Alex & IVM

Кто достанет мир из клетки?

Да я даже не знаю, что там за дверью в лето...
Чиж Дверь в лето
Глава 1, в которой Вжик заступает на командирскую должность, а остальные проявляют невиданные успехи на поприще переводов

— Нет, нет, — и Рокфор ловко ухватил разбегающихся бурундучков за шиворот, — никто никуда не расходится.

— Это ещё почему? — возмутился Чип, безуспешно пытающийся вырваться из захвата.

— Без приказа ни шагу! — пояснил могучий мыш. — И вообще, приятель, бери пример с Дейла. Ни одного лишнего слова.

Дейл вырывался молча, только пыхтел и сопел.

— Что это с ними? — всплеснула руками появившаяся на пороге Гаечка.

— Ужас до чего непоседливы, — посетовал Рокфор, — а ведь Вжик им не велел.

— Вжик? — удивилась Гайка.

— И ты туда же, любовь моя, — от печали руки Рокфора опустились, и носам бурундучков пришлось приступить к изучению запахов свежевымытого пола.

— Вжик? — переспросила Гаечка, силясь припомнить что-то важное.

— Именно, — кивнул Рокфор. — Сегодня наш командир — Вжик. Мы же так решили вчера. Но я вижу, что за ночь кое-кто позабыл о своих обещаниях. Командирские амбиции укоренились, не так ли? — и Рокфор мигом поставил Чипа на ноги. — А кое-кому надо бы добавить усидчивости, — теперь на ноги был поставлен Дейл.

— Постой, Рокки, — рассердилась Гайка. — Ведь ты тоже не командир сегодня. Давайте лучше спросим у Вжика, что он сам думает о наших планах?

Все посмотрели на маленького муха. Приободрённый вниманием к своей персоне, Вжик что-то пискнул весело и довольно.

— Вжик советует нам идти добывать сыр, — пояснил Рокфор и, не увидев на лицах друзей энтузиазма, тут же добавил. — Немедленно!

Вжик пронзительно зажужжал и замотал головой.

— Видите, ребята, как его нервирует каждая, напрасно потраченная минута! — пояснил за друга Рокфор.

Вжик в отчаянии нарисовал в воздухе фигуру, напоминающую яблочный огрызок.

— Вот-вот, — закивал Рокки, — именно так и выглядит этот, не побоюсь сказать, редкий сорт сыра.

— Нет, Рокки, — возразила Гайка, — это же двусторонний дифференциал. И Вжик хочет указать нам место, где он лежит, боже, даже страшно подумать, никому не нужный!

— А, по-моему, это пришелец из космоса! — завопил Дейл, только что уяснивший правила новой игры.

— Двухголовый?! — скептически усмехнулся Чип.

— Ну и что! — не сдавался Дейл. — Я таких недавно видел в сериале... э... э... забыл как называется. Так там главный герой вот с двумя такими головами!

И он нарисовал в воздухе пришельца, чуть не сбив Вжика.

— Я смотрю, у нас куча дел, — оживился Рокфор. — Давайте-ка загружаться в самолёт. А мы с тобой, Вжик, сядем впереди. Я буду рулить, а ты показывать курс. Но не стоит нервничать, если я сверну не туда. Быть может, я просто решил немного срезать.


Глава 2, в которой спасатели втягиваются в расследование

— Ещё раз упомянешь об инопланетянах, и я тебя стукну! — пригрозил Чип, у которого уже голова раскалывалась от воплей. — Вжик, куда мы летим?

Вжик что-то пронзительно пропищал. Спасатели под вопли Дейла об инопланетянах грузились в самолет, и голоса Вжика, возможно, никто бы не услышал... Если бы не чуткое ухо отважного бурундука.

— Вжик говорит, — повернулся к друзьям Чип, — что он запланировал посещение недавно открытого музея Шерлока Джонса, — и, завидев протестующе открывающийся рот Рокфора, добавил. — Там, кстати, продают потрясающие сырные чипсы.

Рот Рокфора захлопнулся в одно мгновение.

— А почему Вжик так отчаянно мотает головой? — удивилась Гайка.

— Болгарию вспомнил, — мечтательно прищурил глаза Рокки, — там всё наоборот. Хочешь отказать — кивай головой, а хочешь согласиться, мотай себе во все стороны. Вот как наш малыш.

Рокфор уверенно сидел за рулём. Он был горд и смел. Он наслаждался своим ведением воздушного корабля. Смелость раздвигала его губы улыбкой, а гордость не позволяла уступать дорогу. Так он сшиб шестнадцать каминных труб, две дюжины телевизионных антенн и чей-то домик на крыше. После этого столкновения за самолётом протянулась верёвка, на которой развевались штаны, носки, пара рубах и звёздно-полосатый шарф.

— Вот это я и называю бреющим полётом, — усмехался рыжеусый красавец.

— А комиксы? — спрашивал Дейл с заднего сиденья, пихая то Гайку, то Чипа, меж которыми находился. — Комиксы в музее будут?

Вообще-то Дейл собирался сидеть впереди, но место рядом с пилотом занимал огромный мешок, приготовленный Рокфором для чипсов.

— Нет, — отрезал Чип, но, видя недовольную мордочку напарника, сгладил обстановку, — зато там будут восковые статуи всех героев, самые настоящие полицейские наручники позапрошлого века и... — тут Чип в немом восторге закрыл глаза, — впервые будет выставлена полная экипировка Шерлока Джонса!!!

— Но Вжик такой погрустневший, — встревожилась Гайка.

— Малыш просто ещё не понял, что мы летим на праздник, — делано посочувствовал Рокфор.

— Сегодня ведь он — наш командир! — напомнила мышка.

— Верно, любовь моя, — довольно кивнул Рокфор, — и, скажу я тебе, он отдаёт на удивление дельные команды!

Самолёт приземлился на крышу городского музея. Спасатели соскользнули по прочной верёвке и через форточку попали в зал. Вокруг всё было заставлено вещами, что напоминало склад Скотланд-Ярда времён королевы Виктории. Команда с трудом лавировала между ботинками и изящными женскими туфельками.

— Берегите хвосты, ребята, а то их запросто отдавят! — предупредил Рокфор.

— А у меня он маленький! — порадовался Дейл, рассматривая свой короткий хвостик. — А у Вжика его вообще нет.

— Всё равно не теряй бдительности, не то нам придется отскребать тебя от пола, — и тут Чип замер от восторга. — Смотрите, смотрите это же трубка САМОГО Шерлока Джонса. А вот и его...

Храбрый командир умолк на полуслове с разинутым ртом.

— Цилиндр Шерлока Джонса, — закончил за него Дейл, читая надпись у пустой витрины. — Надеваемый ко двору королевы. Но что-то я его не вижу.

— Надо немедля организовать расследование, — возвестил Чип важно и восторженно. — Никому не положено обворовывать самого Шерлока Джонса!

— Подожди, Чип, — остановила его Гайка, — сегодня командует Вжик. Пусть он и распорядится.

Все посмотрели на Вжика. А Вжик с крайне печальным видом смотрел за окно, где простирались яблоневые сады.

— Что-то Вжик сегодня загрустил, — опечалилась Гайка.

— Это на него давит командирская ответственность! — веско предположил Чип, надеясь поделиться очередной историей, как эта ответственность давила на него, и как он ловко с ней совладал.

— Нет-нет! — заспорил Рокки. — Вы только подумайте, какая добрая душа — наш малыш. Заметьте, как его расстроила пропажа цилиндра.

— Так что же мы стоим! Спасатели вперёд! — заверещал Дейл, нетерпеливо подпрыгивая.


Глава 3, в которой весьма наглая особа попадает в заслуженную ловушку

Самолёт резво взрезал жаркий дневной воздух. Рокфор уступил Гайке сиденье пилота, потому что был занят глубинными изысканиями в недрах мешка, где оставалось всё меньше чипсов...

Переводчиком на сей раз активно выступал Чип.

— Молодчага, Вжик, — верещал он, не давая маленькому муху вставить и писка. — Гаечка, Вжик приказывает тебе поворачивать налево.

Чип расплылся в улыбке. Он только что придумал весьма замечательную штуку.

— А ещё Вжик приказывает, — начал Чип, собираясь с духом, чтобы закончить фразу словами: «Пойти тебе, Гаечка, со мной в кино сегодня вечером. И не только вечером. И не только сегодня».

Но не успел. Гайка крутанула штурвал в указанную сторону, и Чип едва не прикусил язык.

— А почему мы направляемся к Толстопузу? — спросила Гайка, сажая самолёт рядом со знакомым кирпичным котом, венчавшим мрачный корпус фабрики. — Зачем ему понадобился цилиндр?

— Не знаю, Гаечка, — улыбнулся Чип. — Но, несомненно, нам объяснит Вжик.

— Что ты задумал, дружище? — Дейл пробовал заглянуть в глаза зелёного муха.

— Вжик намекает, любовь моя, — кивнул Рокфор, — что наша задача — заставить кота вернуть цилиндр, даже если его украл кто-то другой.

— Но как? — в свою очередь изумился Чип.

— Посмотрите на нашего малыша, — сказал Рокфор, раздуваясь от гордости за друга. — Уж он-то знает.

Вжик в это время отчаянно колотил кулачками по гудроновой крыше.

— Нам надо пробить крышу? — удивился Дейл, — но как это поможет выманить Толстопуза?

— Если мы пробьём крышу строго по периметру кота... — из-за отворота Гаечкиного комбинезона появилась портативная рулетка.

Мышка тут же принялась что-то отмерять и записывать в блокнот.

— Возьмёмся за дело! — Дейл тут же отковырял ближайший смоляной нарост.

