Alex & IVM

День варенья

Дейл был весьма не в духе. Пять минут назад он обнаружил пропажу своего самого редкого экземпляра комикса «Роковая трясина» и теперь после поисков в гостиной плёлся на кухню. Он очень надеялся, что Чип не пустил его комикс на растопку плиты.

Такое уже бывало не раз. И прекратилось, когда один славный ужин обеспечили восемнадцать томов, включавших ВСЕ похождения Шерлока Джонса. Но теперь Чип мог забыть о прежних потерях и решиться спалить очередную парочку ни в чём не повинных комиксов.

К чести Дейла надо было добавить, что пропажа комикса занимала его мысли лишь наполовину. Остальную территорию надёжно оккупировали не менее тяжкие раздумья над вопросом, который не давал ему сидеть на месте весь прошлый день. Что подарить Гаечке?

Раньше подарок был общим и коллективным. Они всей командой, отослав Гайку за новыми экземплярами шарниров на край города, вместе рыскали по округе, подбирая и отвергая всё новые варианты. Именно благодаря командным выводам в прошлом году Гаечка получила почти целую соковыжималку. А в позапрошлогодний праздник ей чуть не достался почти новенький холодильник с погнутой дверцей, отвергнутый лишь по причине громоздкости и заменённый на заблаговременно разобранный пылесос.

Но теперь Чип упёрся. «Нет, нет, — заявил он. — Гаечка достойна не одного, а нескольких подарков, так пусть же каждый из вас поломает голову, а мы посмотрим, какой подарок ей придётся по душе». Судя по хитро сверкнувшим глазам командира, сам он проблему подарка решил загодя.

Дейл уже добрался до кухни. Остановился, изготовился в охотничью стойку, понюхал воздух. И сел на пол с широко открытыми глазами. Пахло невероятно завлекательно.

Бурундучок открыл дверь.

И в самом деле, прямо в центре стола красовалась открытая банка малинового варенья.

— Малиновое варенье... — потрясённо прошептал бурундучок, наблюдая, как свет от лампы медленно просачивается сквозь красно-розовую толщу банки. — Вот это подарок для Гайки!

Он вздохнул. Сладкие подарки Гайка почему-то не ценила. Конечно, можно было подарить ей миниатюрный чемоданчик, в котором прятался отличнейший набор качественных инструментов. Но это было слишком по Чиповски. Тем более, пошарившись по комнате, Дейл уже обнаружил такой набор у Чипа под кроватью. И даже если бы Дейл успел раздобыть точно такой же и положить его возле Гайкиной подушки в предрассветный час, Чип, не залезая под кровать, немедленно объявил бы этот подарок своим.

И Дейл уныло выдохнул свою грусть и вдохнул волнительный аромат малины. Запах выползал из горловины и сладкими волнами стелился по кухне, норовя улизнуть в коридор и добраться до носов остальных спасателей.

Дейл зашел на кухню и аккуратно закрыл за собой дверь, чтобы завлекательный запах не смог проникнуть в другие комнаты штаба.

— Говорят, малина развивает чутьё и воображение, — пробормотал Дейл слова, услышанные от Рокфора. Правда, Рокфор придавал эти исключительные черты сыру, но сейчас щекочущий запах малины ловко подменял собой все остальные яства.

— Чутьё и воображение! — повторил Дейл. — Значит, именно варенье поможет мне решить проблему подарка.

Теперь следовало спрятать чудесную находку, чтобы всласть полакомиться ею последи глухой полночи. Дейл принялся обшаривать взглядом кухонные полки и шкафчики, чтобы найти укромное местечко. Шкафчики, где лежала кухонная утварь, явно не подходили. Может быть наверху?

Бурундучок вскарабкался на стол и, приподнявшись на цыпочки, заглянул наверх самого высокого шкафчика. Пусто... Вековым слоем лежала серая пыль и половинка ореховой скорлупы, но места было предостаточно.

Вот только...

Дейл почесал в затылке. Спасатели, конечно никогда не догадаются заглянуть сюда. Вот если бы не Вжик... С таким трудом найденное место не годилось. Дейл спустился на пол. Похоже, что такую завлекательную банку спрятать никак не удастся.

Не удастся! Эта горькая мысль осой жалила мозг.

Не удастся! И тут прибавилось два слова.

Не удастся на кухне!

