Alex

Zwielichtwesen

Эти историйки являются альтернативой повествованию «Она и ейный кот». В оригинале события развивались совершенно по-другому, но появление нового персонажа перевернуло все с ног на голову. А может оно так и надо?

Временные промежутки между главами выбраны, как бог на душу положит, да и пересечений событий с оригинальной историей нет. Поэтому можно считать дальнейший текст совершенно самостоятельным, разве что в нем не рассказано, как Гайка докатилась до жизни такой — об этом можно узнать из «ейного кота».

Права на Гайку и Толстопуза принадлежат студии Диснея, используются без разрешения и не для получения прибыли.

Осторожно! Невычитанный черновик. Для предварительного ознакомления.

Глава 6. Riesen Blutegel

— А драконы будут? — спросила Ника, вытягивая шею. Если бы они не сидели на траве, то она, наверное, давно бы уже прыгала от нетерпения.

Младшеклассники, к которым почему-то отнесли и третий Никин класс, расположились на прогретом солнцем склоне на берегу небольшого озерца. Если смотреть сверху, то ни дать ни взять стайка белоснежных птиц рассыпалась по земле в поисках червяков. Походные шляпы в такую погоду здорово выручали.

— Разумеется, нет, — профессор Дорнбос строго посмотрела на егозящую ученицу. — Как вы все прекрасно знаете, первое знакомство с драконами будет у вас только на пятом курсе после прохождения специальной практики по драконьей безопасности. А до этого и речи быть не может...

Гайка, разомлевшая от яркого солнца, украдкой зевнула. Что там говорила профессор, интересовало её меньше всего. Сейчас бы сюда спасательский плот и еще кое-какое оборудование. Мышка мысленно набросала список, в котором значилась компрессорная установка, воздуховодные шланги, водолазный колокол и парочка гидрокостюмов. Мечтательное исследование мрачных глубин озера грозило развернуться не на шутку...

— А я так надеялась на драконов... — эльфийка опустила ушки и собралась было предаться грустным размышлениям о несправедливостях ведьминской жизни.

— Сейчас нам предстоит познакомиться с не менее удивительным созданием, чем дракон, — миссис Дорнбос продолжила лекцию, — девочки, встаньте и подойдите ближе ко мне.

Ученицы собрались в кружок вокруг профессора. Та достала волшебную палочку. Гайка тут же обрадовалась, что магических помощников не надо было таскать на каждое занятие. Неизвестно как Зумки отреагировала бы на колдовство учительницы. Если уж на нее и Нику недовольно смотрит каждый раз, когда они берут в руки волшебную палочку... Пожалуй миссис Дорнбос тогда выпал бы шанс показать чудовище пострашнее любого дракона. Что там дракон! Гайка знала точно, что розовая пушисточка искусает дракона в один момент. Ну или в два, если попадется какой увертливый.

Профессор тем временем бормотала что-то, нацелив палочку в середину озера.

— Чего это она? — шепнула мышка на ухо соседке.

— Призывает... — тихо ответила А-ня, не сводя взгляд с озера.

Но если не дракон, то какое ужасное чудовище можно было вызвать из глубин? Гайка припомнила комиксы Дейла. Верить в существование тех гадов, что были изображены на обложках не хотелось. Может Нэсси? Конечно, Гайка не верила в доисторических ящеров. Они ведь вымерли миллионы лет назад. Но в мире, где волшебство считается нормальным научным явлением — все возможно.

Гладь озера дрогнула, расступилась, и на поверхности показалась гладкая спина в темно-зеленых и бурых пятнах, которая быстро заскользила к берегу.

— Ящер... гигантская змея... бегемот... — зашептались девочки вокруг мышки.

Тем временем животное выползло на берег. Оно действительно походило на толстую змею около двух метров в длину, хоть и приплюснутую сверху. Туловище, разлинованное кольцами, все было покрыто слизью. Там где у змеи находится морда, темнело отверстие с тремя рядами острых зубов.

Девочек как ветром сдуло. С визгом они бросились вверх по склону подальше от страшного чудовища. Так что когда профессор обернулась, то увидела, что на берегу осталась одна Гайка.

— Всем вернуться на место, — сказала профессор тоном, не терпящим возражений. Девочки вернулись, но боязливо сгрудились за спиной Гайки.

— Очень хорошо мисс Хаквренч, — похвалила профессор, — вам уже знакомо это создание?

— Да, там, откуда я родом, они часто встречаются, — ответила Гайка.

— И называется?.. — профессор Дорнбос выжидательно смотрела на мышку.

— Пиявка.

— Верно. Точнее «Haementeria ghilianii», их гигантская разновидность. Живет на дне рек и озер. Питается кровью водяных ящеров, в случае отсутствия таковых не брезгует крупной рыбой или русалками. Может утащить в воду взрослую корову или неосторожного человека. Присасывается к жертве с помощью присоски, которая окружает ротовое отверстие и разрезает кожу своими тремя рядами зубов, — профессор указала на сверкающие зубы волшебной палочкой, — после чего высасывает кровь...

Гайка с недоумением смотрела на гигантскую пиявку. Конечно, она много раз встречалась с ними, и тогда они тоже были ростом с мышку, но ведь она сейчас выросла больше чем в десять раз! Не могли же пиявки последовать за ней!

«Интересно, а гигантские собаки тут тоже водятся? — думала изобретательница, — вот было бы здорово прокатиться!»

— Достаньте свои сосуды для образцов под номером восемь, — тем временем продолжала профессор, — слизь «Haementeria ghilianii» является важным компонентом для многих волшебных зелий. Нам представился случай пополнить запасы и попрактиковаться в ее сборе. Помните, что слизь наивысшего качества выделяется «Haementeria ghilianii» между первым и вторым сегментом, если считать от ротового отверстия.

