— Тогда другое дело! — расцвёл Чип. — Только ради тебя.

Он опустился на колено, как странствующий рыцарь в момент долгожданного свидания, и припал губами к краю котелка.

— А ведь вкусно, — восхитился он.

— Постой, — испугалась Гайка. — Я же ещё не объяснила, как действует...

— Так объясни, — благодушно заметил Чип, но тут его взор заметил валявшуюся на полу газету. — Ну-ка, ну-ка... Глядите, русские решили реанимировать свою старую станцию!

После радостного вопля он бесследно исчез.

Взгляды спасателей упёрлись в одну точку. На глянцевом снимке над бело-голубой дугой Земли парила серебристая конструкция орбитального комплекса «Мир».

-2

— Бедный Чип, — всплакнул Дейл. — Эти злые русские напоят его водкой.

Вжик изумлённо развёл руками.

— И не сомневайся, — закричал Дейл. — Они всегда так делают. Я знаю, я в фильмах видел.

— Значит, у нас нет выбора, — всплеснула руками Гайка. — Надо срочно его выручать. Быстренько отпиваем по три глотка и читаем заметку. Дейл! Не перепутай! А то мы никогда тебя не найдём!

— А я чего, — обиделся Дейл. — Скоро вы меня начнёте ругать, за то, что я научился читать.

— Не беспокойся, любовь моя, — огромные ручищи Рокфора прикрыли все ненужные заметки. — Эй, Вжик, смотри, не перебери. Ты это умеешь.

Вжик остервенело замотал головой, показывая, что уж он-то никогда не подведёт. Взгляды спасателей снова упёрлись в снимок. От себя самих трёхминутной давности их отличала только порция волшебного напитка, медленно скользящая к желудку.

Они исчезли сразу. Без единого звука.

В комнату заглянул посторонний жук, привлечённый малиновым запахом. Удостоверившись, что хозяева отсутствуют, он моментально вылакал остатки. После жук с блаженной улыбкой, чуть пошатываясь, отправился на прогулку. Исчезнуть ему не грозило. Он отродясь не знал ни одной буквы.

-1

В рваную дыру улетучивался воздух. Стремительно. С ехидным шипением.

Тёмные залы, загромождённые мёртвыми приборами навевали тупую безысходность. Хотелось заснуть и не проснуться. Если бы не дикий холод.

— Г-г-г-где это м-м-м-мы? — заикаясь от холода, спросил Дейл.

— Н-н-не зн-н-наю, — пробормотала Гаечка.

— Эй, Вжик, куда это ты показываешь? — удивился Рокки и посмотрел в заданном направлении.

Из кармана у Дейла высовывалась книжка, на обложке которой звездолёт странной конструкции терпел бедствие под колючими лучами звёзд.

— Это не моя, — на всякий случай сказал Дейл. — Это Гаечкина. Я специально для неё захватил. А перед газетой я просто взглянул на неё, чтобы проверить. И раз...

— А я подумала, — сказала Гайка. — Не моя ли книжка в кармане у Дейла. Вот и решила присмотреться.

— А я гляжу, — смущённо признался Рокки. — Ты куда-то в сторону смотришь. Вот и решил, а не забыли ли мы чего.

Вжик тоже жужжал, из чего выходило, что и он не мог не взглянуть туда, куда уставился его давний друг.

— В принципе, его можно починить, — Гайка обвела взором тёмное пространство, присела и начала набрасывать названия необходимых деталей на разметавшуюся по рифлёным плитам бумажную ленту, хвост которой уходил в нутро устройства, напоминающего шагающий экскаватор.

— Не хотелось бы тебе мешать, Гаечка, но у нас есть кое-что попроще, — кашлянул Рокки и сунул ей под нос газету, с которой всё и началось.

Через секунду звездолёт продолжал терпеть бедствие в полном одиночестве.

0

— Чип! — вскричала хором вся его команда. — Ты жив!

— А что со мной должно было случиться? — испугался бурундучок, висящий в воздухе посреди отсека, по которому медленно проплывали огромные серо-серебряные ящики с ребристыми стенками.

— Мы боялись, что тебя заставят пить водку, — пояснил Дейл.

— Какую водку? — удивился Чип. — Не видел я здесь никакой водки.

— Совершенно верно, — над спасателями наклонилась фигура командира экипажа. — Это вам не просто так. Это — Космическая Станция. Водки вы здесь не найдёте.

— Хотя, — его взгляд скользнул по команде и выделил длинноволосую мышку в синем комбинезоне, — для прекрасных дам у нас припасено шампанское.

Он протянул Гайке пакетик, на котором витиевато было выдавлено «Советское», а в углу скромно значилось «Нижний Новгород».

— Дай мне, дай мне! — Дейл, не в силах сдержаться, выхватил пакетик, надорвал его и испуганно выпустил из рук. Из порванного угла вылетела сотня шариков и рассыпалась по отсеку.

— Я и не знал, что шампанское такое круглое, — поразился Дейл.

— Невесомость, — развёл руками командир, медленно продвигаясь к выходу. — Перебирайтесь за мной, ребята. В следующих отсеках у нас нормальная сила тяжести. Зона невесомости протянется ещё метров на пять.

Не радовался только Чип. Он вертел в руках только найденный пакетик. Совсем как у Гаечки. Только по центру было написано «Водка». Пакетик оказался совершенно пустым. Командир не соврал. Водку здесь было не найти. Слёзы навернулись на глаза Чипа.

— Конечно, Гайка, — прошептал он вслед улетающей мышке, — эти русские всё уже выпили без меня.

1

По станции медленно плавали дрожащие шарики шампанского, которые вечно попадали Дейлу за воротник. Но он не переживал.

— Прямо как Новый год! — радовался бурундучок. — Эх, ёлочку бы сюда!

— Без проблем, — кивали космонавты, — Щас будет тебе ёлка. Да если хочешь знать, у нас всё есть на станции. Такая уж мы страна. Вроде и нет ничего, но если поискать...

— А нет ли у вас... — задумчивым голоском произнесла Гайка и развернула длинный список деталей, необходимых ей для ремонта звездолёта.

— Сейчас выясним у нашего механика, — взглянув на длиннющий список, ответил командир, — Эй, Михалыч! Лети сюда, бегом!

Из технического отсека вынырнул мужик в спецовке и огромных кирзовых сапогах, на лету вытирая тряпочкой руки.

— Слышь, Михалыч, обеспечь вот это, — командир протянул ему список.

— И где я достану трансгулятор?! — завозмущался техник, ткнув пальцем в название первой попавшейся детали, отчего на бумаге расплылось бурое пятно.

— Но если хорошенько поискать, — жалобным голоском протянул Дейл. — Вы же говорили «страна такая»!

— Да есть, конечно, — сказал механик. — Но надо же для приличия хоть немного поругаться.

— Ты это брось, Михалыч, — заметил командир, кося взор на Гайку, парящую у его правого уха, — когда на борту такая девушка будь поаккуратней в выражениях.

— Ладно, — недовольно пробурчал механик, — это нам значит нужно заглянуть в мехотсек номер 13, — продолжил он уже про себя, удаляясь по коридору.

— Много у вас отсеков, — уважительно заметил Чип.

— Сами удивляемся, — развёл руками командир экипажа. — Что ни день, то новый какой-нибудь обнаруживаем, а то и два за сутки.

Издалека послышалась ругань Михалыча.

— Вот, слышите, — махнул рукой командир. — Это Михалыч опять вместо склада в сауну попал. А где у нас на станции сауна? Нет, у нас по плану никакой сауны.

— Да не сауна, — донёсся приглушенный голос механика, в котором слышались хлюпающие нотки, — а санузел. Кто, спрашивается, забыл выключить воду?!!

— Ага, — подвёл итоги командир. — А вчера на том месте сауна была. Я так рассчитывал на неё сегодня. Вот ведь... Санузел там теперь. А санузел у нас по плану единственный и расположен совсем в другом конце.

— Ну что, — проорал он Михалычу. — Нашёл, что надо для нашей дорогой гостьи?

— Почти! — донеслось в ответ, — трансгулятор есть, да ломаный, тут работы на пару суток, не меньше.

— Здорово! — обрадовался Дейл, — а мы пока можем осмотреть станцию.

— Не советую, — поморщился командир, — слишком опасно.

— А чего тут опасного, — удивился Дейл.

— Гляди, — командир открыл самый обычный люк, и вместо круглого коридора из металлических пластин бурундучки увидели площадь, вымощенную серыми плитами, а в некотором отдалении замковую стену, сложенную из прочных камней.

— Здорово! — заорали друзья.

Командир лишь печально вздохнул.

И в это время в проёме показался огромный красный шар с одним злым глазом и пастью, скалящейся тысячами зубов.

Командир поспешно закрыл люк.

— Бррр!! — пробила Дейл нервная дрожь, — никогда больше не сяду в самолет спасателей! У нас там тоже пара люков имеется. Кто знает, что выползет из них, когда мы наберём порядочную высоту.

— А это красное не сможет прорваться к нам? — поинтересовался Чип.

Командир, не говоря ни слова, снова открыл люк. За люком, на сколько хватало глаз, раскинулась заснеженная пустыня. Облачко морозного воздуха выползло из горловины и окутало Дейла, который из любопытства подошел слишком близко.