Оса улетела. Но на её место протискивался весьма невежливый шмель, который жужжал и не давал мыслям спокойно улечься.

Если не на кухне, то где?

Додумывал этот вопрос он уже в спальне. И ответа пока не находилось. Мысли разгонялись богатырским храпом Чипа, решившего лечь пораньше, чтобы не проспать первый солнечный луч.

— Ему хорошо, — философски вздохнул Дейл и зачерпнул первую пригоршню варенья.

А Чип спокойнёхонько дрых с блаженной улыбкой на мордочке. Наверняка, во сне великий Шерлок Джонс со своим другом доктором Жмотсоном удачно раскрыл ещё одно дело. И Шерлоком Джонсом был ни кто иной, как командир славной команды спасателей.

В то время как сладостные сны уносили Чипа на небеса, Дейл угрюмо скрежетал зубами. Что? Что подарить Гайке. Варенье в банке убывало с катастрофической скоростью. Но воображение Дейла почему-то отказывалось взмывать на невиданные высоты.

А Чип выводил рулады храпа, коим позавидовал бы любой оперный певец.

Дейл с грустью смотрел то на него, то на банку, которая его так подвела. Хотя... Когда варенья осталось на донышке, в голове Дейла зашевелилась первая удачная мысль. Бурундучок даже затаил дыхание, чтобы её не спугнуть. Мысль испугалась и спряталась в воспоминаниях. Дейл покопался там, доставая из памяти картинки, как они всей командой играли в футбол, как Дейл хотел перекрасить Вжика в розовый цвет, и как это не получилось, как субботним вечером они смотрели диафильмы в гостиной. Гигантский фильмоскоп не влезал в проход, поэтому Гайка разместила его в одной из своих кладовых и с помощью хитрой системы зеркал...

И тут Дейл схватил за хвостик спрятавшуюся мысль. Мысль испугано пискнула, но в крепких Дейловых руках засияла и расцвела. Теперь от восторга пискнул Дейл, одним глотком прикончил варенье и пулей унёсся из спальни. Вернулся он через полчаса с видом труженика, усердно работавшего весь долгий летний день, а теперь получившего заслуженное право отдохнуть. Дейл уже поднял ногу, чтобы привычно взлететь на второй ярус кровати. Но тут его взгляд упал на пустую банку, и сон как ветром сдуло.

Нельзя сказать, что варенье было потрачено впустую, ведь именно оно расшевелило воображение и подарило Дейлу восхитительную мысль. Но его пропажа теперь вряд ли кого порадует. И, главное, пустая банка — это первое, что увидит Чип, проснувшись.

Где спрятать банку?

Ну вот где?!!!

А Чип только что пузыри не пускал от вселенского счастья. Ему снилось, что Шерлока Джонса в его лице пригласили к королеве Англии.

А Дейл грустил. Вроде и рядом было счастье, да только недолговечным оно оказалось. И тут взгляд упал на подушку Чипа, с которой храбрый командир уже распрощался, забив голову между кроватью и стеной и укрывшись простынёй.

Глаза Дейла заблестели. Руки быстро натянули крышку на банку, затем отогнули угол подушки и упихали бывшую обитель малиновой благодати под гору пуха. Теперь можно было спокойно засыпать. Банку могли искать где угодно, но только не у Чипа под подушкой.

Теперь надо забраться в постель и притвориться, что ты ещё спишь и ни о каких банках не слыхивал. Дейл осторожно забрался на второй ярус, укрылся с головой, на секундочку закрыл глаза и представил, что он спит...

Самое удивительное, именно этой секундочки вполне хватило, чтобы он заснул по-настоящему.

* * *

Когда глаза Дейла открылись, в спальне было уже светло. Краешек занавески колыхался под напором свежего весеннего ветерка. Бурундучок свесился вниз. Видимо, Чип проспал, потому что на его кровати царил полнейший бардак.

«И хорошо», — обрадовался красноносый бурундучок. Ночью он как-то не подумал, что, заправляя постель, Чип неизбежно наткнётся на пустую банку.