Под наростом обнаружилась дыра. В дыру удивлённо выглядывала знакомая разъевшаяся морда злобного кота.

— Ну, Вжик, — от удивления Рокфор аж сел на крышу. — Ну, талантище. За три секунды понять, где находится Толстопуз, и дать верный приказ на его обнаружение.

— Я вам покажу обнаружение! — осклабился Толстый кот.

И полез в дыру. Но, как это бывает, не рассчитал габаритов. Своих и дыры, конечно. Снаружи крыши торчала клыкастая пасть, изрыгающая проклятия, всё остальное пряталось под чёрным смоляным настилом.

— Наш главный враг в ловушке! — возопили Чип с Дейлом.

— И это сделал Вжик, — добавили потрясённые Рокфор и Гайка.

— А цилиндр? — строго спросил Чип.

Толстый кот, брызгая слюной, многословно пояснил, что он сделал бы с любым цилиндром, попадись тот ему в лапы в эту тяжёлую минуту. По накалу злобы и ярости стало понятно, что цилиндра у кота нет. Иначе бы он его уже изничтожил любым из четырёхсот двадцати пяти способов, которые непрерывным потоком извергались из кошачьей пасти.


Глава 4, в которой спасатели пробуют поискать цилиндр в другом месте, и на этот раз сами оказываются в западне

— Теперь к Нимнулу! — распорядился Чип. — Сегодня весьма удачный день для разборки с суперзлодеями.

— К Нимнулу? — удивилась Гайка. — Не представляю, зачем ему мог понадобиться цилиндр великого сыщика?

— Так говорит Вжик, — заверил Чип рыжеволосую мышку.

— Давай, дружище, пошевеливайся, — Рокфор уже подталкивал Вжика к самолёту. — Вот только не надо делать вид, что тебя никто не слушает. Наоборот же. Ну? Что спотыкаешься? Капитан последним покидает корабль, а уж заходит он туда в первых рядах. Эй-эй, приятели! Ну-ка расступись! Пропустите нашего малыша. Сегодня он будет сидеть рядом с Гаечкой.

— Но, Рокки, — завопил Чип, крайне недовольный таким раскладом, — Вжик ведь ничего не будет видеть.

— Вжик всё будет видеть, — сказал Рокфор и тут же пояснил, — потому что он будет сидеть на моих коленях.

— Что-о?! — обиделся Дейл, — сейчас моя очередь сидеть впереди!

— Как скажет командир, так и будет, — развёл лапами Рокки, — а Вжик конечно же выбирает...

Вжик что-то отчаянно запищал.

— Дружище, я так и знал — впереди, — и Рокфор благодушно развалился на переднем сидении.

Плавно взлетев, самолет спасателей взял курс на свалку. Вслед ему с крыши покинутой фабрики неслись не слишком благозвучные выражения.

Как известно, лаборатория Нимнула расположена над городом, чтобы, строя зловещие планы, всегда можно было обозначить конкретные объекты для их исполнения. Этим утром Нимнул находился в благодушном настроении. На плане города всего два небоскрёба были перечёркнуты красными крестами, готовясь для уничтожения. Теперь будущий повелитель мира выбирал третий объект.

И тут он его заметил. И гораздо ближе, чем хотелось бы.

Неопознанный летающий объект кружил над балконом. Нимнул протёр глаза и тут же объект опознал. Это было неуклюжее летающее судно, битком набитое надоедливыми хищниками, вечно приносящими скверные проблемы. А один из незваных пришельцев в виде мерзко жужжащей мухи уже норовил сесть ему на нос.

Коварно усмехнувшись, Нимнул извлёк пылесос из объёмистого кармана. Вжик и пискнуть не успел, как был всосан в металлическое брюхо маленького, но очень коварного электрического устройства.

— Боже мой! Вжик! — воскликнула Гайка, всплеснув руками.

— Надо выручать нашего командира, — поддержал её Рокфор.

Сам бравый мыш немедленно покинул самолет спасателей. Приземление было на редкость удачным. Под лапы Рокфору подвернулся большущий черный рубильник. И Рокфор тут же его повернул. Не успел он порадоваться удаче, как поверхность, на которой стоял зловредный профессор, исчезла. Самолёт спасателей вместе с рыжеусым злодеем провалились во тьму. Рокфор тоже не остался в стороне. От стремительного падения захватывало дух. Рокки даже зажмурил глаза и отключился. Прийти в себя его заставило неприятное ощущение в хвосте, которым могучий мыш весьма дорожил. Выгнувшись, Рокки обнаружил, что кончик хвоста сжимают пухлые пальцы профессора. Сам профессор болтался чуть ниже, немилосердно нагружая хвост Рокфора своим немаленьким весом.

— Я же говорил, — простонал Рокки, — как только Вжик оставляет нас без внимания, дела тут же идут наперекосяк.

— Грыж-жуны проклятуш-шые! Ну, погодите у меня, мелкие твари! — ругался профессор.

Впрочем, состояние Нимнула легко было понять, прямо под ним на нижнем этаже лаборатории исходил зелёными пузырями огромный чан. Варево источало не очень приятный аромат и яростно шипело и булькало, словно в ожидании того, что скоро в его тягучие объятия сверзятся два незадачливых субъекта.

— Да, — проворчал Рокфор, — это не сыр.

После этого он начал грустно раскачивать хвост с висящим на нём профессором из стороны в сторону, словно маятник. Хвост щипало всё сильнее, и избавиться от этой боли возможности не предвиделось. Нимнул, тем временем, закончил всасывание Дейла. Гайка и Чип скрылись в раструбе ещё раньше. Затем раструб развернулся в сторону Рокфора.

— Думается мне, что я не пролезу, — сказал Рокфор.

Словно услышав его мысли, Нимнул подкрутил винт, и раструб тут же увеличился в два раза. Сарделькообразные пальцы разжались. Зелёный кипяток радостно булькнул, предвкушая встречу со славным героем. Но, влекомый более значимой силой, Рокфор описал гиперболу и скрылся в раструбе. Он уже не увидел, какую приятную посадку совершил Нимнул этажом ниже, чудом избежав встречи с кипящим чаном...

Нутро пылесоса напоминало древний склеп, наполненный пылью. Пыль лежала барханами на полу, пыль лохматилась на стенках, даже с потолка свисали пыльные сосульки. Ничего разглядеть было невозможно. Со всех сторон слышалось только оглушительное чихание и кашель.

— Кх-кх-кх, — содрогался Чип.

— Апчхи, — подавала голосок Гайка.

— А-кха-кха, — грохотал Рокфор.

— Йюммм! — и от чиха Дейла пыль смерчами носилась вокруг спасателей.

«Если бы мы помолчали подольше, — грустно думал Рокфор в мгновения затишья, — тогда я расслышал бы Вжика. Клянусь, я понял бы его мысли даже по кашлю».

Но Вжик не чихал. Он единственный из команды сумел покинуть тесный пыльный мешок. Теперь он был внутри механизма пылесоса. Электромотор, засасывающий воздух, завывал на все лады и всё норовил втянуть маленькую зелёную муху под свои смертоносные лопасти. Из последних сил малыш цеплялся за решётчатое ограждение в этом мире свирепого урагана.

Но вот силы оставили его... И он полетел навстречу ужасающе завывавшим лопастям.


Глава 5, в которой выясняется, что даже такие экологически небезопасные места, как нутро пылесоса, могут являться чьими-то местами обитания

Когда Вжик рискнул открыть глаза, шум лопастей заметно поубавился. Он обнаружил себя в уютной комнатке, где было несколько душновато. Возможно, жар нагнетала попыхивающая кастрюля. Возможно, температуру повышала раскалённая печка, на которой эта кастрюля покоилась. Возможно также, что свою лепту вносила струя пара, спиралью вылетавшая из остроносого чайника, стоящего на столе. Вжик подумал и решил, что, скорее всего, температурный дисбаланс обеспечивали все три составляющие. Однако удивиться невероятно умным словам, пришедшим в голову, он не успел. Гораздо большее удивление вызвало то, что вокруг стола стояли крохотные табуреточки. Вернее, удивляли даже не они, а гномики, сидевшие на них и с наслаждением отхлёбывавшие чай из больших глиняных кружек с рисунками. По комнате расползался завлекательный запах малины и яблочных огрызков. Глазёнки Вжика радостно замерцали. Он ещё никогда не встречал столько созданий своего размера в одном помещении. «Надо почаще заглядывать в технику, — решил Вжик. — Кто знает, может и фильмы в телевизоре нам показывает гномик с кинопроектором».

Гномики, тем временем, заметили пробуждение незваного гостя. И решили, что пора его повысить до разряда «званых». Они призывно махали руками, предлагая зелёному муху перебраться с дивана на свободную табуретку. А кто-то уже наливал чай в кружку, на которой была нарисована знаменитая Муха-Цокотуха.

Вжик не позволил долго себя упрашивать. Конечно, ему донельзя хотелось узнать, откуда появились гномики в Нимнуловской машинке, и он, не раздумывая, подсел за стол.

— Бззззз! — начал он разговор, оторвавшись от кружки с чаем.

Гномики переглянулись. Видимо они не очень понимали по мушиному и поэтому закричали что-то на своем гномьем языке. С места поднялся гном, одетый во всё золотистое.

— Бззз, бззз! — приветствовал он Вжика.

«Наверное, иностранец, — подумал Вжик. — Похоже на тирольский акцент. Только у них получается бзззыкать так смачно. Но зачем, господи, ты придумал столько языков даже для нас, мух?»