— Прямо Северный Полюс, — поделился впечатлениями бурундучок. — Совсем как тогда, во время истории с рубином. Так и кажется, что из-за сугроба появится Гаечка в своей милой шубе.

Из-за сугроба и впрямь появилась Гаечка. Вслед за ней, высунув от усталости языки, плелись Чип и Дейл.

— Это... Кто? — изумился Дейл. — Это... Как?

— Это мы, глупыш, — объяснил ему Чип. — А вот как, я и сам не пока не пойму.

— Из нашей станции ведут двери не только в другие миры, но и в другие времена, — кивнул командир. — Поэтому и решили затопить её, пока враги не воспользовались ей в целях захвата вселенной.

— Угу, — подтвердил механик, выходя из столовой, — для этих целей она и строилась в своё время.

— Чтобы затопить? — недоумению Дейла не было предела.

— Чтобы захватывать вселенную, глупыш, — разъяснил ему Чип.

— А, понял! Это как в комиксах про Дарта Вейдера! — обрадовался Дейл.

— Ну, что-то вроде того, — согласился командир, — Да, Михалыч, у тебя все готово? — спросил он механика.

— Не совсем, — пробурчал тот. — Честно говоря, я и не начинал. Предупреждал ведь, что потребуется два дня.

Командир без лишних слов открыл другой люк и выпихнул туда механика, кинув вслед поломанную деталь.

— Я помогу ему, — заявила Гайка и отважно бросилась в щель, которая тут же исчезла под напором захлопнувшегося люка.

— А... она... — одновременно закричали Чип и Дейл.

— Ничего страшного, — кивнул командир. — Просто в том отсеке время бежит быстрее. Подождём часа четыре, пока у них пройдёт два дня, и они закончат свой ремонт.

— Четыре часа, — вздохнул Дейл. — Но что мы будем делать?

2

— Об устройстве Звезды Смерти нам расскажет Дарт Вейдер, — пояснил командир и добавил, бросив мимолётный взгляд на циферблат, — после маленькой рекламной паузы.

Вдоль коридора проскользнули голографии мохнатых валенок, 1035 тюбиков зубной пасты «Лесная», пятьсот килограмм силосной массы, как лучшего корма для коров, и три тонны отборных минеральных удобрений. Потом появился Дарт Вейдер, довольно потирая руки.

— Ну вот, вспомнили и про меня, — довольно кивнул он. — Итак, Звезда Смерти. Начнём, как водится, с верхних уровней, а их, как известно, ни много-ни мало, а ровно... э... э... Ну, скажем, триста пятнадцать.

Тут Дейл не выдержал, подплыл к Вейдеру и стукнул того по шлему.

— Дейл, ты чего делаешь?! — недоуменно спросил Чип.

— Металлический, — удовлетворенно заметил Дейл, — мне всегда хотелось узнать из чего он сделан, из металла или пластика.

— Стану я носить дешёвку, — обиженно поморщился Дарт Вейдер. — Только надень пластмассовый шлем, как тебя все начинают путать с фигурками базового набора по «Звёздным Войнам». Те, что за 2.99 доллара в любом киоске.

— Тяжёлый шлемище, — посочувствовал Дейл, — я как-то пробовал рыцарский, так просто не смог сдвинуться с места.

— Он же был больше тебя, дурачок! — хмыкнул Чип.

— Кхм, кхм, — настойчиво прокашлялся Дарт Вейдер. — Я гляжу, про Звезду Смерти тут слушать никому не интересно.

— Ещё как интересно! — завопил Дейл, закрывая лапой рот Чипу, — про самое интересное, как она взорвалась, не забудьте!

— Сразу хочу предупредить, — торжественно заявил Дарт Вейдер, — что в этом катастрофическом взрыве нет ни одного грамма моей вины.

— А я знаю, а я знаю! — возрадовался Дейл.

— Знать-то все знают, — вздохнул Дарт Вейдер, — а вот кто бы взялся починить. И тогда... — глаза его загорелись лихорадочным блеском.

— Гайка могла бы, — вздохнул Чип, — но она сейчас занята, — и Чип снова вздохнул.

— А когда она освободится, не могли бы вы меня ей представить? — поинтересовался Дарт Вейдер.

— Нет проблем, — ответил Дейл, — сразу же, как только ты мне дашь свой автограф.

— Всенепременно, — из складок своего знаменитого плаща Дарт Вердер извлёк огромную железяку с автографом.

— А почему такая большая? — поинтересовался Дейл.

— Лучевой меч, используемый для написания автографов, не предназначен для ювелирных работ, — пояснил Вейдер, — хотя, — он достал из кармана плаща небольшую коробочку, — позвольте представить вам набор автослесаря, включающий в себя лазерную дрель, лазерные напильники и лазерные отвёртки. И всё это вам достаётся за 59 долларов 99 центов. И вдобавок, — он сделал эффектную паузу, — бесплатный подарок от нашей фирмы, представляющий скульптурную композицию, повествующую о том, как Йода пытался подружиться с гидравлическим прессом и что из этого вышло.

— Берём! — Дейл высыпал из своих карманов кучу мелочи.

— Откуда это у тебя, — подозрительно спросил Чип.

— Сэкономил на школьных завтраках.

Дарт Вейдер протянул приятелям обещанные вещи.

— Подарю Гаечке, — заметил Дейл, пряча лазерный набор в карман, — а ты можешь подарить ей эту скульптурную группу, — добавил он, замечая враз погрустневший взгляд Чипа.

И Дейл вручил другу знаменитую полутораметровую композицию «Йода знакомится с работой гидравлического пресса изнутри».

— Зачем ей эта дрянь? — рассердился Чип.

— Ты считаешь это дрянью? — поразился его друг. — Ты хочешь сказать, что Гаечкина душа не может понять чего-то, воплощённого в великом искусстве?

— Нет, но...

— Подари, я сказал! Вот увидишь, Гаечка будет вне себя от счастья.

— А если хочешь, чтобы она была ПО-НАСТОЯЩЕМУ довольна, — продолжил тему капитан, — вручи ей скульптурную композицию Мухиной «Рабочий и Колхозница» в натуральную величину. А то Йоды какие-то, прессы гидравлические. Искусство должно отражать жизнь трудовых людей и быть понятным народу, а не представителям буржуазной интеллигенции.

— Я как представитель самой угнетенной части инопланетного пролетариата решительно должен встать на защиту моей идеологически выдержанной композиции. В ней показано, как отсталый Йода с помощью орудия пролетариата перековывается в несомненно новое и прогрессивное начало, — внезапно разродился тирадой Дарт Вейдер.

— Чего-чего? — хором переспросили Чип и Дейл.

— Не обращайте внимания, — махнул рукой капитан, — ты бы Дарти лучше рассказал ребятам об устройстве высокоскоростных лифтов на «Звезде смерти»...

Тем временем Чип и Дейл внимательно осматривали произведение искусства.

— Чего-то я не пойму, — удивлялся Дейл. — Вот пресс, а где же Йода? Не хочешь же ты сказать...

— Вот именно, — кивнул Чип. — Главное, не где Йода, а как он перековывается! А процесс перековки показан просто великолепно.

— Эх, совсем никому не интересно слушать об устройстве «Звезды смерти», — вздохнул Дарт Вейдер и, открыв ближайший люк, запрыгнул в него.

3

Немедленно из люка донеслись жуткие крики.

— Там у нас утилизатор, — пояснил капитан, — на данный момент времени. Вообще-то, утилизатор — устройство с непостоянными координатами. Никогда не знаешь, за какой именно дверью он окажется. Поэтому, прежде чем войти в какую-нибудь дверь, мы предварительно кидаем туда валенок.

— Так вот почему Дарт Вейдер всегда ходит в шлеме и плаще, — догадался Дейл.

— Именно так, малыш, — закивал капитан, — общение с утилизатором оставляет неизгладимые следы на всю жизнь. Но наш приятель уже привык. Не впервой, как-нибудь выпутается.

— А всё потому, что никто не позаботился снабдить его валенками, — укоризненно заметил Чип.

— Видишь ли, приятель, — разъяснил новый незнакомый космонавт, проплывавший мимо, — он не стоит у нас на довольствии. И я, как материально-ответственное лицо, не имею права выдать ему даже винтик.

— И у него нет медицинского полиса, — добавил космонавт в белом халате, — случись что, так ему и помощи не окажешь. Мы ведь тут отчитываемся за каждую таблетку.

— Если что случится, помощь ему не понадобится, — махнул рукой капитан, — ведь у нас тут можно найти люки, ведущие к ядерному реактору, — понизив голос, добавил он.

— Хотя никаких реакторов по плану у нас нет, — заметил материальщик. — Но мне постоянно хотят приписать парочку во время инвентаризации.

— Не пора ли открывать? — затеребил капитана за форменную куртку Дейл, — уже четыре часа!

4

Капитан открыл люк. За ним простиралась равнина, покрытая розовыми лучами восходящего солнца. На горизонте возвышалась прекрасная гора, увенчанная белоснежной шапкой.

— Арарат! — восхищённо вздохнул капитан, — всегда мечтал его увидеть.

— А где Гайка? — требовательно дёрнул его за штанину Чип.