Дейл радостно вылетел в коридор, на ходу повязал салфетку, ворвался в гостиную и плюхнулся на диван в блаженном ожидании завтрака. Есть хотелось так сильно, что ноздри, подобно водяному насосу, непрестанно втягивали воздух. Сыром не пахло, значит, дежурил не Рокфор. Дейл понюхал воздух ещё тщательнее. Ни малейшего намёка на машинное масло. Значит, дежурила и не Гайка. Она и не могла дежурить — сегодня же её День Рождения! Шерлок Джонс был бы доволен дедуктивными способностями бурундучка. Себя из списка дежурных Дейл исключил, потому что дежурил вчера. Значит, на кухне сейчас должен был находиться...

Дверь раскрылась, и оттуда вышел Чип с огромной миской в руках.

— Сухари?! — расстроился Дейл, увидев скромное пропитание.

— Да, сухари, — огрызнулся Чип. — А я-то хотел испечь праздничный пирог...

— И что же тебе помешало? — вопросил Рокфор с порога.

Он тоже встал ни свет, ни заря и теперь зевал, как рыбак, не дождавшийся поклёвки.

— Кто-то подло проснулся ночью, — пояснил Чип, — подло прокрался на кухню и подло съел всю банку малинового варенья.

— Можешь быть уверен, это не я, — заявил Рокфор. — По отпечаткам пальцев на банке мы быстро установим ночного воришку.

— Дело в том, — растеряно сказал Чип, — что банки нет. Неужели варенье съели вместе с банкой?!

— Это стеклоеды, — безапелляционно заявил Рокфор. — Как-то, помнишь, Вжик, мы с тобой путешествовали по Силиконовой Долине. Там этих стеклоедов не пересчитать. Больше всего они обожают грызть линзы от микроскопов, но не брезгуют и обычным стеклом. Как замечательно, что мы не носим очки. Их бы в два счёта сгрызли эти прожорливые создания.

Вжик тревожно зажужжал и молнией покинул кухню.

— Малыш тревожится за наш походный бинокль, — покачал головой Рокфор.

Все на минуту приумолкли, ожидая возвращения стремительного муха. Вжик не заставил себя долго ждать. На его довольном лице расцветала радостная улыбка.

— Всё в порядке, — кивнул Рокфор, — ночные воры не были стеклоедами.

— Значит, они унесли банку с собой, — сделал вывод Чип. — Но кто же... Дейл! — бурундук с подозрением посмотрел на приятеля, а ну-ка покажи руки!

— Чего это сразу Дейл?! Я и варенье-то пробовал только раз.

— Это когда ты опустошил всю нашу кладовку!

— Э-э-э... — Дейл засмущался. Что ни говори, а тот случай целиком лежал на совести красноносого бурундучка. Вот почему Дейл вздохнул и послушно вытянул лапы вперед.

— Ничего! — потрясённо выдохнул Чип, но тут же с подозрением заметил. — А ты недавно вымыл руки. Кое-кто таким же образом пытался смыть улики, но храбрый Шерлок Джонс...

— Ну вот, опять, — помрачнел Дейл. — Зови своего Шерлока Джонса. Пусть обшарит тут всё, пусть пороется. В гостиной, в мастерской, в нашей с тобой спальне...

— Да ладно, — отмахнулся Чип. — Я же пошутил.

— Чего это пошутил, — закипятился Дейл. — То пилишь, мол, у меня одни шутки на уме, то сам шутишь. Нет, нет, давай ищи, раз уж так дело обернулось.

— Ладно, приятель, — зашептал Рокфор на ухо командиру, — давай для очистки совести поищем в спальне, а то смотри, как Дейл разволновался.

— Мне-то что, — пожал плечами Чип. — Жаль только время терять понапрасну.

И все отправились в спальню.

Первым делом Чип... Вернее Шерлок Джонс. Бурундучок уже вошёл в роль знаменитого сыщика. Путь от гостиной до спальни был самым тщательным образом исследован с помощью громадной лупы. Размерами лупа была больше самого Чипа, и храбрый командир использовал её только для «внутренних расследований». А вот сейчас был такой случай. Пыхтя от натуги, Чип втащил лупу в спальню.

— Итак, приступим, — сыщицким голосом начал Чип.

Шерлок Джонс при этом всегда отводил руки за спину, и бурундук тоже подумывал повторить жест своего кумира. Но, увы, его коричневые лапы держали обод гигантской лупы.

Поэтому Чип решил обойтись без подобных жестов. Он сощурил один глаз и заглянул внутрь стеклянной линзы...

— Опять кто-то шастал немытыми ногами, — заворчал он, силясь разглядеть хоть малейшую частицу пропавшего варенья.