Золотой гномик, увидев, что его таланты не пригодились, печально опустился на сиденье. Ему на смену выбрался гномик, одетый в серебряные одежды, который принялся бзззыкать, но уже не так смачно. Впрочем, вполне понятно.

Выходило, что гномики оказались в Нимнуловской машинке случайно. Просто проходили мимо, и р-раз — неизвестно откуда налетевший вихрь всосал их в железные недра. Гномикам было не привыкать — они начали потихоньку осваивать новые необычные для них места. А раньше гномики жили в музее в большом чёрном цилиндре.

Вжик аж задрожал от восторга, выходит, расследование было на верном пути. Он подпёр подбородок крохотным кулачком и принялся слушать очень внимательно.

Когда-то цилиндр стоял на подставке, а до этого — по всему видно было — покоился на голове важной особы. Но вот однажды утром гномики вернулись к подставке — они всегда работали по ночам, но цилиндр исчез вместе с некстати приболевшим гостем, прибывшим накануне издалека с важной миссией...

Но тут на гнома зашикали, и Вжик понял, что поневоле оказался посвящённым в чужую тайну. Окрылённый доверием маленький мух возжелал тут же совершить подвиг.

— Я его разыщу, — пообещал Вжик на языке, который понимал он сам и серебряный гномик.

— Посланца? — возликовал золотой гном.

— Цилиндр? — оживились все остальные.

И забегали, и засуетились.

— Но прежде нам надо выручить моих друзей, которые возьмутся за это дело под моим руководством, — охладил Вжик гномьий пыл.

— А где они, твои друзья? — спросил серебряный гномик, весьма разочарованный, что великое дело откладывается на потом.

— Да тут, рядом, — махнул лапкой Вжик, — есть мешок, в котором полно пыли. Там и заключены мои друзья.

Гномик перевёл. Его собратья в едином порыве замотали головами, отказываясь лезть во вместилище пыли. Возникла серьёзная дилемма: соглашаться на своё теперешнее существование в роли тех, кто обеспечивает работу пылесоса, или окунуться в пыль, чтобы выручить спасателей и, быть может, вернуться обратно в цилиндр.

— Опоганить руки презренной пылью?!!! — возопил гном в золотых одеяниях.

Остальные тихо напомнили ему, что лицам без определённого места жительства приходится соприкасаться с пылью ежедневно. А то и с кое-чем похуже.

Но тут сильный толчок сбил с табуреток и хозяев, и их многообещающего гостя. В ту же секунду всё вокруг смешалось. В образовавшейся мешанине роскошные длинные бороды гномов перепутались друг с другом. И теперь гномов мотало от стенке к стенке единой и весьма недовольной массой. Пылесос содрогался, как будто орда гигантов перебрасывалась им словно мячиком. И слышался противный гнусавый голос:

— Выходите грыж-жуны!

— Это не нас, — сказал серебряный гномик на языке, понятном любому муху.

— Знаю, — сказал Вжик на языке, понятном только серебряному гномику, и добавил для всех. — Это моих друзей.

Гномики поразились, как быстро Вжику удалось освоить гномий язык. Но хвалить муха не стали. Куда интересней было наблюдать в прорези корпуса, как спасателей пересаживают из пыльного мешка в замусоренную клетку.


Глава 6, в которой стараниями гномов мир выворачивается наизнанку

Наступили ночь и тишина, изредка прерываемая всхрапами профессора. Вжик осторожно выскользнул из корпуса. Серебряный гномик неотступно следовал за ним. И не потому, что они так быстро подружились. Просто гномы не хотели упустить Вжика, а с ним и возможность вернуть прежнее жильё.

— О! Вжик! Дружище! — громогласно приветствовал друга Рокфор, осторожно высовывая нос сквозь прутья. — Я же говорил: вернётся малыш, и дела сразу наладятся. А это ещё кто с тобой?

— Я надеюсь, что вы вернёте нам цилиндр, — гномик сразу выдал главную цель своего визита.

— Чего это он там кряхтит? — удивился Рокфор. — Показывает, как тяжело быть гномом? А кому сейчас легко?

Вжик настойчиво прожужжал что-то в доброе ухо друга.

— А! — обрадовался Рокки. — Значит, это он так разговаривает. Ну, Вжик, придётся тебе поработать переводчиком. Давай уже, выпускай нас отсюда скорее. Я не прочь подкрепиться. И, хочу заметить, подкрепиться по-настоящему!

Вжик мигом забрался внутрь замка. Возня, вопли и ворчание раздавались из замочной скважины минут пять. Потом показался зелёный мух. Вжик виновато развел лапками, давая понять, что новый замок профессора ему не по зубам.

— Не выходит? — просипел под ухом гномик.

Вжик устало покивал головой.

— Это надо механиков звать, — размышлял вслух серебряный гномик, — они и не такие механизмы ло... Починяли, то есть. Только они нипочем за так работать не станут. Но если вы вернёте наш цилиндр...

— Чего это он там опять лопочет? — Рокфору надоело слушать кряхтение гномика. Да и кому понравится слушать незнакомца, сидючи в запертой клетке.

Вжик перевел.

— Не! — возмутился Рокфор. — А сам-то ты, борода в колпаке, можешь сделать хоть что-то?

Гномик издал серию покашливаний и с готовностью закивал.

— Вот-вот, — похвалил его инициативу Рокки. — Другое дело. Ну, Вжик, чего там этот господин серебряного цвета собирается предпринять.

Вжик развёл руками и пропищал что-то коротко и растеряно.

— Прямо глухие телефоны получаются, — проворчал Рокфор и пояснил для остальных. — Этот острошляпый бурчит что-то вроде «Выверну мир». Тогда мы... вроде бы... оказываемся снаружи. Ну как, соглашаемся?

— А чем это нам грозит? — встревожился Чип. — Надо сначала просчитать все последствия.

— Не надо! — взмолился Дейл. — Я так хочу знать, как это — быть вывернутым!

— Мне-то что, — обиделся Чип. — Пускай себе выворачивает.

Рокфор важно кивнул. Гномик уяснил согласие и без всякого перевода. На мгновение мир будто бы погрузился во тьму. А потом спасатели очутились по другую сторону решётки.

— Эх! — радостно потянулся Рокфор. — Ничего нет в жизни слаще, чем свобода!

— А сыр? — испугался Дейл резким переменам морального облика друга.

— Сыр оно конечно, — кивнул Рокфор. — Я сказал «ничего нет слаще». А сыр относится к другой категории. Нет ничего вкуснее сыра.

— А где мы? — Чип никак не мог добраться до уровня душевного спокойствия. — Куда делась лаборатория Нимнула?

— Мы в облаках! — возликовал Дейл, ощупывая странную субстанцию вокруг, похожую на белую светящуюся вату.

— Меня больше волнует, что это там, в клетке, вместо нас, — сказал могучий мыш, склонившись над клеткой.

Гайка присела и всмотрелась в пёструю мешанину.

— Это весь мир, Рокки, — пояснила она. — Гномик вывернул всё наизнанку. Мы теперь вне клетки, зато мир в ней. Это не очень-то и похоже на свободу.

Белая мешанина обволакивала всё вокруг. Так что спасатели с трудом могли различать друг друга. Изредка в белесой толще вспыхивали белые и чёрные звёзды. Словно на ангельском мосту в День Полуночного Заката. И звуки...

Когда вся мешанина мира осталась в клетке, то все звуки тоже сжались в тугой комочек, затерявшись среди круговерти красок. Снаружи, рядом с командой остался только один. Один протяжный гулкий звук. Словно где-то о бетонную стену плескалось невидимое море... Море, целиком составленное из белесого тумана. Звук не внушал доверия. Было в нем что-то завораживающее. Словно удав уставился на беззащитного кролика влекущими глазами-звёздами.


Глава 7, в которой появляется таинственная дверь

Дейл зябко поёжился:

— А нельзя нам вернуться обратно?

— Опять в клетку?! — возмутился Рокфор, — только не это дружище. Рокфор Чедер ещё никогда по своей воле не отправлялся за решётку! И мы немедленно выступаем на поиски выхода.

— Скорее входа, — поправил командир.

— С теоретической точки зрения, то, что является выходом, с другой стороны представляется как вход... Господи! Если весь мир теперь в клетке, — тревожно сообщила Гаечка, — то, что будет, когда мы найдём какую-нибудь дверь?

— Мы зайдём туда, конечно же! — бодро отрапортовал Дейл.

— Но что за ней окажется? — задала следующий вопрос прекрасная изобретательница.

— Уж не наш мир, это точно, не будь я Рокфор Чедер, — громогласно заявил Рокки.

— Так стоит ли туда заходить? — вопросил Чип. — Вот и Гаечка возражает.

И он умильно заулыбался, надеясь подлизаться к золотоволосой мышке.

— Слушайте малыша! — перебил его Рокки и прильнул к прутьям чутким ухом.

— Ну? Ну? — нетерпеливо подпрыгивал Дейл. — Что говорит Вжик?

— Трудно разобрать, — признался могучий мыш, — ты ведь помнишь, что там теперь звуки всего мира. Но мне кажется, я слышал Вжика. И Вжик мне сказал: «Мы ещё встретимся!»

Все помолчали. Спорить никому не хотелось. Тем временем, порыв ласкового ветерка отогнал белую завесу, и спасателям представилась дверь. Высокая, двустворчатая, из красного дерева, с золотыми завитушками и ручкой из кристалла в тысячу граней.

— Зайдём? — заверещал Дейл, поглядывая на командира.

Чип открыл рот, намереваясь дать гневную отповедь нетерпению и любопытству, но не успел.