— Видите ли, ребята, — голос капитана стал виноватым, — мы чуть-чуть запоздали со временем, и теперь пространства сместились. Похоже, мы не скоро увидим и нашего механика, и вашу подружку.

— И ничего нельзя сделать? — глаза бурундучков наполнились слезами.

— Не скоро, — пояснил завхоз, доставая из-за пазухи булькающую ёмкость, — если мы не вмешаемся. А так всё просто. Ставим на пол бутылку водки, открываем её и ждём. Гарантирую, не пройдёт и...

Люк справа открылся, и оттуда высунулось заросшее щетиной лицо механика, шумно и радостно втягивающего воздух своим чутким носом.

— Вы бы ещё через неделю о нас вспомнили, — добродушно попенял он капитану, захватывая бутылку огромной лапищей.

— А где Гайка?! — в один голос закричали бурундуки.

— Я не хотел вас расстраивать, ребята, — весело кивнул он, отхлёбывая из горла, — но, починив вашу хреновину, она моментально испарилась. И произошло это часа четыре назад.

— А как нам её найти?

— Да вы что, парни, — развёл руками капитан, лицо которого приобрело печальное выражение. — Где теперь её сыщешь?

— Но если она ведётся на бутылку, — предложил механик и, видя всеобщее внимание к сосуду у него в руках, заорал, что есть силы. — Эй! Я не сказал — на ЭТУ бутылку. Это уже МОЯ бутылка!

— Оставьте ему бутылку, — махнул лапой Чип в сторону механика, — наша Гайка на них не ведётся. Но кто говорил, что на станции нету водки?

— Во-первых, — обиженно начал командир. — Я не говорил, что на станции нет водки. Я говорил, что на станции её не сыскать!

— А во вторых, — закончил механик, — сейчас это не водка, а деталь поисковой системы.

— Чиппи, но как нам найти Гаечку? — теребил Дейл своего приятеля за куртку.

— Не видишь, Дейл, я думаю, — заявил тот, — и ты думай тоже, а не вертись под ногами!

Дейл попытался заставить себя думать, но, увы, сколько он не пыхтел с натуги, высовывая язык, ничего не приходило в голову. Наконец, от отчаянья бурундучок стукнул себя по голове. И тут...

— Чиппи! У меня идея!..

— Если ты про машинное масло, — помотал головой Чип, — то не сработает. Это ведь не Рокки со своим сыром.

— А жаль, — сочувственно заметил механик, — уж на масло бы мы не поскупились.

— Нам нужно самим отправляться не её поиски! — решительно заявил Чип.

— Ох, не советую, — заметил командир, — был у нас в гостях на станции один американец...

— И, что? — полюбопытствовал Чип.

— До сих пор ищем, — развёл руками командир.

— Американцы... — презрительно заметил механик, отрываясь от бутылки, — никакого условного рефлекса!

— Так, что же нам делать, Дейл? — спросил Чип, — Эй, Дейл? Дейл?!!

Тем временем Дейл подобрался к ближайшему люку.

— Гае-е-е-чка! — закричал он, забравшись до пояса в раскрытую горловину люка.

На голову ему посыпался ворох разнокалиберных гаек.

— Даже техника любит, когда с ней ласково, — довольно заметил механик.

— А Гаечка, тоже любит технику, — потирая затылок, заметил выбравшийся из люка Дейл.

— Сильно? — поинтересовался механик.

— Ага, — заверил его бурундук, — видали бы вы нашу мастерскую.

— Тогда вам в техотсек номер 72, — махнул рукой Михалыч.

— И мы там найдем Гаечку?!!

— Гарантии дать не могу... — начал командир и вдруг резко отпрыгнул в сторону.

5

По проходу чётким шагом на вахту промаршировала смена космонавтов, дружно смотря в светлое будущее и втаптывая в мягкую обивку пола папиросные окурки, горелые спички, гайки и болтики, а также Чипа и Дейла, не успевших отскочить в ближайший проход.

— Гарантии дать, как я и сказал, не могу, — послышался голос командира из каюты, — но, по крайней мере, под ногами у трудового народа болтаться вы не будете.

Бурундуки отползли с места происшествия и медленно приобрели привычную форму.

— Ох, сапоги какие тяжёлые, — пожаловался на судьбу Дейл, почесывая затылок с явственным отпечатком лошадиной подковы четырнадцатого размера.

— Не везде у нас на станции сухая погода, — послышалось из каюты.

— Пойдем, Дейл, — потащил за руку приятеля Чип, — нам нужно найти 72 отсек!

— Шестьдесят пятый, — сосчитал Дейл, загибая очередной палец, — шестьдесят седьмой, шестьдесят девятый, семьдесят первый, семьдесят третий...

— Чётные на другой стороне, — и Дейл заработал дружеский подзатыльник.

Оба бурундука перевели взгляд направо и хором прочли:

— Двадцать тысяч триста шестнадцатый!..

— И куда ты нас завёл? — спросил Чип.

— Не знаю... — Дейл растеряно развёл лапами.

Вокруг, исчезая в невообразимых далях, расстилалась сероватая пустыня, утыканная дверьми различных форм и расцветок. Начиная от кроличьих нор и заканчивая роскошными двухстворчатыми дверьми, стоявшими на страже, в какой-нибудь королевской опочивальне. Над каждой дверью болталась бирка с номером.

— Расходимся, — скомандовал Чип, — если обнаружишь 72 номер, сразу кричи.

Бурундуки разошлись по пустыне в разные стороны...

Спустя три часа Чип услышал далеко за линией горизонта слабый окрик.

Еще через три часа, высунув от жары язык и проклиная всё на свете, Чип нашёл своего приятеля и плюхнулся рядом:

— Ну, нашел?

Дейл, сидевший в тенёчке от двери, отодранной не иначе как от тяжёлого бомбардировщика, указал лапой:

— Вот!

Под биркой с номером 72 бурундуков ждала гигантская пасть, усеянная острыми шипами-зубами.

— Ну что же, — вздохнул Чип, которому уже было всё равно, — надо заходить. И помни: не так страшен чёрт, как его малюют.

6

Зубы захлопнулись, отгородив смелых бурундучков от пыльных коридоров станции.

Впереди горел огонёк.

— Гаечка! — удивлённо воскликнули друзья.

Гайка на секунду оторвалась от привинчивания болтов и весело кивнула.

— Но что ты тут делаешь? — спросил Дейл. — За этими страшенными зубами.

— В комнатку с такой дверью никто не сунется. Даже самые отчаянные поклонники. Зато я могу спокойно закончить работу.

— А механик сказал, что вы всё закончили, — недоуменно заметил Дейл.

— Конечно, — кивнула Гайка, — закончили трансгулятор, а у меня оставался ещё ТАКОЙ список, — Гайка на секунду вытащила из кармана рулон бумаги.

— Пошли-ка отсюда, — зашипел Чип и проворковал медовым голосочком. — Мы, Гаечка, подождём тебя у выхода.

Дейл, никогда не горевший желанием работать, согласно кивнул, и друзья ушли в темноту.

— Хорошо, ребята, — прокричала им вслед изобретательница и вновь углубилась в свою работу.

— Как ты думаешь, эти зубы опасные? — заинтересовался Дейл, подойдя к самому выходу из комнаты.

— Зубы, — наморщил лоб Чип, — Какие зубы? Не вижу я никаких зубов.

И в самом деле. Вместо зубов теперь была натянута непроницаемая ткань с закрытой застёжкой-молнией.

— Где это мы? — удивился Дейл.

Чип принюхался.

— Машинное масло, — сказал он, — а также отчётливый запах питьевого спирта. Судя по всему, мы находимся в кармане у главного механика.

— А Гайка? — живо обернулся Дейл, но кругом ощущалась только плотная материя, пропитанная едкой смесью запахов. Дейл не выдержал и чихнул.

7

Молния с треском распахнулась, и бурундуки оказались в техническом отсеке в обществе Михалыча.

— Надо же куда забрались, — удивился Михалыч, неуловимым движением пряча под стол бутылку, — но раз пришли, присоединяйтесь. Как говорится, чем богаты, тем и рады.

— Мы попробуем русскую космическую пищу! — обрадовался Дейл, неуловимым движением лапы потирая свой живот.

— Ага, — согласился Михалыч, — мешок, в котором я ее храню, завсегда болтается в открытом космосе. Иначе сопрут, — добавил он, понижая голос.

В это время любопытный Дейл обнаружил законспирированную бутылку.

— А это что? — спросил он.

— Кислота! — делая страшные глаза, пояснил Михалыч и, видя недоверчивый взгляд Дейла, предложил. — Точно-точно! Не веришь? Да сам попробуй! Хлебни-хлебни. То-то тебе желудок разъест.

Дейл недоверчиво потянулся к бутылке, но в самый последний момент почувствовал, что за ухо его схватили цепкие пальцы.

— Сказано тебе — кислота! — недовольно пробурчал Чип, — оттаскивая сильнолюбопытного бурундучка подальше от бутылки.

— Но, Чиппи, он сам сказал попробовать! — не сдавался Дейл.

— Хватит с нас и того, что ты однажды попробовал мастику для натирки полов!

— Так ведь это когда было, — начал оправдываться Дейл.