Увы! Лапы были вываляны лишь в уличной пыли, что не добавляло следам эстетичности, но напрочь отметало подозрения.

Напрягшись, Чип проволок лупу чуть дальше, с каждым шагом понимая, как нелегка, оказывается, сыщицкая работа.

Рокфор, тем временем, для проформы открыл дверцу тумбочки, где лежала кипа Дейловых комиксов, смахнул с подоконника паутину, пошарил на полочке с собранием умных книг, которые изредка почитывал командир, заглянул под кровать и под Дейлову подушку. Потом он откинул подушку Чипа, да так и замер с открытым ртом. Дейл не на шутку перепугался и решил не признаваться ни в коем случае. И даже вечная зелёная молния от такого зрелища превратилась в статую Муха-мыслителя.

— Ну чего там ещё? — проворчал Чип, разгибаясь. — Вот не дай бог, я увижу под своей подушкой чьи-то грязные носки.

Носков под подушкой он не увидел.

Тяжёлое стекло выпало из онемевших пальцев, звякнув массивной оправой.

Под его подушкой стояла пропавшая банка.

И Чип подумал, что с Шерлоком Джонсом подобных случаев никогда не происходило.

— Бог ты мой! — всплеснула руками внезапно появившаяся Гаечка, — что тут у вас случилось?!

— Дейл-то спит на верхнем ярусе, — посуровевшим голосом констатировал Рокфор.

Красноносый бурундук лишь покивал в ответ. На большее у него сейчас просто не было сил. Да и страшно было, вдруг все догадаются, что на самом деле это сделал он!

Чип почесал мохнатый затылок, пытаясь собрать в кучу активно расползавшиеся мысли. Словно вёрткие червяки они пытались растянуть крупицы правды по потаённым уголкам Чиповой головы. А в центре непослушным ужом вертелась одна единственная мысль:

«Неужели это сделал я??!»

Командир замотал головой, то ли пытаясь изгнать противную мыслишку, то ли пытаясь всем показать, что это не его вина.

— Чип, вспомни, что происходило этой ночью. Может тогда мы поймем, как банка оказалась у тебя под подушкой, — неуверенный голосок Гаечки пробился к командиру. «Это Гайка. Она хочет мне помочь...»

— Ночью, — забормотал Чип. — Ночью... Ах да! — просиял он. — Ночью меня приглашали к английской королеве!

Все посмотрели на Чипа с осуждением.

— Я уже не удивляюсь, что банка оказалась под подушкой у Чипа, — пробормотал Рокфор.

— Да это же мне только снилось! — поспешил заверить Чип.

Но это заявление не произвело благостного впечатления.

— Вспомни, Чип, быть может, ты ходишь по ночам? — спросила Гайка.

— Нет, — честно признался Чип, — это было всего один раз, когда мы все превратились в лунатиков, помните?

— Ой! А может Чипа опять укусил москит?! — воскликнула Гайка.

Все испуганно заозирались по сторонам, а Дейл даже заглянул под кровать. Москитов там не оказалось. Зато там обнаружился припасённый подарок для Гаечки. Чип мигом извлёк его из-под кровати.

— Вот... это... — смущаясь, произнёс он. — У тебя сегодня это... И я вот решил...

Злосчастная банка с пропавшим вареньем начисто лишила Чипа привычного красноречия. Гайка переводила взор с пустой банки на чемоданчик. Теперь он выглядел не роскошным подарком, а всего лишь взяткой за похищенное варенье.

— Даже если ночью были москиты, то их сейчас нет, — подвел итоги Рокки, не поленившись заглянуть под кровать ещё раз.

— Ладно, — решился Чип. — Банку с вареньем нашли у меня. Как это случилось, понять не могу. Но не будете же вы на меня злиться за какую-то банку?

— Конечно, нет, Чип, — хором заверили все.

— Только на ночь мы будем тебе связывать руки, — закончил общую мысль Рокфор.

— Это нарушает свободу личности, — завозмущался Чип.

— А пропавшие банки, — заметил Рокфор, — нарушают право остальных личностей на вкусный завтрак. А сегодня кое-кто был лишён исключительного права на именинный пирог.

— Рокки, — строго сказала Гайка. — Давайте больше не вспоминать о банке.