— Думаю, не зайти в ТАКУЮ дверь, было бы преступлением, — вступил Рокфор и решительно зашагал ко входу в неведомое. Ручка, переливающаяся всеми оттенками радуги, манила. Так и хотелось уцепиться за нее обеими лапами и повернуть... Вот только даже для роста Рокфора она была недосягаема.

Спасатели живо построили пирамиду. Внизу стоял могучий Рокки, на плечах которого помещался Дейл. Ещё выше была Гаечка. Но её роста не хватило. Совсем чуть-чуть.

— Чип, залезай! — пританцовывая от нетерпения, закричал красноносый бурундучок.

— Тише, приятель! — Рокфору не нравились топтания бурундука у него на шее, — ты мне все уши отдавишь!

— Если вы думаете, что я буду участвовать в глупых затеях, то ошибаетесь, — замотал головой командир. — Нам надо вернуться в свой мир и продолжить расследование, а не болтаться по чужим мирам!

— Чи-иппи, мы только посмотрим и сразу назад...

Гаечка приподнялась на носках, пытаясь достать до кристалла, пылающего в этот момент рубиновым огнем, но, увы, пальцы хватали лишь пустоту.

— Ну, Чип, пожалуйста. Может там, — Гаечка постучала по двери; звук получился глухой, как из бочки, — может, нас там очень ждут.

— Не могла же эта дверь появиться здесь просто так, — поддакнул снизу Рокфор, — забирайся скорее, у меня вся спина затекла!

— Гайка, ты, правда, так думаешь? — для вида переспросил Чип. В этот момент он цеплялся за гавайку Дейла, — тогда что же мы стоим? Спасатели...

— ...Вперёд!

Вместе с дружным воплем створки двери разошлись в разные стороны. Легко, словно она только и ждала этого момента, дверь открылась.


Глава 8, в которой выясняется, что оторванным от мира живётся весьма неплохо

Спасатели поспрыгивали на землю уже с другой стороны двери. В уши ворвались звуки, глаза начали вбирать в себя краски нового мира. Вокруг была обычная зелёная лужайка, каких полным полно в каждом лесу. Но после белесой субстанции междомирия было так приятно снова стоять на земле среди душистых трав и вдыхать сладкий запах. Может, в междомирии и воздуха-то не было?

— А что... — челюсть Дейла застыла на полдороге. Именно он обернулся первым.

Двери не было. Ни открытой, ни закрытой. Только лужайка, залитая солнечным светом...

— Господи, вокруг ни одной консервной банки, ни одной пластиковой бутылки, — заметила Гаечка. — Из чего же мне сделать вездеход?

— Мы поищем, Гаечка, — умильно пообещал Чип и дал другу увесистую затрещину. — Слышал, глупыш, ну-ка быстро на поиски. Я ведь знаю, что мусор к тебе так и липнет.

— И ничего не липнет! — запротестовал Дейл и в доказательство вывернул карманы. Увы, кроме засохшей жвачки Крабле Гума и двух цветных фантиков там ничего не оказалось.

— Не мог прихватить пару пакетов чипсов и какого-нибудь металлического хлама,- скривился Чип, — так что иди ищи, а мы с Гаечкой пока обсудим детали маршрута.

Огорчённый Дейл побрёл было к деревьям, но тут его взгляд упал на Рокфора, и бурундучок остановился, как вкопанный.

— Ой, Рокки, — воскликнул он. — А зачем ты прихватил клетку?

— Не мог же я оставить наш мир без присмотра, — объяснил Рокфор. — Это как-то не в духе спасателей.

На самом деле, причины были несколько иными. Если в клетке находился целый мир, значит, и все запасы сыра лежали там же. И сейчас Рокфор намеревался основательно потрясти клетку, чтобы сквозь прутья выпал хотя бы маленький кусочек.

Грандиозные планы были немедленно претворены в жизнь. Мир в клетке подвергся мощнейшему землетрясению. Рокфору выгод это не принесло, на полянке объявился лишь затёртый, изжёванный, потрескавшийся сапог, продранный в нескольких местах.

— Господи, Рокки, — всплеснула руками золотоволосая мышка, — ты же разрушишь наш мир!

— Понимаешь, любовь моя, — смущённо объяснил Рокфор, на ходу придумывая причины, — гномики просили отыскать цилиндр. Вот я и подумал встряхнуть мир. А ну как этот цилиндр выкатится из-за какого-то закоулочка и вернётся к гномикам.

— А ты проверь, что получилось, — Гайка гневно положила руки на талию.

Рокфор с готовностью нагнулся.

— Эй, малыш, — прокричал он Вжику. — Как там у вас? Нашёлся ли цилиндр?

После этого он долго вслушивался. Когда могучий мыш выпрямился, вид у него был ещё более смущённым.

— Вжик говорит, — пробормотал Рокфор, — что цилиндр не вернулся. И даже хуже. От встряски у гномов куда-то делись штаны и бороды. А для гнома нет большего позора, чем остаться без бороды. И сейчас наш малыш пишет сто девяносто две объяснительные. Каждому гному по три экземпляра.

— Дай-ка сюда, — Чип немедленно забрал клетку. — В моих руках мир будет сохраннее. А ты чего стоишь? — это уже относилось к Дейлу. — Я помню, кому-то поручали найти хоть что-нибудь, из чего можно соорудить вездеход.

И Дейл печально продолжил свой скорбный путь туда, где странные деревья переплелись в ужасающий узел, распутать который было невозможно.


Глава 9, в которой Дейл удачно завершает поиски, хотя остальным не кажется, что удача повернулась к ним лицом

Конечно, печально брести вот так одному, но Дейл утешал себя мыслью, что именно он сейчас найдёт нечто важное. И заслужит Гаечкину благодарность. А может... Дейл так размечтался, что не видел куда ступает. И первый подвернувшийся сучок сыграл с бурундуком дурную шутку. Пропахивая носом землю и попутно наблюдая мельтешение звёздочек в глазах, Дейл успел-таки заметить мелькнувший фиолетовый сполох. Словно прощальной вспышкой, перед тем как погаснуть, блымкнула неоновая реклама.

Первым делом Дейл поднялся, отряхнул мусор, прилипший к гавайке. Нет, ничего полезного, вроде мотка веревки или консервной банки там не оказалось. И теперь настала пора оглядеться. Переплетение деревьев было совсем близко. Бурундучок стоял прямо на черте. На той невидимой черте, за которой солнечный свет (если так можно было назвать местное светило) утрачивал силу и уступал место тени. Тени от сумасшедшего переплетения веток. Лес стоял сплошной буро-зелёной стеной, не желая впускать смелого путешественника.

Но не это сейчас занимало Дейла. Всегда стоит посмотреть, за что ты запнулся, может это как раз то, что нужно Гаечке! Красноносый бурундучок нагнулся...

— Эй, ребята, поглядите, что я нашел!!!

— Дейл, что там такое? — Чип помахал издали. Отчего миру в клетке, покоящейся в мохнатой лапе, пришлось снова здорово встряхнуться.

Спасатели немедленно собрались вокруг Дейла. Он прямо светился от счастья, а ещё больше от нетерпения.

— Вот! Вот! — тыкал он лапой во что-то, скрытое в траве, прямо на границе света и тени.

— Но Дейл, это всего лишь... — лапой Гайка отвела в сторону зелёный полог.

— Нора!

— Это не просто нора, — замахал лапами Дейл, — это... это...

— Обычная нора, — отмахнулся Чип, — с круглыми стенками...

— ...Прорытыми лопатой, — закончила Гаечка, чей острый взгляд уже заметил характерные полукруглые полоски утрамбованной земли на стенках.

Увидев Гаечкин интерес, Чип сразу принял умный вид.

— Так вот, — возвестил он, — о чём говорит наша находка?

— О том, приятель, — предположил Рокфор, — что местность эту необитаемой не назовёшь.

Чип благосклонно кивнул.

— А бороздки от лопаты? — спросил он с хитрыми искорками в глазах.

— О том, — встрял Дейл, чувствуя себя незаслуженно отстранённым от славы великого изыскателя, — что мы можем этой лопатой прокопать ход в ещё один мир.

Чип хотел напустить на себя недовольство, чтобы показать несолидность Дейловых выводов, но не успел.

— А кто сказал, что я дам вам лопату? — донёсся из норы громовой рёв.

— О чём нам говорят эти звуки? — голос Дейла заметно осип от страха.

— О том, что надо сматываться отсюда, — и Рокки мигом развернулся в противоположном направлении.

— Ещё варианты, — Чип вцепился в пиджак друга и с трудом остановил его порыв.

— О том, что существо это громадно и ужасно, — предположил Дейл.

— Опровергается размерами норы, — замотал головой Чип и с надеждой посмотрел на Гайку.

Та, как водится, не подвела.

— Мы поняли его речь, — всплеснула руками прекрасная изобретательница.

— Вот! — палец Чипа ткнул в белёсое небо. — Молодец, Гаечка, — и он подвинулся к мышке поближе. — Это означает, что мы можем с ним договориться.

— На твоём месте, полосатый, я бы таких выводов не делал, — рёв заметно содрогнул полянку.

— Он знает про наши полоски, — восторженно хлопнул Чип по плечу друга, — хотя на мне они закрыты курткой, а на тебе — рубахой. Вывод?

На этот раз все промолчали. Даже подземное чудище не подало признаков жизни.

— Какой же вывод, Чип? — дрожащим голоском спросил Дейл, втайне надеясь, что страшило убралось восвояси.

— Он знает, как выглядят бурундуки, — сказал Чип.

— Попрошу в моём мире не выражаться, — громогласно посоветовал неведомый житель неведомого мира.

Следующую минуту все спасатели прочищали уши.