— Хорошее было времечко, — тепло вздохнул Чип. — После этого мы ещё полгода тобой полы натирали.

— У меня тоже отсек не мешает прибрать, — заметил Михалыч, отвлекая внимание от бутылки.

— Вот он, — Чип вытолкнул друга вперёд. — Лучший специалист по уборке помещений. Прошёл многолетний курс тренировок под моей железной рукой, — он зашипел Дейлу в ухо. — Смотри, не подведи! А то никогда отсюда не выберемся. Станция бесконечная, и тебе грозит бесконечная работа по наведению порядка на ней.

— И вовсе не мной полы натирали! — вспомнил Дейл, — я тогда ещё одевал сверху твою лётную куртку. Незаменимая вещь при натирке полов!

— Так вот почему она так блестела, — возмутился Чип, отвешивая подзатыльник.

— Зато ты поверил, что это не просто куртка, а одежда погибшего инопланетянина, — показал язык Дейл, потирая голову.

— Так, как насчет уборки, — вновь встрял пронырливый Михалыч.

— Погоди, погоди, — отмахнулся от него Чип, — мы ещё не совсем разобрались с моей курткой.

— Из неё получится знатная тряпка, — Михалыч щёлкнул пальцем по куртке, — давай-ка сменяем её на скафандр. Правда там небольшая пробоина, но никто не мешает её заклеить.

Чип не успел ничего ответить, как вмешался Дейл:

— Ух, ты! А можно я его померю? Можно?! А?!

— Замётано, — довольно кивнул Михалыч, и куртка после неуловимого движения оказалась в его руках.

— Это моя куртка, — оскорблённо заметил Чип и вцепился в воротник реквизированной Михалычем вещички.

— Ты, только погляди Чиппи. Я настоящий космонавт!

— Дейл! Немедленно верни его!

— Но Чиппи... — жалобно протянул Дейл.

— Немедленно!

— Ну, Михалыч, подари мне этот скафандр, — умоляющим голоском начал Дейл.

— Только за куртку, — механик был неумолим.

Дейл, едва сдерживая слёзы, вернул скафандр и повернулся к Чипу:

— Ну вот, потерял такой шанс стать космическим первопроходцем! А всё из-за тебя! У, крохобор!

— Кто крохобор? — угрожающе взвился Чип, одновременно возвращая любимую куртку на законное место, — небось свою рубашку не променял бы.

— Я! Рубашку?

— Она-то точно бы вместо тряпки сгодилась.

— Я тебе покажу тряпку!

Михалыч поймал Дейла за шиворот.

— Я не такой гордый, как твой друг. Ты хотел показать тряпку? Так покажи её мне!

— Э-э-э... Вот она... — Дейл уже собрался ткнуть пальцем в Чипа, но уловил во взгляде бурундука нечто такое, отчего ему на секунду стало не по себе. Дейл боязливо поёжился и полез в карман своей рубашки... Носовой платок там обнаружился. Правда, это был носовой платок Рокфора. Но Рокфор сейчас находился далеко и не мог воспрепятствовать. Зато его платок поразил размерами и Чипа, и Дейла. И даже невозмутимый Михалыч издал от удивления нечленораздельное словосочетание.

— Вот, а я что говорил! — обрадовался Дейл, — теперь я могу взять скафандр?

— Я уже закончила, ребята, — раздался рядом ласковый голосок.

Чип и Дейл моментально забыли и про скафандр, и про тряпку. А хозяйственный Михалыч с довольной улыбкой припрятал всё это в чулан и оценивающе поглядывал на куртку и рубаху, пока ещё не покинувших своих хозяев.

— Всё это замечательно Гаечка, — покровительственно заметил Чип. — Мы даже ещё помним, как называется эта самая деталь, которую ты починила. Но вот зачем ты её чинила?

— И когда мы отсюда выберемся? — продолжил Дейл. — И зачем вообще мы сюда попали?

«Как много вопросов», — подумала про себя мышка, — «и как это похоже на парней. Задавать вопросы, на которые я порой совершенно не знаю ответов».

— Ребята, — Гайка успокаивающе положила руки на плечи бурундуков, — ремонт закончен и мы возвращаемся на свой корабль. Конечно, мне бы еще хотелось кое-что здесь посмотреть... — Гайка поймала на себе испуганные взгляды бурундуков,

— ...но нам пора домой.

— А у нас был свой звездолёт? — поразился Дейл.

В наступившей тишине отчётливо слышалось, как скрипели мозги Чипа.

— Я, конечно, не уверен, — медленно начал он, — но мне кажется, какой-то звездолёт я смутно припоминаю. Вроде, он был на обложке книги. Да вот же она! Торчит из кармана у Дейла!

— Вот, что значит долго оставаться без присмотра, — забеспокоилась Гайка.

— Ребята, — взяла она на себя инициативу, — а ну-ка напра... В общем, мы направляемся домой.

— Спасибо, сэр за помощь, — обратилась она к механику.

— Сэры в Англии, — махнул ей рукой механик. — У нас все товарищи. И как на подбор — проверенные и политически подкованные.

Гайка раскрыла книгу на первой странице. Секунду спустя спасатели оказались на звездолёте.

8

Происходящее на звездолёте напоминало пьесу на тему Советской Армии.

Гайка (грозно): Чип!

Чип (с воодушевлением): Я!

Гайка (отчётливо): Устранить радиационное загрязнение в 15-м отсеке!

Чип (с гораздо меньшим воодушевлением): Есть!

(Чип уходит)

Гайка (нервно): Дейл!

Дейл (подобострастно): Я!

Гайка (голосом, не допускающим ни малейшего возражения): Вымыть пол в 10-м отсеке!

Дейл (обиженно): Но, Гаечка?..

Гайка (металлическим тоном): Молчать! Немедленно выполнить поставленную задачу.

Дейл (крайне опечаленно): Есть.

Гайка (оглядываясь по сторонам и принимая обычный вид): О! Все разошлись. Отлично! Теперь мне никто не помешает немножко поизобретать.

Только Гайка принялась за сборку какой-то невообразимой конструкции, как в дверь просунулась голова Рокки.

— Гаечка!

— Ну! — отозвалась Гайка, не поворачивая головы.

— Восьмое задание выполнено! Жду дальнейших распоряжений!

— Приготовить обед!

— Есть! — и Рокфор удалился на выполнение девятого задания.

На всякий случай Гайка тут же захлопнула дверь. Она успела завернуть ещё пару винтов, когда в дверной замок протиснулся Вжик. От отчаяния у Гаечки опустились руки и она начала жужжать, как муха. Вжик испуганно вылетел обратно в коридор и тревожно замахал лапками в сторону Чипа и Дейла, возвращающихся доложить о скорейшем выполнении боевых заданий.

— Чип, что будем делать? — шёпотом спросил Дейл, останавливаясь возле закрытой двери.

— Я думаю нам нужно поменяться местами, — пришла тому в голову гениальная идея.

Каким-то неизъяснимым образом команда оказалась в каюте, а Гаечка в коридоре. В лапках она держала обугленную и ещё чуть дымящуюся штуковину. С задумчивым личиком мышка рассматривала штуковину, прислушиваясь к душераздирающим воплям из комнаты: «Пожар! Горим! Кто это тут так надымил! Господа, не находите ли вы, что в коридоре было гораздо уютнее?» Но неизъяснимый образ, увы, не сработал в обратном направлении. Вместо этого образ перенёс Гайку в командирскую рубку.

Работу неизъяснимого образа обеспечивал план звездолёта, на который она то и дело посматривала. То на коридор взглянет, то на расположение рубки, куда её на этот раз и переместило.

— Да, — вздохнула мышка, — как тут всё запущено! Ну, конечно, если не я, то кто же? Приступим к уборке!

Гайка отбросила в угол обугленную детальку и по интеркому вызвала команду. В рубке материализовались пять склизких зелёных существ с треугольными головами.

— Ах да, — хлопнула себя по голове Гаечка. — Я и забыла, что это уже не русская станция.

Приняв командирскую позу (скрещённые руки на груди, решительный взгляд и распушённая причёска, что всегда придавало ей очаровательный вид), Гайка скомандовала:

— Немедленно всё убрать! В рубке должен быть идеальный порядок, если вы хотите куда-нибудь прилететь!

Зеленые существа, натыкаясь один на другого разбрелись по углам и принялись за работу. Не прошло и пяти минут, как на стенах появились склизкие разводы, в углах — золотистая паутина, а посреди комнаты огромная фиолетовая лужа, из которой выпирала бесформенная бледно-зелёная масса с отвратительным на вид запахом. Существа топтались вокруг Гайки, скромно ожидая похвальных слов.

— И кто учил вас так убирать? — вздохнула Гайка.

— Когда папа Карло учил, а когда никто, — радостно заметил самый маленький и самый длинноносый.

— То-то и я вижу, что вы до сих пор не вышли из младенческого возраста, — понимающе кивнула Гайка, — но теперь я займусь вашим обучением.

— Переключаемся, — испуганно закричал длинноносый, выхватывая у Гайки книгу.

9

Существа исчезли. Вместе с ними растворилась и станция. Гайка и остальные спасатели оказались в космосе, но уже через секунду их перенесло в пустой скафандр взрослого земного космонавта.