Профессор Дорнбос коснулась волшебной палочкой в том месте, где коричневая шкура пиявки обильно сочилась слизью.

— Кто продемонстрирует, как правильно собирать слизь?

За спиной Гайки девочки зашевелились, а потом она почувстовала, как маленькие, но настойчивые руки выпихивают её вперед.

— Мисс Хаквренч. Приготовьте ваш сосуд, — кивнула ведьма и продолжила, обращаясь к девочкам. — Запомните, при сборе не выпускайте из руки волшебной палочки, чтобы не пропало контролирующее заклятие. А сейчас, смелее, пиявка полностью обездвижена моим заклятием.

Мышка смотрела во все глаза на неподвижное чудовище. Острые лезвия зубов слегка шевелились. Впрочем, совсем не угрожающе. Зверюга даже не повернулась к девочке, хотя полдюжины ее глаз были открыты. Как и сказала профессор, пиявка была полностью нейтрализована заклятием. Гайка глубоко вздохнула и сделала шаг вперед.

От мокрой шкуры пахло тиной и еще чем-то неизвестным, но от этого не менее противным. Гайка осторожно обмакнула пузырек в тягучую бесцветную жидкость. Слизь текла неохотно, словно полузасохший клей. И Гайка тут же вспомнила давний случай с Дейлом и садовой улиткой. Мышка отвела в сторону руку, стараясь не вмазаться в пиявку рукавом робы.

— Очень хорошо! — похвалила профессор Дорнбос, — теперь то же самое могут сделать и остальные. Только аккуратно, не толкайтесь.

Но девочки вовсе не торопились наброситься на пиявку со своими баночками. Так, что ведьме пришлось уступить. Взмахом палочки она заставила пиявку отползти в сторону.

— Слизь можно собрать не только со шкуры пиявки, — сказала она, — но и с земли, по которой она проползла. В этом случае слизь будет низкого качества, и ваши волшебные зелья — соответственно тоже. А сейчас поспешите. У вас есть только пять минут, прежде чем она окончательно утратит свои волшебные свойства.

— И как ты ее не боишься? — спросила Гайку А-ня. Первоклашка разглядывала свой пузырек. В слизи застыл небольшой коричневый комочек земли. Как и сказала профессор, качество ингредиента было так себе.

— Это как с кошками. Или ты их боишься, или они тебя, — философски заметила изобретательница. Кажется, когда-то она слышала подобное от Рокфора. Правда, Рокфор сам боялся кошек...

— Кошки? — недоуменно переспросила А-ня, — чего их бояться.

— Не скажи, — вмешалась Ника, переходя на зловещий шепот, — вот Толстопуз, к примеру. Если во сне ляжет на лицо, то запросто может задушить тебя!

— Да ну, ерунда, — отмахнулась девочка, — он же не может сожрать корову.

— Может, может, — задумчиво поправила локоны Гайка, — по частям, конечно...

— В виде котлет! — выпалила Ника, и девочки рассмеялись.

— Ой! Смотри, ты волосы в слизи испачкала!

— Правда? — забеспокоилась Гайка, — надо немедленно смыть, а то слипнутся, как тогда шерсть у Дейла...

— Девочки, не отставайте, — раздался голос ведьмы-учительницы, — сейчас мы пройдем чуть подальше по берегу вон к тем камышам и продолжим...

— Ой! — вдруг воскликнула Ника и остановилась.

— Предупреждать надо, — недовольно пропищала Гайка, отклеивая носик от спины подруги, — что еще случилось?

— Как же я сразу не подумала. Кровь ящера... Нам надо вернуться!

Эльфийка выдернула мышку из толпы девочек, и две подружки помчались по берегу.

Вот то самое место. Все так же ива склонилась над сонной гладью озера. Остекленевший налет протянулся с десяток метров по прибрежным камням и земле. Только пиявки на берегу больше не было.

— Упустили! — разочарованно протянула Ника и со злости пнула ближайшую гальку. Та пару раз цвыркнула по воде и с громким «плюмк» исчезла.

— А что там с пиявкой?

— Ты же слышала, что говорила миссис Дорнбос? Пиявки питаются кровью ящеров. А кровь ящеров один из сильнейших волшебных ингредиентов!

— Ну и что. Кровь давно переварилась в ее желудке.

— Да нет же! — возмутилась Ника, — я только что вспомнила. Оказывается, кровь в желудке пиявки может месяцами оставаться в нетронутом состоянии. Мы могли бы добыть кровь ящера.

— И как ты это сделаешь? Полезешь ей в пасть?

— Об этом я не... А что если ты?..

— Я еще не сошла с ума, отправляться на съедение пиявкам, — отмахнулась мышка, — и тебе не советую, если ты, конечно, не хочешь плавать месяцами в крови ящера...

— Фогель! — вдруг просияла Ника, — надо немедленно призвать Фогеля.

— Это сгодится. Значит так. Берем палку, к ней привязываем леску. Затем к ней привязываем Фогеля и склянку для проб...

Все проще, — прервала Ника изобретательский зуд мышки, — с его-то клювом, он пробьет шкуру пиявки в два счета. И мы доберемся до крови!

— Только его здесь нет. И пиявку мы упустили...

— Ничего. Я сегодня же вечером его призову, — решительно сказала эльфийка, — осталось только выучить пиявкопризывательное заклинание.

И две девочки побежали обратно по берегу туда, где вдалеке маячила вуаль профессора Дорнбос и белые шляпы учениц.