— Мне бы такой голосок, — вздохнул Рокфор, — и я бы тут же нашёл себе непыльную работёнку по загону африканских слонов в питомники.

— Могу устроить! — пообещал некто из норы громовым голосом.

— Правда что ли? — недоверчиво поинтересовался Рокфор, и было непонятно то ли он так шутит, то ли работа загонщика слонов в самом деле прельстила могучего мыша.

— И мне! И мне!!

Ну, конечно же, красноносый бурундук не мог отказаться от такого захватывающего приключения.

— Тихо, глупыш, — Чип увещевал Дейла парой дружеских подзатыльников, — если ЭТО доставит нас в Африку, то оттуда домой мы как-нибудь доберёмся.

Хозяин норы тем временем выдал Рокфору подробные инструкции:

— В обмен на Африку ты должен принести мне три феечки. Первая находится за лесом и лугом — в пустом колодце на перекрестке трех дорог.

— А остальные?

— Узнаешь, когда найдёшь первую.

— А зачем...

— Эй, полосатый, ты не слишком ли многословен? Учти, что время вам дано лишь до утра, а утром...

— Что утром? — переспросил до смерти перепуганный Дейл.

— Утром... Хе-хе-хе, — спасатели услышали, как тёрлись друг о друга чьи-то громадные конечности. — Утром вы попадёте в иной мир. И, скажу я вам, мир этот не будет к вам столь любезен и дружелюбен, как мой.

— Феечки, хм, — в голосе Рокфора, не горевшего желанием куда-то отправляться, появилось сомнение. — Может, ну их? Подождём ночку, а рассвет встретим в ином мире. И ноги не надо топтать понапрасну.

— В ИНОМ мире, — дрожа, повторил Дейл. — Если истории заканчиваются плохо, про их героев всегда говорят, что они отправились в мир ИНОЙ.

Под всеобщее напряжённое молчание Рокфор понял, что его план действий отвергнут единогласно.


Глава 10, в которой спасатели ведут розыск фей

Местное светило коснулось пушистым боком верхушек леса. Мир, доселе залитый приятным теплом и светом, неуловимо вздрогнул и на глазах начал меняться. Сдвинулись со своего места тени — первые вестники надвигающейся ночи. По веткам прошелестел прохладный ветер, спускаясь по ним, словно озорной малыш, прыгающий по лесенке через две ступеньки. Наверное, ему хотелось поторопить подрастающие чернильные полоски.

Рокфор оценил обстановку в соответствии с отвергнутым планом:

— Идём, идём... Куда ещё забредём... Ночью в незнакомом лесу мы заблудимся в два счёта.

Только он это произнёс, как что-то замерцало в непроницаемой утробе норы. Слабый огонёк возник в глубине и двинулся в сторону спасателей.

— Ой! — коротко вскрикнул Дейл и счёл за благо ретироваться за спину Гаечки, — это пр-ризрак!

— Не мели ерунды, — возмутился Чип. Храброму бурундуку не понравился вид трясущегося Дейла и при этом прижимающегося к золотоволосой мышке, — это...

— Это ваш проводник, — пророкотало из норы, — он покажет верное направление.

На свободу выпорхнул фиолетовый огонёк и тут же затанцевал прямо перед носом Рокфора.

— Как-то вот такой же живунчик, как ты, подпалил мне усы, — предупредил Рокфор. — Так что, приятель, попрошу держаться подальше.

— Чего же мы ждем?! — в нетерпении ныл Дейл.

— Прямо не знаю, что делать с нашим миром, — озабочено развела руками мышка. — Мы его не сможем ТАМ протащить.

Прелестный ноготок указывал в сторону фиолетового проводника, который танцевал вверх-вниз возле переплетения веток. Чип почесал в затылке, признавая, что такой чащобы он и самом деле никогда раньше не видел. Протащить клетку там не было никакой возможности.

— Не хотите ли вы сказать, что мы оставляем его здесь? — тревожно предположил Рокфор.

Чип яростно замотал головой. Оставлять мир на произвол судьбы не входило в планы славного командира. Тем более, что их маленький зелёный друг тоже был внутри клетки.

Вокруг совершенно стемнело. Чернильная краска, зарождавшая на востоке, наконец, залила всё небо и сомкнулась вокруг точки, куда исчезло заходящее солнце. Огромное чёрное око уставилось на спасателей. Бездонное и безликое, напоминающее огромный пустой колодец. И ни одной звёздочки, как будто чернильное покрывало проглотило их все до единой. Но команде было вовсе не до отсутствия звёзд.

— А феечки умеют колдовать? — вдруг поинтересовалась Гайка.

Все посмотрели на Рокфора. Он был единственным из команды спасателей, кому доводилось видеть живую фею.

— Феи-то, — многозначительно протянул Рокфор.

Могучий мыш прикидывал, куда мог завести разговор. Ему хотелось показать себя бывалым в любых жизненных вопросах и при этом не снизить уровень всеобщего восхищения его познаниями.

— Феи, — добавил Рокфор с ещё большим значением. — Колдовать...

Но тут не утерпел Дейл. Ему стало скучно просто стоять и ждать.

— Даже я умею колдовать.

Он огляделся в поисках подходящего камня. Но камни тут были огромадные, вросшие в землю и не желающие быть подкинутыми шаловливыми лапками бурундучка.

— Ап! — Дейл подкинул клетку.

Та закрутила в воздухе вираж, резко уменьшилась в размерах и упала в карман красной рубахи. Дейл ошарашено замер. Вслед за ним остолбенели и остальные. Кроме Рокфора, который только теперь с неудовольствием заметил, что всеобщее внимание приковано уже не к нему.

Первым опомнился Чип.

— Вот тебе, — влепил он затрещину другу. — Сказано же, обращаться с клеткой бережно. Наш мир опять перевернулся! И неизвестно, чего на этот раз пропало у гномиков.

И он добавил бы ещё оплеуху, но на его руке повисла Гайка.

— Так ты, — расстроился Чип, — тоже против меня.

— Против тебя, приятель, никто ничего не имеет, — пояснил Рокфор, — но, сотрясая своими ударами Дейла, ты сотрясаешь и наш мир впридачу. Так что придётся тебе воздержаться от рукоприкладства.

— Дейл! — восхитительные глаза Гайки неотрывно смотрели на бурундучка.

— А! Что?! — Дейл оторопел от столь пристального внимания со стороны прелестной мышки.

— Как тебе удалось запихнуть клетку себе в карман??!

— Ну... я подумал, что запихать весь мир в клетку куда труднее, чем клетку в карман, — Дейл не мог придумать разумных причин, по которым его немыслимая вроде бы задумка осуществилась. Ему вдруг показалось, что теперь все умеют колдовать, но вслух распространяться об этом он не стал. Скажи об этом Чипу, так тот того ещё наколдует.

А больше никому эта верная мысль в голову не пришла. Потому что такие мысли обычно посещают тех, кто предпочитает листание комиксов чтению научных книг. Поэтому все потенциальные колдуны так и остались в неведении о появившихся у них способностях.

— Надо бы провести ревизию твоих карманов, — ворчал Чип, глядя на исключительно чёрное небо, — может, там и Луна затесалась. Итак, что же мы стоим? Спасатели!..

— ...вперед! — с этими словами команда направилась следом за маленьким фиолетовым огоньком.

— Эй, Вжик, — время от времени Рокфор останавливал шествие и приникал к Дейловому карману, — как там у вас?

После этого он замирал в благоговейной тишине. Все терпеливо ждали. Даже огонёк прерывал свой бег и заинтересованно трепетал.

— Уже лучше, — возвещал Рокфор притихшим друзьям, — к гномикам набились крошки от печенья. А для гнома крошка, что нам — коврига.

— Значит, у них там маленький праздник, — задумчиво произнесла Гайка.

— А я о чём! — вскричал Рокки. — Кто-то празднует, а кому-то положено работать, не покладая рук. А ужина всё нет! — горестно добавил он в окончание.

— Лес кончился, — с видом следопыта, ведущего горстку бездельников, возопил Чип. — Я вижу одну из дорог.

— Значит, и остальные две неподалёку, — сказала Гайка.

— Они нам не нужны, — закричал Дейл.

— Это почему же не нужны! — закипятился Чип, любивший порядок во всём.

— Потому что я вижу колодец, — заявил Дейл.

Все пристально вгляделись в темноту. Огонёк даже привстал на трепещущих ножках фиолетового пламени. И в самом деле, впереди чернело тёмное прямоугольное строение.

— Разыщи в этакой темнотище крохотульку вроде феи, — проворчал Рокфор.

Все прислушались к Рокфору. После давнишней встречи с феей он считался непререкаемым авторитетом в этом вопросе.

— А вдруг она светится, как светлячок, — предположил Дейл, для которого не существовало непререкаемых авторитетов.

— Разве нас послали за светлячками? — сурово спросил Рокки, не любивший, когда его слова ставили под сомнения. — И вообще, не нравится мне этот колодец. Может, переночуем неподалёку, а приближаться до рассвета не будем.

Рокфор не стал говорить, что колодец не нравился ему исключительно по той причине, что нашёл его не он.

— Ещё чего! — заявил Дейл, пританцовывая на месте от нетерпения, — это же ТОТ САМЫЙ колодец!

И бурундучок со всех ног бросился к чернеющему невдалеке колодцу. Нельзя сказать, что никто не поддержал Дейла в его начинании. Фиолетовый огонёк метнулся следом, по пути нагнал бурундука и первым нырнул в черный прямоугольник. Когда Дейл заглянул внутрь колодца, то огонёк был уже далеко внизу.

— О, нет! Надо немедленно остановить Дейла, пока он не попал в очередную передрягу! — подскочила к колодцу Гайка, а за ней и все остальные.