— Звиняюсь, — из пустоты проявилась морда длинноносого, — это я вам всё же оставлю.

— Вот это уборка так уборка, — вздохнула Гайка после минутного молчания.

— Но это не значит, что ты, Дейл, должен убирать нашу комнату подобным образом, — тут же добавил Чип.

— Я, что когда-нибудь её так убирал?!

— Вот именно, никогда! — с саркастическим оттенком в голосе ответил Чип.

— Ах, ты!

— Хватит, парни! — Рокфор встрял между бурундуками, — лучше придумайте, как нам отсюда выбраться.

Бурундуки пристыжено умолкли. Минут пять с скафандре стояла напряженная тишина, потом Чип не выдержал:

— Гайка, неужели ничего нельзя сделать?

— Чтобы спуститься, — Гайка подплыла к стеклу гермошлема и указала лапкой на далекую Землю, — нам нужен хотя бы парашют...

— Рубашка Дейла подойдёт? — радостно предложил Чип.

— А куртка Чипа? — с надеждой поинтересовался его друг.

— Маловаты, — с сожалением вздохнула Гайка, исследовав рубашку и куртку, — вот если бы у нас был дополнительный источник энергии, мы могли бы попасть на какую-нибудь космическую станцию.

— У меня завалялась батарейка! — Дейл с радостным возгласом вытащил из кармана маленькую позеленевшую батарейку.

— А у меня есть кусок сыра, — как величайшую драгоценность достал Рокфор кусочек зелёного заплесневевшего чедера.

Вжик протянул маленький кусочек инопланетной слизи.

— Хорошо! — Гайка вытащила из комбинезона кучу инструментов и принялась за работу.

— А что можешь предложить ты, Чип? — поинтересовалась Гайка, отрываясь от разборки батарейки.

— М-м-м... — Чип лихорадочно перерыл свои пустые карманы.

— Видимо, ничего, — подвёл печальные итоги Рокфор.

— Неудивительно, — продолжил Дейл тему, — с его-то любовью к порядку.

— Подождите! — Чип замер с радостным выражением лица, — тут, кажется, что-то есть! — Чип торжественно достал томик похождений Шерлока Джонса.

— Не пойдёт, — вздохнула Гайка, — неужели у тебя, Чип, нет ничего более полезного?

— Книга — лучший учитель! — обиделся Чип.

— Да? — скептически спросил Дейл, — и в приключениях Шерлока Джонса подробно описано, как нам спуститься вниз или хотя бы как сражаться с космическими пиратами?

— Нет, мой глупыш, но чтение этой замечательной книги поможет нам скоротать время, пока Гаечка изобретает. Итак, я начинаю... — Чип развернул книгу и трагическим голосом начал: «Вдалеке на башне пробили часы. Полночь. Плита на могиле профессора Мориарти зашевелилась...».

Тем временем Гайка размолола Рокфоровский сыр и высыпала на него содержимое батарейки. А на получившуюся массу торжественно посадила инопланетную слизь...

Станция внезапно материализовалась вокруг спасателей, а инопланетяне вокруг Чипа. Они заглядывали ему в глаза и жадно ждали каждую новую строчку.

— Вот видишь, — наставительно заметил Чип, — какая польза от этой книги, — и бурундук продолжил чтение.

— Ерунда! — на Дейла вдруг снизошло озарение, — просто Гаечка изобрела инопланетный передатчик.

— Но именно рассказ «Возвращение Мориарти» так их заинтересовал, — кивнул в сторону инопланетян Чип.

— Мы отправляемся, — скомандовала Гайка, проверяя рычаги своего нового инопланетного передатчика. — Если я делала его с использованием инопланетной слизи, то по отношению к ней мы можем считаться инопланетянами.

Она нажала рычаг, и спасатели исчезли. Осиротевшие инопланетяне начали тревожно зудеть. Длинноносый нажал кнопку, и перед ними сначала появилась книга, а вслед за ней Чип.

— Это где?.. Это что?.. — огляделся он по сторонам.

Щупальца разом указали на книгу.

— ЧИТАТЬ? — возмутился Чип.

Инопланетяне сложились в огромную призрачную акулу с пастью, усеянной клыками.

— Плита отодвинулась, — начал Чип, но, увидев, что инопланетяне снова приняли свой привычный вид, тут же запротестовал. — Мне срочно надо...

На месте инопланетян вновь образовалась акула.

— Читаю, читаю, — испуганно кивнул Чип. — Итак, плита отодвинулась, и в узкую щель протиснулись пальцы в чёрных перчатках...

Вокруг расстилалось угрюмое кладбище. Зелёные существа, бесплатно потребляющие экзотику, довольно урчали.

10

А в это время в штабе спасателей Рокфор заметил исчезновение Чипа.

— Гаечка, дорогая, тебе не кажется, что возвращение Чипа было несколько неудачным.

— Да, да, — подхватил Дейл, — ещё пару секунд назад Чип был здесь, а теперь тут пусто, — Дейл осторожно отодвинулся от опасного места.

— Гаечка, проверь ещё раз свой передатчик, — попросил Рокки.

— Передатчик в полном порядке, — пожала плечами Гайка после исследования конструкции.

— Это всё из-за его дурацкой книги, — нашло озарение на Дейла, — не зря я говорил, что от чтения одни беды. Комиксы — вот единственная стоящая штука. Я читаю комиксы каждую ночь, и, поглядите сами, никому даже не захотелось меня украсть.

— А малыш, на сей раз, кажется прав, — Рокфор одобрительно похлопал Дейла по плечу, — как эти мерзкие слизняки на нашего Чипа таращились! Это добром не кончится, — философски заметил он.

— Иеее! — согласно пропищал Вжик на плече у Рокфора.

— Нам нужно спасти Чипа! — Гаечка решительно перевела рычаги передатчика в прежнее положение, но ничего не произошло.

— Боже мой! — воскликнула она через несколько секунд, разобрав передатчик, — инопланетная слизь кончилась. Теперь мы не сможем вернуться на инопланетную станцию за Чипом...

Пространство расступилось, и из образовавшейся дыры вывалился славный командир.

— Что случилось? — воскликнули спасатели в едином порыве.

— Когда он читал про Мориарти, нам было безумно интересно, — объяснил длинноносый, высунувшись следом. Когда он перешёл к «Хронике одного заседания», у нас стали слипаться глаза, но когда он начал читать толстенную книгу древних анекдотов, да ещё по третьему разу...

С этими словами пространство захлопнулось, унося длинноносого в неизвестность.

— Так что ты там говорил насчёт чтения? — ехидно поинтересовался Дейл.

— Книга — источник знаний, — гордо ответил Чип, поднимаясь с пола и отряхиваясь. — Кто бы мог подумать, что при помощи одной только книги со старыми анекдотами можно пронзить пространство без всяких там устройств, работающих на инопланетной слизи.

11

— В таком случае, Чип, мне хотелось бы знать, как при помощи одной книги, без всякого спасательного самолёта ты доставишь нас в полицейский участок, — обиженным тоном поинтересовалась Гайка.

— Очень просто, — ответил Чип, доставая бумажный рулон, — здесь у меня список должностных обязанностей патрульного. И не будем забывать, что твоя гремучая смесь, которую мы выпили, всё ещё продолжает работать.

Чип развернул рулон и тот длиннющей белой змеёй убежал вдаль по взлётной площадке, перемахнул перила и скрылся среди листвы.

— Итак, приступим, — торжественно откашлявшись, начал Чип, — Патрульный обязан...

Но спасатели уже не слышали его. Пёстрая гавайка Дейла, похожая на маленькое красное солнышко, на прощание мелькнула среди высокой травы далеко в парке, отмечая путь команды...

— И как это срабатывает? — удивился Рокки, осматривая панораму участка со своего привычного места на люстре.

— Знание — сила! — донеслось издалека.

Рулон свернулся, принеся на другом конце Чипа, уважение к которому у всей команды поднялось за последние минуты до неизмеримых высот.

— Видишь, Гаечка, как все просто, — покровительственно, словно читая лекцию неразумному Дейлу, улыбнулся Чип, — Теперь нас не кидает из неизвестности в неизвестность. Мы можем управлять перемещениями. На каждый случай есть своя соответствующая книга. Что это у нас? Полицейский участок. Здесь подойдёт...

Чип спрятал уже ненужный рулон за пазуху и поспешно обследовал карманы, откуда выудил очередной том.

— Вот! — гордо продемонстрировал он, — полное собрание приключений Пуаро.

12

— Ну-ка, ну-ка, а я, — нетерпению Дейла не было предела. Никто не успел и глазом моргнуть, как он успел выхватить из-за пазухи комикс и развернул его.

Следующую минуту вся команда с отвращением выбиралась из помойной ямы.

— Господи, какой беспорядок, — заметила Гайка, вытряхивая из своих золотистых локонов бумажные обёртки и прочую дрянь.

— Вот поэтому, — наставительно сказал Чип, перемежая свои слова попытками очистить свою курточку от налипших макаронин и рыбных останков, — я и называю мусором твои комиксы. Смотри сам, куда они нас завели.

— Кто ж знал, — печально почесал в затылке Дейл.

— Дружище, что это за хлам? — спросил Рокфор, отбирая у бурундучка красочную книжонку. — А! Ну, конечно: «Приключения в стране отбросов».