— Ладно, ладно, — пробурчал Рокфор себе уже в усы, — больше никаких банок. Но меня, парни мучает только один вопрос, — Рокки поднял вверх указательный палец, что случалось с ним нечасто и говорило о том, что вопрос мучил мыша очень уж сильно. — Как целый литр варенья мог уместиться в животе бурундука и при этом ни капельки не выпирать наружу!

— Мы же не спрашиваем, как в животе может умещаться десять упаковок итальянской пиццы с сыром! — возмутился Чип. Были видно, что вопрос о варенье доконал его окончательно.

— Рокки, не веришь, что бурундук не сможет съесть литр варенья? — заступился за друга Дейл, — спорим, что в меня поместится целых два литра!

— Верю, верю... — отступал Рокки к двери, а в голове кружились нехорошие мысли о том, что три пропавших литра варенья за одно утро — это, пожалуй, будет многовато.

— А я не верю, — возразил командир. — Давайте проведём маленькое расследование. Кто мне скажет, какое варенье было в этой банке?

— Вишнёвое, — на всякий случай, зажмурившись, выкрикнул Дейл.

— А как ты об этом узнал? — спросил Чип.

— Э... — озадачился Дейл. — Наверное, по запаху.

— И ничего подобного, — возразил Чип. — Понюхайте, запах давно выветрился.

Все понюхали и убедились, что храбрый командир прав.

— Кто скажет, сколько ложек варенья было в этой банке? — продолжил Чип.

— Двести двадцать шесть больших, — ответил Рокфор. — Примерно.

— Или пятьсот семь с половиной маленьких, — ответила Гайка.

— Да кто ест варенье ложками? — обиделся Дейл. — Его отхлёбывают через край.

— И верно, — кивнул Чип. — Хотя неведомый преступник позаботился о своём алиби и стёр отпечатки пальцев, зато на горлышке мы можем наблюдать отпечатки губ и очень характерный прикус. Не хотим ли мы снять отпечатки зубов у всех нас?

— Чип, — обиделась Гайка. — Я вижу, здесь у нас теперь не штаб спасателей, а полицейский участок.

Её обиду можно было понять. Ей казалось, что все, исключительно все в этом мире. И во всех возможных мирах. И даже невозможных. В общем, никто даже не вспомнил, что именно сегодня...

— Не надо, — Дейл, первым учуявший Гаечкину обиду, смущённо вышел вперёд. — Это сделал я. А потом сунул банку Чипу под подушку.

— Вот только не надо говорить, что банка была слишком тяжёлой, чтобы тащить её на свой ярус, — Чип показал наверх.

— Нет-нет, — уныло сказал Дейл, — просто я очень испугался. Съесть литр варенья — это не шутка.

— Общественного варенья, — напомнил Чип.

— Общественного варенья, — убито кивнул Дейл, присел и пригорюнился.

— Ч-чёрт! — выругался Рокки, — как же мы теперь испечём праздничный пирог? Может, заменим его на сыр, — тут же внёс он альтернативное предложение.

Восторгов предложение не вызвало.

— Видишь, что натворил? — сердито упёр руки в бока Чип, разглядывая Дейла.

Тот краснел и не смел поднять взор. Он хотел сказать, что варенье потрачено не напрасно. Потому что... Да-да, если только они покинут спальню и... Но язык, отягощённый пудами вины, не желал подниматься.

— Постойте, я вспомнила, — Гаечка решила спасти ситуацию. — В самолёте есть небольшая банка с вареньем. Обычно я его использую, когда неожиданно кончается машинное масло.

И все направились к выходу.

А когда они выбрались на крыльцо, то мигом забыли о варенье. И о пустых банках. И обо всех мелочах, которые могли испортить этот замечательный день.

Мелочи не успели.

Потому что в сумрачном углу парка, куда по утрам никогда не проникали солнечные лучи, на старом рекламном щите... Да-да, именно туда старенький фильмоскоп с помощью Дейла проецировал кусочек фотоплёнки, ставшим гигантским эпическим полотном, вещающим о том, что в этом мире случаются дни, когда замечательные личности говорят не менее замечательные слова.

С полотна, взявшись за руки, улыбались Чип и Дейл. За ними подмигивал Рокфор с Вжиком, сидящим у него на плече. А на фоне голубого неба самым красивым Дейловым почерком было написано: «Гаечка, мы тебя любим!!!»

15.03.2006 г.