От сруба потянуло сыростью и плесенью. Лапы скользили по крошащимся трухлявым брёвнам.

— Огонёк залетел туда, — Дейл уже по пояс свесился над разверстой бездной, — Нам тоже надо за ним!

— Подожди, Дейл, у нас ведь нет верёвки, — мягко остановила его Гаечка.

— А если мы просто спрыгнем. Там внизу должна быть вода.

— А если вода осталась только на самом донышке? – ехидно заметил Чип. – по чьей вине тогда мы разобьёмся?

— Ой, извини Чиппи, об этом я не подумал...

— Ты о чём-нибудь вообще думаешь? — задал Чип риторический вопрос, скорее обращаясь к небесам, чем к другу, ответ которого он и так хорошо знал.

В небесах, по-прежнему завёрнутым в чёрное покрывало, ответа не находилось.

Впрочем, далеко-далеко на самом краешке земли из-за горизонта показался бледно оранжевая горбушка. Всходила здешняя луна. Медленно-медленно, словно гигантская репка, выползала она из недр земли, чтобы занять подобающее место на небосводе.

Стало чуточку светлее. Из темноты высунулся огромный нос с привязанной к нему бадейкой и спустя секунду показался и сам хозяин этого носа — большущий колодезный журавль.

— А вот и верёвка! Чур, я первый! — обрадовался Дейл. Он уже представлял себе, как, бесстрашно обвязавшись верёвкой, спускается он на самое дно, а потом помогает спуститься Гаечке...

— Погоди, — остановил друга командир, — ты ведь даже не знаешь, что сказать феечке.

— Ну... это...

— Вот-вот, — покачал головой Чип, — думаю, первый спустится Рокфор. Только у него есть опыт в подобных делах.

— Мне надо подготовиться, — заявил специалист по феечкам и задумчиво привалился к стенке колодца.


Глава 11, в которой Чип понимает, что астрономия — не его призвание

Прошло немало времени. На небе жемчужиной появилась вторая Луна. Затем, капелькой янтаря, зажглась третья. И, наконец, когда из-за острых верхушек принялась выползать четвёртая — громадная, чуть ли не на полнеба, Чип, не выносивший неправильностей на небесах, принялся усиленно дёргать друга за полу пиджака.

— А? — тревожно спросил Рокфор. — Что случилось?

Он славно вздремнул и теперь выглядел заметно приободрившимся.

— Мы собирались спуститься в колодец! — горестно напомнил командир.

— Так спускайтесь, — милостиво разрешил Рокфор.

— Но, Рокки, — удивилась Гаечка, — ты же хотел идти первым!

— Я? — Рокки удивился до корней рыжей шевелюры. — Не может быть!

Все угрюмо закивали головами, подтверждая невесёлую для Рокфора истину, что может и очень даже как может.

— Но там же ничего не видать! — заметил Рокки, переваливаясь через край.

После он сделал неуклюжую попытку отойти от колодца. Чип вовремя придержал друга за пиджак, а Дейл прокричал:

— Да вон ведь, смотри, наш огонёк.

— Страшило рекомендовало следовать за ним, — напомнил Чип.

— Слушайте его больше, — Рокфор отчаянно противился авантюре. — Что хорошего можно ожидать от невидимки, не предложившего ужина перед дальней дорогой?

— Но, Рокки, нам ведь надо отыскать феечек, — всплеснула руками Гаечка. — И первая из них как раз в этом колодце.

Рокфор скривил губы, всем видом показывая, что он думает о предстоящем мероприятии.

— Кому они нужны, эти феечки? — проворчал он, делая ещё одну попытку отодвинуться.

Но Чип был начеку и быстро пресёк это поползновение. Все закивали головами, показывая, мол, нам нужны! Рокфор смирился.

— Мне надо подготовиться, — заявил он и задумчиво привалился к стенке колодца.

Когда громадная луна зависла в зените, Чип не выдержал.

— Как хотите, — сказал он дрожащим голосом, отводя глаза от страшного шара в небесах, — а я полез.

— Ладно, ладно, — очнулся Рокфор.

Тревога за друга всё-таки пересилила нежелание спускаться во тьму. Кроме того, Рокфор зверски проголодался. И феечка была единственным существом в округе, кто мог поделиться съестными припасами. Рокфор очень надеялся, что феи питаются не только капельками росы, но и чем-нибудь посущественнее. С невесёлыми мыслями и смутными надеждами он ухватился за верёвку и заскользил вниз. Спасатели немедленно двинулись за ним.


Глава 12, в которой происходит встреча с первой феей

Дно колодца оказалось сухим.

— Вот видишь, — шёпотом попенял Чип Дейлу, — а что, если бы мы кинулись вниз без верёвки. То-то посворачивали бы шеи.

Шёпот лишь чуть потревожил сонную тишину. Звуки тут отсутствовали напрочь, и это навевало дрёмы. У крыльца крошечного домика, свернувшись клубочком и посапывая, как котёнок, спал фиолетовый огонёк.

Все с надеждой посмотрели на Рокфора.

— Кхм, — прочистил горло могучий мыш.

Он вспотел от смущения и совершенно не знал, что делать дальше. Звук, тем не менее, возымел действие. Скрипнула дверца. На крыльцо вышла маленькая светловолосая куколка со стрекозиными крылышками на спине и сладко потянулись.

Взгляды, устремлённые на Рокфора, пропитались неприкрытым восхищением. Рокфор понял, что просто обязан выйти вперёд и что-то сказать. Он набрал в грудь побольше воздуха и шагнул твёрдо и широко.

Но сказать так ничего и не успел.

— Знаю, знаю, зачем вы пришли, — хрустальными колокольчиками прозвучали первые слова феечки. И слышались в них немного печальные нотки.

— Ух ты, она нас ждала! — восхитился Дейл и тут же заработал небольшой подзатыльник.

Чип совершенно справедливо рассудил, что лучше не перебивать феечку, может тогда она и согласится отправиться вместе с ними. Однако Рокки имел свое мнение по этому поводу.

— Фу-ух, — шумно выдохнул он воздух, так и не понадобившийся для первых слов, — значит ты идешь с нами?

И тут... То ли сырой воздух возымел действие, то ли плесень, запах которой на дне стал отчетливее. Маленький розовый носик сморщился, и феечка чихнула. Рассыпались в разные стороны малиновые искорки и, вспорхнув, осели на крылья феечки. Теперь она и вправду напоминала светлячка, танцующего в лунном свете июльской ночи.

— Конечно, иду, — кивнула огнекрылая, — ведь я — розовая фея — Предвестница Будущего. Без меня вам нипочём не добраться до моих сестёр.

— Ну, это мы ещё посмотрим, — пробормотал Рокфор себе в усы.

Феечка улыбнулась и ласково погладила фиолетовый огонёк, который словно шаловливый котенок тёрся у её ног.

— А ты можешь возвращаться.

Закрутив пару лихих виражей вокруг розовой феечки, огонёк унёсся ввысь и растаял на фоне чуть светлеющего квадратного отверстия — выхода.

— Одно только важно, сколько взошло лун?

— Три! — выпалил Дейл.

— Две, дружище, — поправил его Рокфор.

— А я помню всего одну, — развела руками Гайка, — но раз вы — фея Будущего, то разве не должны знать ответ заранее?

— Если мы будем и дальше давать такие бестолковые ответы, то феечка окончательно запутается. Тут даже знание будущего не поможет, — здраво рассудил командир и, так как он любил порядок во всём, добавил. — Когда мы сюда спускались, на небе было ровно четыре луны.

— Тогда всё в порядке, — улыбнулась фея. — Я могу держаться за миг настоящего лишь тогда, когда меня освещают лучи не менее четырёх лун.

— Тут и одной вполне достаточно, — проворчал Чип, косясь на страшный шар, закрывавший небо над колодцем.

Никто спорить не стал. По верёвке все выбрались на поверхность. Теперь на небе самоцветами переливалось не меньше восемнадцати Лун.


Глава 13, в которой несчастливый номер главы не помешает Рокфору проявить мастерство в искусстве деления припасов на порции

— Ух ты! Красотища! — восхитился Дейл и запрыгал от восторга.

— Стой! Стой! — замахал руками Рокфор.

Но было уже поздно. Клетка выпала из кармана и, отчаянно дребезжа, покатилась по траве.

— Разве можно так обращаться с целым миром! — Чип от души влепил затрещину другу, ни капельки не осознавшему своей вины.

— А вдруг, — предположил Рокфор, — цилиндр всё же нашёлся?

Он приник к клетке, вслушался и затих. Когда он выпрямился, лицо его лучилось скорбью.

— Гномики собираются съесть Вжика! — возвестил он. — Хотя, возможно, я что-то не так услышал. Там работают не меньше ста тысяч отбойных молотков.

Дейл тут же начал тыкать палкой сквозь прутья, намереваясь утихомирить гномиков. В один из заходов палка подцепила и вытянула наружу толстенное кольцо божественно пахнущей колбасы.

— Точнее, мой друг! — возликовал Рокфор. — Точнее! И мы под завязку обеспечим себя сыром.

— Лучше скажи, как там с Вжиком, — обеспокоилась Гайка.

Рокфор снова приник к клетке.

— Гномики собираются сесть с Вжиком, — поправился мыш, — дабы тряска не помяла ему крылья. А ещё они обещали стать вегетарианцами! — сказал он и, взглянув на просветлевшие лица, добавил. — Если мы им вернём цилиндр.

Все погрустнели. Кроме Чипа, ведущего умные разговоры с феечкой.