Мощным броском Рокки отправил комикс в помойную яму. Через секунду отбросы зашевелились, и вспучившаяся со дна бурая масса с громким чавканьем заглотила книжку.

— Не мог выбрать что-нибудь поприличнее, — ехидно заметил Чип.

— У меня еще есть, — отозвался Дейл.

— Выбрось немедленно! — приказал Чип.

— Но это мои любимые!

— Выбрось!

— Ну, Чи-иппи, пожалуйста! — жалобно начал Дейл.

— Чип, в самом деле, может оставить их Дейлу? — попыталась заступиться за бурундучка Гайка.

— Ну, пожа-а-а-алуйста!

— Ну... хорошо! Но сначала я должен посмотреть.

Дейл, порывшись в своих бездонных карманах, протянул Чипу старый замусоленный комикс. Чип развернул его, опасливо придерживая за наименее замызганный уголок, и...

13

Спасатели тут же оказались на странно знакомом конвейере. Издалека, поблёскивая лезвиями ножей, быстро приближалась разрезалка.

— Это же фабрика Толстопуза, — поразился Рокки.

— Верно, — согласился Дейл. — Мои самые любимые комиксы — это про нас с вами. А этот выпуск так и называется «В гостях у Толстопуза».

— Дейл, дружище, а чем заканчивается этот комикс, — поинтересовался Рокфор, тревожно поглядывая на приближающиеся лезвия.

— Увы, — бурундук печально развёл лапами, — там не хватает всего нескольких страниц. Он обрывается на самом интересном месте, когда...

Сверкающее лезвие с шумом опустилось прямо перед носом Дейла. Следом за ним сверху обрушился стальной дождь. Спасатели заметались по конвейеру, стараясь увернуться от ножей.

— Дейл, у тебя есть еще комиксы? — закричал Чип, стараясь перекрыть грохот.

— Неет! Это последний!

— Гайка, Рокки, нам срочно нужно что-нибудь прочитать!

— Вот, — Гайка раскрыла небольшую книжку...

14

Ножи тут же испарились, как будто их никогда и не существовало. Вообще всё исчезло. Пустота. Мрачная беззвучная пустота. Вокруг спасателей, словно китайские дракончики, крутились разноцветные, сцепленные друг с другом в извилистые цепочки шарики.

— Что это? — удивлённо выдохнул Чип.

— »Как приготовить машинное масло в домашних условиях», — прочла Гайка. — «Глава 1. Основы синтеза».

— Гаечка, дорогая, это не совсем ТА книжка, — вздохнул Рокфор.

— Хоть ножей нет, — облегчённо вздохнул Дейл. Он уже успел оглядеться по сторонам и выяснить, что ему больше ничего не угрожает. И пока Чип хлопал глазами, пытаясь разобраться в окружающей обстановке, красноносый бурундучок вытащил из лап командира комикс и запихнул обратно в карман.

— Как здорово, — Гайка захлопала в ладоши, — я всегда мечтала увидеть, как делается настоящее машинное масло.

— Лучше бы этого не видеть изнутри, — проворчал Чип.

— Придется старику Рокки показать вам, что такое настоящая литература!

И Рокфор достал из-за пазухи маленькую книжонку...

15

Вся команда внезапно плюхнулась во что-то белое.

Откуда-то с купола небес, блестящих серо-стальным цветом, донёсся скучный голос:

«...Итак, мои маленькие радиослушатели, сыр не зря называют молочным продуктом. И как раз сегодня мы с вами исследуем процесс его появления, начиная с самой первой стадии и заканчивая тем моментом, когда заботливые руки вашей мамочки снимают упаковку с полки магазина. Кстати, о магазинах. Если ваша мамочка далеко, немедленно зовите её к радиоприёмнику. Пришла? Точно-точно? Тогда я настоятельно рекомендую покупать сыры и прочие молочные и немолочные продукты в торговой сети универмагов «A & D». Большой выбор...

(спасатели пронеслись мимо заставленных товарами полок)

...удивительно низкие цены...

(под лапками спасателей появились миллионы ценников)

...сервис обслуживания по самым высочайшим стандартам...

(десяток миленьких продавщиц вовсю заулыбались спасателям и помахали ручками на прощание)

...А мы с вами пока возвращаемся к изначальной стадии...»

(спасатели вновь оказались в варочном котле, в котором крутился молочный водоворот).

— Гаечка! — закричал Чип, — у тебя нет с собой резинового плота?

— Увы, — развела мышка руками, — я его оставила дома. В космосе от него было мало проку.

— Тогда у кого есть еще какая-нибудь книга?

Все промолчали. Водоворот подтянул их ближе.

— Ну хоть какая-нибудь газетная вырезка?!

Водоворот подтянул спасателей почти к самой середине, они гребли из последних сил.

— Ну хоть что-нибудь?!!!

Сверху послышался радостный писк. Вжик достал какой-то шерстяной комочек и развернув, протянул его Рокфору.

— «Welcome», — прочёл тот, — Вжик, дружище, и что это значит?..

— По-моему, слово какое-то знакомое, — задумчиво произнёс Чип.

— Угу, — кивнул Дейл. — Навевает смутные воспоминания. Что-то там про Нью-Йорк. Но каков его смысл?

— Точно не помню, — сказала Гайка. — Но звучит вполне дружелюбно.

— По крайней мере, в Нью-Йорке мы его слыхали часто, — подвёл итог Рокки.

— Но пока значение слова остаётся невыясненным, мы с вами остаёмся в этой крутящейся предтече сыра.

Одного за другим белая воронка водоворота поглотила спасателей. Вжик, ухватив Рокки за воротник, пытался из последних сил вытащить того, но, увы, тщетно...

16

В далекой Франции два месяца спустя...

Один из кругов сыра, до этого мирно стоявший на магазинной полке, вдруг подпрыгнул и начал кружиться на месте. Послышалось приглушенное чавканье. Восковая оболочка треснула, разрываясь:

— А! Красота, — Рокки облизал пальцы, поглощая последние крошки, — надо признать, самый лучший сыр бывает только во Франции.

— Бог знает куда забросило, — Чип огляделся по сторонам, — а все из-за твоей дурацкой книжки!

— Да! Теперь мы долго ещё будем пахнуть чедером! — поддержал того Дейл, обнюхивая свою рубашку.

— А это что? — завозмущался он, заметив отгрызенный кусок.

— Так ведь запах такой соблазнительный, — сконфуженно пробормотал Рокфор с невероятно смущённым видом.

Чип в волнении ухватился за свой легендарный воротник, но руки обнаружили тревожную пустоту.

— А овечьи воротники тоже соблазнительные? — грозно зашипел он, наступая на Роки.

— Извиняюсь, Чиппи, — оправдывался Рокфор, отступая назад, — из овечьего молока как раз самый вкусный сыр.

— Давайте искать новую книгу, — предложила Гайка. Она одна, как всегда, выглядела безупречно.

— Да тут всё на французском! — разочарованно воскликнул Дейл, указывая на яркие рекламные надписи.

— Ничего, — смело взялся за дело Чип. — Разберёмся по картинкам.

Бурундук подскочил к газетному киоску и, схватив из ближайшей стопки журнал, уверенно заявил:

— Вот! На обложке статуя свободы, значит сейчас отправляемся домой!

17

И Чип раскрыл журнал посередине, на самом красочном развороте... Интерьер, доселе окружавший спасателей, внезапно изменился. Команда в растерянности огляделась по сторонам. Гаечка покраснела от кончиков ушей до носочков своих прекрасных лапок, а Рокки только удивленно присвистнул:

— Да, дружище, не замечал я раньше за тобой таких пристрастий.

Дейл немедленно стукнул друга по голове. Чип залился краской и отшвырнул журнал от себя подальше.

— Вроде там были и другие журналы, — вспомнил Рокки.

Гайка покраснела еще сильнее.

— Я захватил один, — смущенно отозвался Дейл, высовываясь из-за плеча Чипа, — но как бы не стало еще хуже.

— Давай сюда, ХУЖЕ быть уже не может, — Рокфор выразительно посмотрел на Чипа, который в этот момент мечтал провалиться сквозь землю...

Дейл робко протянул журнал.

— Что там, Рокки? — тихонько поинтересовалась Гайка у Рокфора.

— Готовьтесь к холодной погоде, парни, — заметил Рокфор, — особенно это касается одного из вас, — последовал ещё один суровый взгляд, — этот журнал — обозрение жизни Далай-Ламы. Сейчас мы отправимся в Тибет, — и Рокфор открыл журнал.

18

Вой пурги слился с тихим хлопком прибытия спасателей...

— Это не Тибет, — сказал Рокки после тщательного осмотра окрестностей. — По неведомым причинам мы оказались в районах крайнего севера. Наверное, Дейл опять смотрел не в ту сторону.

— Никуда я не смотрел! — заспорил Дейл.

— По-моему, Рокки не хочет признаваться, что за прошедшие годы он основательно подзабыл французский, — улыбнулась Гайка.

Рокки смущённо кашлянул и не стал спорить.