— Если вы отвечаете за будущее, — сказал командир, — логично предположить, что ваши сёстры заведуют прошлым и настоящим.

— Верно, — кивнула феечка, — Феелина, наша средняя сестра отвечает за настоящее, а Стелла — старшая. И в её подчинении находятся воспоминания прошлого. Я, как вы уже слышали, властвую над будущим. И моё имя — Моргана!

Как и подобает джентльмену, Чип немедленно представил себя и всех своих друзей. И только потом поинтересовался местом жительства остальных фей.

— Феелина живет прямо за этим лугом, — феечка указала на бескрайнюю равнину, залитую серебристыми и оранжевыми дорожками от многочисленных лун, — возле реки в своем волшебном фонарике. Я вас к ней провожу.

— Но поче... — подавил бурундук почти вырвавшийся вопрос.

— Ты хочешь узнать, почему я согласилась идти с вами? — рассмеялась феечка, и хрустальные осколки-смешинки рассыпались по высокой траве.

— Ну... да, — выдавил Чип, собиравшийся спросить совсем о другом. Но ответ на этот вопрос показался ему более важным.

— Ты узнаешь это чуть позже... в будущем.

Тем временем остальные с надеждой поглядывали на колбасу. Она покоилась в могучих руках Рокфора, и те, судя по народным приметам, не собирались её отпускать. Наконец, заметив жалобные взгляды приятелей, Рокфор тяжело вздохнул и извлёк нож.

— Это тебе, Чип, — и на траву упал первый кусочек.

Вернее, не упал, а спланировал, настолько он был тонким и невесомым.

— Это всё? — гневно вопросил Чип.

Рокфор не ответил, он лишь мечтательно прищурил глаза, а потом они распахнулись, будто на могучего мыша снизошло озарение.

— Ты не слышишь? — продолжал сердиться Чип, гневно отпихивая порцию.

— Я всегда слышу тебя, Чип, — веско ответил Рокфор. — Вот не далее, как вчера, ты сказал «Век живи — век учись».

— И ты запомнил? — поразившись, Чип сел на траву.

— Это, приятель, слова из тех, что западают прямо в душу, — монументально отчеканил Рокфор. — Ты ведь не станешь с ними спорить?

— Разумеется, нет, — просиял Чип. — Не думал, что что-то из моих высказываний произведёт на тебя столь сильное впечатление.

— А вот ещё из таких слов, — продолжил Рокфор. — Сытое брюхо к учению глухо.

И он всучил Чипу отвергнутую порцию.

Внутри у Чипа всё опустилось. Он догадался, чтобы подтвердить истинность первой пословицы, придётся личным примером доказать верность второй. И он осторожно положил кусок в рот, где тот растаял так быстро, что Чип даже не успел почувствовать его вкуса.

— А мне потолще кусок, потолще, — умолял Дейл.

— Ты же хотел стать ВАМПИРОМ! — остепенил его Рокфор.

И Дейл закивал.

— Стыдись, — печально изрёк мыш. — Вампиры не едят колбасы.

— Но хоть чуточку, — взмолился Дейл, не желавший расставаться ни с ужином, ни с заветной мечтой.

— Ладно, — благородно отступил от правил Рокфор.

И Дейлу был вручен точно такой же кусок, как и Чипу.

— А мне? — удивилась Гайка.

Рокфор посмотрел на колбасу. Потом на Гайку. Потом снова на колбасу. И снова на Гайку. Его взгляд захлёстывало недоумение: как обладательница такой потрясающе стройной фигуры может желать эту жирную, склизкую, прямо-таки напичканную миллионами калорий колбасу. Нет, Рокфор не собирался потакать чужим слабостям. Он умело резанул ножом, оставив калории на колбасе, а то, что отрезал, вручил мышке. Та печально посмотрела сквозь свою порцию на Луны. Лунный свет, нисколько не задерживаясь в Гаечкиной порции, пронзал колбасу насквозь и отражался от синего донышка прекрасных глаз.

А Рокфор без лишних разговоров проглотил оставшееся лакомство.

— Но учение? — вознегодовал Чип. — И сытое брюхо...

— У кого тут оно сытое? — рассердился Рокфор. — С чего это ему быть сытому? С этого огрызка? Я голоден сейчас куда сильнее, чем перед тем, как приступать к ужину. И, Чип, у меня тоже родились слова, которые, я уверен, западут во все без исключения души.

— Что же это за слова? — скривился Чип, уже не ожидавший от судьбы ничего хорошего.

Совершенно по-философски Рокфор подвёл черту под ужином:

— Большому кораблю — большой аппетит.

Чип мужественно сглотнул слюну, как подобает в таком случае тем, кто не хочет ставить судьбу команды под удар мелких, ни к чему не обязывающих придирок.

— Идёмте, — хмуро сказал он и возглавил процессию, направившуюся к начавшему алеть горизонту.


Глава 14, в которой Чип продолжает являть личный пример

Феечка величаво плыла справа от Чипа. Наличие рядом крылатой прелестницы весьма приподнимало настроение командира. Это был урок для всех. Скажем, для Дейла. Быть может, если бы он был послушнее, фея избрала бы в качестве спутника его. И для Гайки. Быть может, если бы золотоволосая изобретательница почаще улыбалась командиру, он бы не разговаривал сейчас с другими девушками, а срывал бы с неба звёзды в честь самой прекрасной из мышек. И Луны срывал бы! Ну, кроме той, самой огромной, которая ему сразу не понравилась. Но самым показательным урок должен был получиться для Рокфора. Кто сожрал столь много колбасы, тот не может шагать с чистой совестью широко и весело. Того мучает одышка и раскаяния. И на того не обращают внимания крылатые куколки.

Фея, действительно, не оборачивалась к Рокфору. Но во всём остальном могучий мыш являл пример субъекта, весьма довольного судьбой.

— Дейл, приятель, — добродушно посвистывал Рокфор, — как бы нам ещё выцепить колбаски. Остановись на минутку, и мы немного встряхнём наш мир.

— Чиппи! — орал Дейл, не обращавший внимания на заманчивые предложения. — А что страшило будет делать с феечками?

— Помолчал бы, — досадливо поморщился Чип, опасаясь, что фея встревожится и улизнёт. — Разве сейчас время для подобных вопросов? Заря не за горами. Когда, кстати, у вас утро?

Этот вопрос предназначался уже фее. Фея поправила немного сбившуюся в волосах ленточку и ответила:

— Когда наступит самый тёмный предрассветный час. В ту минуту как зайдёт последняя луна.

Чип ничего не понял, но чтобы не показаться последним тугодумом в глазах феечки, перевёл взгляд в небо и принялся считать луны. На чёрном бархатном покрывале красовалось ровно девятнадцать лун, а ещё одна только-только показала свой краешек из-за горизонта, намереваясь взойти.

— Девятнадцать, — пробормотал Чип, — и ещё вот одна лезет.

— Всего двадцать, — кивнула феечка, — уже скоро последняя полностью покажется над горизонтом, и наступит полночь. А когда все они скроются за лесом, — феечка на секунду оглянулась, — тогда и наступит рассвет.

— Надо поторапливаться, — сделал выводы командир, — уже полночи прошло, а мы нашли только одну фею.

— Одно не пойму, — сказал Рокфор, поглядывая за верхушки странных деревьев. — Если двадцатая Луна — это лишь полночь, что означает алая полоса над лесом? На задержавшийся закат не похоже. А до восхода, как нам сказали, как до Луны.

— Ой, Рокки, — встрял Дейл. — А до какой Луны? До той, большой.

— Нет-нет-нет, — наставительно сказал Чип, обернувшись. — До той Луны мы не пойдём. Та Луна нам как-то не по пути.


Глава 15, в которой дорога приводит спасателей прямиком к обиталищу второй феи

За разговорами спасатели и феечка незаметно перешли поле. На краю что-то переливалось мягким голубоватым сиянием. Нетрудно догадаться, что там оказался домик второй феечки.

Сёстры обрадовались и двумя светлячками, розовым и голубым, воспарили к тёмному небу, изукрашенному Лунами. Две искорки метались в темноте, выписывая затейливые вензеля. Вдоволь налетавшись, они опустились на крыльцо.

— Давай, Рокки, начинай, — пихнул Чип в бок задремавшего Рокфора.

— А? Чего? — не сразу понял могучий мыш, но потом приосанился и начал торжественную речь.

— За что мы любим фееечек? — спросил он и замахал руками, увидев открывающийся рот Дейла, потому что ответ должен был дать он сам. — За то, что они — существа из сказки. А кто не любит сказку. Сказка — это как сыр, неожиданно появившийся поблизости. Сыр, на который никто не претендует. Или, в крайнем случае, сыр, на который никто не успеет предъявить права.

Рокфор чувствовал, что его понесло. Пора было поворачивать на прежний курс.

— Мы любим фей за бескорыстие! — объявил он. — За то, что они никогда не стесняются поделиться своими сырными запасами. За что мы любим двух феечек? Нет-нет, Дейл, ни слова! Двух феечек мы любим за то, что они могут вручить нам вдвое больше сыра.

Рокфор чувствовал, что сырный вопрос тут очень не в тему, но остановиться не мог. Ему казалось, как только он замолчит, желудок издаст тоскливые вопли голода.

— С этим всё ясно, — сказала сестре Феелина. — Посмотрим на остальных.

Первым её взгляд упал на Дейла. И это не вызывало удивления. Дейл только что свалился рядом с крыльцом и нос в нос изучал прекрасную фею.

— А ты добрая или злая? — спросил бурундук, которого насторожил суровый голос крылатой красотки.