До горизонта простиралась огромная ледяная пустыня. И конечно рядом не было ни единой горы, которая могла бы защитить спасателей от ледяного пронизывающего ветра. Гаечка, дрожа от холода, обхватила плечи руками, пытаясь удержать немного ускользающего тепла.

— Я согрею тебя! — гордо заявил Чип и половиной куртки прикрыл изящную фигурку.

— Уй, холодно, — запрыгал Дейл с лапы на лапу. — Лучше остались бы в тех журналах. Кстати, в тумбочке у Чипа я видел целую кипу такого добра!

Гаечка выскользнула из Чиповой куртки и испуганно отбежала на почтительное расстояние.

— Но, Гаечка, ты же замерзнешь, — забеспокоился Чип.

— А вот и нет! — Дейл стянул свою цветастую рубашку и протянул Гайке.

— А как же ты, Дейл?

— Н-н-ничего, у м-меня тёплая шёрстка, — выбивая дробь зубами, ответил Дейл. — Н-на звез-здолёт-те было попрохл-л-лад-дн-нее.

Гайка натянула рубашку. Сверху Рокфор укутал мышку своим объёмистым пиджаком. Но ничего не помогало. Спасатели мёрзли всё сильнее...

— Л-лают, — едва шевеля губами, произнёс Дейл.

— Т-тебе кажется... — выдохнул посиневший Рокфор.

Со звонким лаем из-за ближайших сугробов показались пёстро разукрашенные упряжки, но полузасыпанные спасатели уже не замечали их. Упряжки остановились. Появились заиндевевшие фигуры, распрягающие собак. Кто-то развёл костер... Один из уголков поклажи отогнулся, и на снег спрыгнула мышь в красном одеянии. Из кобуры она извлекла грозный маузер, и ствол уткнулся в дрожащих спасателей.

— Откуда прибыли?

— Из Нью-Йорка, — ответил за всех Чип, как старший.

— Ага! — обрадовалась незнакомка. — С территории предполагаемого противника! Так и запишем, пойманы агенты империалистической разведки в количестве четырёх... (Вжик недовольно запищал)... пяти экземпляров. Между прочим, — продолжила он доверительно, — я здесь самый лучший боец по ловле иностранных шпионов. Не зря меня наградили кр-р-расной, р-р-революционной малицей, — мышь похлопала себя по куртке и продолжила. — Цель прибытия?

— Какая ц-цель? — заикаясь, переспросил Чип.

Мышь стремительно произвела обыск карманов Чипа, и на свет появился тот самый журнал.

— Ага! — радости бойца невидимого фронта не было предела. — Налицо агитационные материалы, сеющие моральное разложение в наименее сознательной части масс.

— Это вовсе не то, что вы подумали, — заспорил Чип. — Это для изучения. Ведь врага надо знать в лицо!

— В лицо? — ехидно переспросила мышь, перелистывая журнал. — По-моему, тут уделено внимание другим частям тела.

— Вечно от тебя одни неприятности, — Дейл вышел вперёд и показательно порвал журнал.

— Наш человек, — похвалила его мышь, — не зря у тебя рубаха красная.

— Да, да, — кивнул Дейл, втираясь в доверие, — а цветочки, заметьте, жёлтые и пятиконечные. Совсем как звёзды!

— А нет ли у вас какой-нибудь книги? — коварно поинтересовался Рокфор. — Так, полистать на досуге.

— Нам читать некогда! — заявила мышь. — У нас великие дела на носу. Тут будет завод, там фабрика, здесь полигон для испытания новейших вооружений. Сразу видать неженок. Лишь бы читать, да ничего не делать. А нам бы рабочих рук побольше. Как там в песне поётся: «Но в мире нет прекрасней красоты, чем красота горящего металла».

— Смотри, что ты натворил, — дал Чип подзатыльник Дейлу. — Порвал нашу единственную возможность выбраться отсюда!

— Значит, ни одной книги? — уныло переспросил Рокфор.

— Ни одной, — гордо заявила мышь.

— Какие будут предложения? — поинтересовался Чип.

— Как я поняла, — задумчиво начала Гайка, — раздобыть книгу нам не светит...

— Совершенно верно, дорогая, — подтвердил Рокфор.

— Последний журнал Дейл... — начал было Чип, но ответный подзатыльник Дейла остановил его.

— ...читать нам нечего, — продолжила Гайка, — а вдруг, если мы напишем что-нибудь, это поможет? — радостным голоском возвестила она.

— Так, — Дейл быстро вошёл в курс дела. — Я буду писателем, а вы моими помощниками. Сейчас сбацаем какой-нибудь бестселлер.

— Для чего писателю помощники, глупыш? — недовольно заметил Чип.

— Для создания творческой обстановки, — объяснил Дейл. — Эй, Чип, тащи сюда кресло! Мне нельзя, пока донесу, все мысли из головы вытряхнутся.

— У тебя же нет никаких мыслей, — ехидно заметил бурундучок, — кроме того, как ты собираешься сочинять посреди такого холода?

— Беру пример с тебя, — гордо похвалился Дейл. — А холод не страшен! Сам говорил, что трудности развивают.

— Хватит болтать, парни, — рассердился Рокфор, — так и замерзнуть недолго. Ты, — кивок в сторону Чипа, — живо за креслом, — а ты быстрее соображай, у нас вовсе не девять жизней, как у Толстопуза.

— Вы знакомы с этой капиталистической акулой? — вознегодовала мышь в красном.

— Боремся с ним по мере сил и возможностей, — кивнул Рокки.

— А! Тогда всё в порядке, — мышь в красном успокоилась.

Дейл с пулемётной скоростью застрочил, оставляя чёрные закорючки букв на бумаге.

— Надо же, — удивился Чип. — Он и писать умеет, а я и не подозревал.

— Тише ты, — Рокфор зажал ему лапой рот, — еще спугнешь писательскую музу.

— Чего, чего?.. — приглушенно поинтересовался Чип.

— Музу! — отрезал Рокки, — тогда зимовка нам обеспечена.

— Тогда самое время побеспокоиться о хорошей льдине, — и Чип вытащил из-за холма отличнейшую льдину.

— Немедленно вернуть, — скомандовала мышь в красном, размахивая маузером, — Разве не видите надпись. Да-да, вверху. «Героям-папанинцам от учеников 39 средней школы».

— Тогда вот эту, — Чип зацепил следующую.

— И эту положь на место. Её зарезервировали для себя челюскинцы. А вы можете взять вон ту.

— Да там и полсобаки не поместится, — возмутился Чип.

— Хорошую льдину у нас надо заслужить, — наставительно пояснила мышь. — И это не так просто, как кажется.

— Готово! — закричал Дейл, отрываясь от кучи исписанных листков.

— Ну, наконец-то, — Рокфор перестал дрожать от холода и заграбастал листки своими лапищами, — сейчас мы отсюда выберемся.

— Хотелось бы на это посмотреть, — хмыкнул Чип.

Рокфор пробежал взглядом первый листок...

19

Ледяная пустыня внезапно исчезла, сменившись густой зеленью. Вокруг раскинулись вечнозелёные джунгли. Спасатели оказались одетыми в юбки из пальмовых листьев. Цвет шерстки бурундуков сменился с шоколадного на чёрный, а в лапах Чипа к тому же обнаружилось здоровенное копье.

— Это ведь Африка, правда, Чип, — несмело спросила Гаечка.

— Ы-ы-ы! — громко завопил Чип.

— Ты хоть имя-то своё помнишь? — тихо поинтересовался Рокки.

— Э-э-эгррррррр! У! У! — гордо орал Чип и оглушительно стучал кулаками по собственной груди.

Все смотрели на него в полуобморочном состоянии.

— Да, переводчик нам бы не помешал, — вздохнул Рокфор.

— А ты читай дальше! — толкнул того в бок Дейл.

— А, извиняюсь! — смутился Рокфор, — я остановился как раз посередине фразы.

Рокки перевернул страницу. На плече у Чипа появилась небольшая обезьянка, и тут бурундучок обрёл дар речи.

— Я тебе покажу, как такое писать! — бросился он на Дейла.

Но Дейл немедленно спрятался за широкой спиной Рокфора. Чип попробовал было достать его копьём, но ничего не вышло.

— А мне нравится, — заметила Гайка, разглядывая свой новый наряд.

— По крайней мере, здесь гораздо теплее, — поддакнул Рокфор, — ну, я продолжаю.

На поляну с оглушительным рёвом внезапно вывалился Кинг-Конг и немедленно заинтересовался обезьянкой на Чиповом плече.

— Чего это он? — боязливо спросил Чип.

— Тут написано, — ответил Рокки. — «И своим рёвом гроза джунглей недвусмысленно показал, что обуянным немерянной жадностью похитителям принцессы обезьян не поздоровится». Эх, как сюжет-то закручен. Почти как в одной итальянской новелле.

20

Действие переместилось в обезьяний город. На грубом подобии трона, сделанного из толстенных пальмовых стволов, грозно возвышался Кинг-Конг. Вся команда, прочно привязанная лианами к стволам огромных баобабов, наблюдала за тем, как орда обезьян разнокалиберной лохматости пыталась запихнуть Чипа в огромный котел, подвешенный над костром.

— Рокки, а как они, то есть мы, спаслись? — задумчиво спросила Гайка, — что там дальше написано?

— Не знаю, любимая, — Рокфор пытался зубами разгрызть лиану, но увы, все попытки перекусить толстенный древесный канат закончились безрезультатно, — листки у меня в кармане, и до них сейчас не дотянуться. Но Дейл-то должен знать. Дейл!

Дейл с завязанным ртом только промычал что-то в ответ.

Внезапно маленькая обезьянка требовательно заверещала. Две лохматые обезьяны немедленно поставили Чипа на землю, развязали и что-то таинственно зашептали в ухо, размахивая волосатыми лапищами.

— Вы слышали? — закричал Чип потрясённым до глубины души голосом. — Меня выбрали царём обезьян! А вы будете почётными гостями на моей свадьбе!

— И когда он только угомонится? — рассердилась Гайка, освобождаясь из пут. Затем она принялась развязывать друзей.

— Странно, — заметил Дейл. — Наш Чип счастлив и доволен. Но стоило мне назвать его обезьяной ещё два дня назад, как я неизменно получал по загривку.

— Ничего удивительного, — благодушно комментировал Рокфор, шелестя листками, — это ведь ты насочинял. Чип бы до такого никогда не додумался.

— Конечно, — радостно подхватил Дейл, — у него нет воображения!

Вжик что-то зажужжал на ухо Рокки.

— Будем ли мы почетными гостями на свадьбе? — переспросил Рокфор,- Сейчас выясним, — и Рокфор начал читать очередной листок.

— Нет-нет-нет, — заявил Чип, нагло конфисковывая листок, — если уж чего и читать вслух, то хвалебную речь, посвящённую моему бракосочетанию.

И он вручил другу объёмистый свиток.

21

Рокфор прокашлялся, прочищая горло от застрявших кусков лианы, и начал:

— Многие лета нашему новому царю...

У Чипа вырос длиннющий полосатый хвост, а мордашка вытянулась, превращаясь в обезьянье личико. Чип немедленно забрал речь и продолжил сам:

— Слава и его новому первому министру...

(Рокки превратился в угрюмую гориллу)

...вечное здоровье его верному другу...

(Дейл обернулся павианом)

...лётной погоды его спутнику...

(Вжик оказался маленькой зелёной мартышкой)

...и все блага нашего мира очаровательной...

(на месте Гаечки оказалось прелестное существо, напоминающее изящного орангутанга)

...сияющей неземной красотой...

— Кхм, — рядом с Чипом появилась его невеста с очень недовольным видом.

— Ой! А куда подевался мой хвост?! И почему это у меня такие мохнатые рыжие руки? — удивилась Гайка, рассматривая свой новый облик.

— Дейл! — Гайка стремительно обернулась в ту сторону, где еще недавно стоял бурундучок, но обнаружила только взъерошенного павиана.

— Да, Гаечка.

— Дейл! Когда мы вернемся, обещай, что пойдешь к психиатру.

— Да, дружище, — недовольно заметил Рокфор, — с нашим обликом ты явно переборщил.

— Но это не я! — возмутился Дейл, тыкая пальцем в кипу исписанных листков, — Рокки, разве там что-то написано про мартышек и павианов?

— Кажется, кто-то в наглую дописывает сюжет вместо Дейла, — догадался Чип, хватая себя за изменившуюся внешность. — По-моему, хуже уже не будет.

22

— Нет, дружок, — саркастически ухмыльнулся Рокфор. — Что бы ты сказал, если бы нам пришлось читать сборник анекдотов?

— Только не в четвёртый раз! — пространство на секунду раскрылось, и возник длинноносый инопланетянин. Погрозив Рокфору, он отобрал у Чипа тот самый сборник анекдотов.

— Ну, вот, — успокоился Рокфор, — теперь уж точно хуже не будет, — ладно, я заканчиваю. Осталось-то всего несколько страниц.

«...Как только сумерки опустились на джунгли...

(послышался резкий свист, солнце стремительно провалилось за горизонт, раздался резкий грохот и ругательства. Пространство снова раздвинулось, и на секунду возник инопланетянин, усиленно трущий огромную лиловую шишку на лбу)

...и молодожены отправились по обезьяньему обычаю в самую красивую хижину...

(при свете костров обезьянья принцесса вся в белом тащила за ногу отчаянно упирающегося бурундука)

...на обезьянью деревню напали мыши-ниндзя...»

(прямо с неба свалились канаты, по которым заскользили черные тени, одна из которых довольно невежливо царапнула по голове чтеца).

— ...Черт!

Из кустов выпрыгнул молоденький чёртик и начал отплясывать на полянке меж длинных теней.

— Рокки, там ничего такого не было!

Чёртик смутился и истаял полоской сероватого тумана.

— Эти ниндзя еще и драться умеют, — послышалось в ответ ворчание Рокфора.

— Так бы и говорил, — поучительно начал Чип, которому удалось вырваться из цепких лапок принцессы. — Ведь понимаешь, что сейчас каждое слово важно.

Толпа теней пронеслась мимо командира.

— Ой-ой-ой! — басом заорал Рокфор, подпрыгивая на одном месте. — Ногу отдавили!

С неба тут же свалились трое совершенно одинаковых существ. И вдобавок группа подозрительных личностей с музыкальными инструментами.

— Звали? — спросило среднее.

— Вот ты где, дорогой!!! — воскликнула принцесса и повесилась Чипу на шею.

— Может ли быть хуже?! — завопил Чип, не зная, кого слушать.

— Может, — заметил Рокфор. — Я не могу понять, куда исчезли Дейл с Гайкой.

И без того мрачное лицо Чипа еще больше почернело от отчаяния. Музыканты обступили новобрачных. Потрясённая их видом принцесса разомкнула объятия.

— Что угодно, только не оркестр для свадебной церемонии, — испугался Чип при виде музыкальных инструментов и исчез в хижине.

Кусты раздвинулись, и на поляну выбралось три дюжины усталых людей во фраках.

— Мы правильно прибыли по заявке? — поинтересовался дирижёр и, не получив вразумительного ответа, скомандовал. — Начинаем! Моцарт. Фуга номер 5.

— Дайте мне только добраться до этого писателя! — погрозил Чип в пустоту кулаком.

— Да, Чип, тебе это и придется сделать, — хмыкнул Рокфор, переворачивая очередной листок...

23

«...Чип мужественно карабкался по абсолютно отвесной стене...

(джунгли внезапно испарились, превращаясь в каменные заросли серых коробок небоскрёбов, на одном из которых в районе 100-го этажа Чип судорожно вцепился в стену. Рядом в воздухе возник Рокфор, прочистил горло и продолжил)

...Удар молнии обрушил карниз, и на голову отчаянного смельчака посыпались обломки кирпичей. А любая, пролетающая мимо птица, считала своим священным долгом долбануть героя по ничем не защищённому затылку...»

(Чип сорвался с уступа и полетел вниз, суматошно размахивая конечностями).

В это время Рокфор закончил читать последние строчки. Небоскрёб исчез, так же как и появился, и Чип... с воплем скатился по стволу штаба на землю. Сверху на взлетной площадке сидел Рокфор. Из окна выглянули Гайка и Дейл. Чип взобрался обратно и первое, что он увидел, входя в гостиную — Дейл, читающий свой комикс.

24

— Вернулись! Время вышло! Варево больше не действует! — радостно завопил Чип, но тут же принял серьёзный командирский вид. — Я не хотел спешить, Дейл, но последние события меня поторопили. Придётся нам выбросить все твои комиксы. Да-да, прямо сейчас.

— Ты серьёзно, Чиппи?

— Совершенно серьёзно!

— Как скажешь, — опечаленный бурундучок, поплёлся в спальню и вернулся, таща в лапах огромную связку, подошёл к окну, открыл... — но ведь тут описаны все ТВОИ приключения.

— Нееет!

Огромная пачка со свистом устремилась к земле... И Чип начал растворяться в воздухе.

— Что это с ним? — испугалась Гайка.

— А его уже нет, — философски заметил Рокфор. — Его просто не существует, раз теперь о нём не написано ни строчки.

— Как ты можешь так говорить? — возмутилась Гайка. — Надо ему помочь!

— Ничего страшного, любовь моя, строчки о нём пишутся прямо сейчас.

И действительно, Чип на глазах приобретал плоть и объём.

— Ребята, как я рад вас всех видеть! — воскликнул он, — а не приготовить ли нам что-нибудь по этому поводу. С этими словами Чип устремился на кухню.

— А всё-таки хорошо, что про нас написали именно это и именно так, — заключил Рокки, принюхиваясь к ароматам, поплывшим из кухни.

— Почему? — удивился Дейл.

— Потому что могли и хуже, глупыш, — раздалось из кухни.

Дейл замолчал, пытаясь переварить сказанное. Но, увы, как это частенько бывало, ему не хватило на это времени. Тихого и спокойного времени. Из кухни послышался оглушительный грохот бьющейся о чью-то голову посуды.

— Чип как всегда прав, старина, — объяснил Рокки Дейлу, — не стоит злить авторов. Пользы такое поведение, как ты мог заметить, никогда не приносит.

— Да, да я уже это заметил, — расплылся Дейл в широченной улыбке, осторожно пряча за спину потёртый блокнот для заметок и старый замусоленный огрызок карандаша.

Конец.

22.09.2000