— Зависит от того, что ты думаешь прямо сейчас, — уклончиво ответила Феелина. — Ведь я — Фея Настоящего. Поэтому для меня нет твоего прошлого, для меня не существует твоё будущее и твои обещания о том, каким оно будет. Важно лишь, какой ты в данный момент.

— Я обещаю быть хорошим, — насупился Дейл.

— Это всё в будущем, — сурово ответствовала Феелина, — а какой ты сейчас?

— А ты не будешь сердиться? — поинтересовался Дейл, — Чип вон всегда сердится, когда я делаю что-то не так.

— Неправда, — поправил друга Чип, — не всегда, а только когда ты делаешь очередную глупость! Хотя ты совершаешь их постоянно.

— Разве «постоянно» и «всегда» — не одно и то же? — захлюпал носом расстроенный Дейл.

— »Постоянно» — значит, «снова и снова», но это не значит, что так будет «всегда», — вдруг улыбнулась феечка. — Ты тоже живешь настоящим. Каждое мгновение ты принимаешь мир таким, какой он есть со всеми его радостями и огорчениями. Это ведь так важно.

— Но сестра, как же можно не задумываться о будущем? — вступила в разговор первая фея, — если не готовиться к тому, что грядет, то можно лишиться и настоящего.

— Может пора идти дальше? — тихонько поинтересовалась Гаечка, — нам до утра надо вернуться.

— А куда это мы так спешим? — поинтересовалась Феелина.

— Нам нужна третья фея, — напомнил собравшимся Чип первоочередные спасательские задачи.

— Да, сестрёнка, только ты можешь знать, где она живет, — кивнула розовая феечка.

— Погодите, погодите... я помню? — вторая феечка наморщила носик в попытке вспомнить, — ох, как я не люблю вспоминать то, что прошло... Ну, нет! Я, кажется, знаю. За рекой возле трёх засохших дубов есть небольшой пригорок — там и живет наша старшая сестра.


Глава 16, в которой показано, как использовать чужую тягу к грамоте в своих интересах

— А как мы перейдем реку? — поинтересовался Дейл, — нет же ни одного моста.

— Мост?! — встрепенулась розовая феечка, — я знаю, что здесь будет прекрасный мост.

— Неверный ответ, сестрёнка, — усмехнулась Феелина, — мост и сейчас есть.

С этими словами феечка взмыла ввысь, унося за собой шлейф голубоватых искорок. Когда искорки упали на воду, стало видно, что через реку переброшен прекрасный сияющий мост небесно-голубого цвета.

— Ух, ты! — восхитился Дейл, — прямо как в той истории про Супергероя-Барсука. Когда он...

— Пошли, — схватил друга за шиворот славный командир, — пока мы тут прохлаждались, несколько лун скрылось за лесом.

Командир с неудовольствием покряхтел, потому что громадный шар, так расстраивающий его нервы, клонился к горизонту уж очень медленно.

Спасатели подошли к мосту.

— Стоп! Стоп! Стоп! — из-под моста вылезло существо и протестующе замахало лохматыми конечностями.

— Это тролль, — пояснила фея настоящего.

— И он нас пропустит, — пообещала фея будущего.

— Разумеется, не за так, — оскалив клыки, тролль пресёк поползновения спасателей залезть на мост бесплатно.

— Чего он, — Дейл обиженно показал феечкам пальцем на тролля.

— Работа у него такая, — объяснила фея настоящего.

— И до добра она его не доведёт, — предупредила фея будущего.

Тролль не внял мрачным прогнозам. Он, чудовищно скалясь, охранял подступы к вверенной территории.

— Я знаю! — просияла Гайка, — Посмотрите, что валяется под кустами.

Все посмотрели.

— Похоже на газетный лист, — сказал Рокфор, вытягивая мятую бумагу.

— Да тут ни буквы не прочесть, — пожаловался Дейл.

— А я говорил, что пора учиться, — попенял ему командир.

— Дейл прав, — Гайка встала на защиту красноносого бурундучка. — Тут и в самом деле какие-то каракули. Но из газеты мы можем соорудить дельтаплан и переправиться через реку по воздуху.

— А чего она, — Дейл показал на розовую фею, — говорила, что тролль нас пропустит.

— Мы больше не можем ждать! — сказал командир.

— Верно, Чип, — улыбнулась Гайка, — мы и не будем. Только надо привести этот лист к подходящей форме.

И она надорвала газету.

Над рекой пронёсся вопль неизбывной печали. Орал тролль.

— Не надо! — умолял он. — Не рвите газету! Дайте её скорее сюда. У меня уже второй месяц информационный голод. Тут каждая буква на вес золота.

— Конечно, конечно, — торопливо сказала Гайка и вложила лист в мохнатые ладони тролля.

Тролль уселся и отгородился от мира газетным листом.

— Гости с Альфы Проклятого Меча выиграли матч по спейсболу у местной команды с разницей в одно очко, — доносилось из-за газеты. — Всемирный субботник по уборке вирусов из программного обеспечения собрал на 4,76 % больше участников, чем за тот же период предыдущего цикла, — голос из нервного постепенно перетекал в умиротворённые оттенки, — на западных побережьях семнадцатой Луны погода ожидается солнечной. Ветра слабые, местами до умеренных. Видимость на дорогах хорошая...

— А мы чего? — оторопело спросил Дейл.

— А мы пойдём, — прошептал Рокфор. — Думаю, не стоит ему мешать.

— Но он же должен нас пропустить, — непонимающе уставился на него Дейл.

— А он и не запрещает, — пояснил Рокфор, — Да будет тебе известно приятель, то, что не запрещено, может считаться разрешённым.

Дейл помотал головой, выбрасывая из ушей мудрёные слова. Феечки, взявшись за руки, весело кружились на той стороне моста.

Спасатели благополучно перебрались на другой берег. С противоположного вдруг донёсся трагический вопль.

— Чего это он? — поинтересовался Дейл, поднимаясь на цыпочки и пытаясь разглядеть, что случилось с троллем.

— Он прочитал о прекращении взимании пошлин за переход через мосты, — прокомментировала синяя феечка.


Глава 17, в которой Чип смело сплетает прошлое, настоящее и будущее в единый узел

Команда зашагала по дорожке, что от моста убегала через луг. Вскоре показались и обещанные три дуба. Один расположился прямо посреди тропинки, отчего та раздваивалась, огибая дуб с обеих сторон.

— Но они же совсем сухие, — удивился Дейл, внимательно разглядывая дубы, — вот у нас в штабе спасателей совсем не так.

— Верно, верно, — рядом раздался весёлый голосок.

С пригорка у подножия среднего дуба взлетела зелёная искорка. Описав в воздухе замысловатую восьмёрку, она обернулась ещё одной феечкой — одетой во все зелёное.

— Верно, — повторила она, — когда-то эти дубы тоже были живыми и зелёными.

— Феечка Прошлого, — догадался Рокфор.

— Ну, почему же были? — удивилась средняя сестра. Лёгкий взмах её голубой волшебной палочки и на дубах совершенно непостижимым образом стали появляться зелёные листочки.

— Жаль это ненадолго, — посетовала розовая фея, — без воды они скоро снова засохнут.

Словно в подтверждение её слов листочки пожухли и почернели. Налетевший порыв ветра сорвал их и унёс вдаль, смешав с придорожной пылью.

— Тот, кто сумеет их оживить, — вздохнула зелёная фея, — перемешает будущее с прошлым.

— И тогда ему будут подвластны любые желания! — всплеснула руками розовая фея.

— Жаль только, что настоящих героев уже не осталось, — опечалилась голубая фея.

— Это дело для нас! — заявил Чип. — Где здесь ближайший исправный колодец?

— В ста двадцати восьми милях, — сказала фея настоящего.

— И это ещё не предел, — посетовала фея будущего на возможные перемещения колодца.

— А когда-то он располагался гораздо ближе, — вздохнула фея прошлого.

— Спасатели, вперёд, — закричал Чип, подхватил пустое, немного помятое ведро и заскакал в указанном направлении. Впрочем, через полметра бег перешёл на шаг, а ещё сантиметров через двадцать бурундучок и вовсе остановился.

Славному командиру стало стыдно до невозможности. Не за себя! За оставшихся членов команды, не выразившей ни грамма энтузиазма и продолжавшей топтаться на месте.

— Вы чего?! — рассвирепел Чип. — Хотите оставить деревья сухими и мёртвыми?

— Нет-нет, Чип, — торопливо оборвала Гайка скороспелые обвинения. — Но гораздо легче не таскать воду вёдрами из такой дали, а провести водопровод. Помнишь реку, на которой был мост, охраняемый троллем?

И Чипу стало стыдно ещё сильнее. Теперь уже за себя. За то, что он сам не догадался.

— По-моему, — осторожно заметил Дейл, когда команда шагала к реке, — тролль не обрадуется тому, что мы будем забирать воду из его реки.

— Река не его, глупыш, — пояснил Чип. — Ему принадлежит только мост. А на мост мы больше ни шагу. Зачем нам мост, когда мы и так на правильном берегу.

Тем временем команда подошла к реке. Мост был на месте. На месте сидел и тролль, продолжавший читать газету.

— Тупое, низкорослое существо, пригодное лишь к должности сторожа, — остервенело чесал он густую шевелюру. — Шесть букв. Кто бы это мог быть? Две «л» вместе. Эк и закрутили. Жуть как люблю эти кроссворды.

— Ну, вот, Гаечка, река, — сказал Чип, — но как мы построим водопровод?

Мышка осмотрелась. Действительно, на берегах реки не было ни пластиковых бутылок, ни консервных банок. Даже старых покрышек не было видно ни одной. А ведь прекрасная изобретательница так на них рассчитывала!

— Ой, тут совершенно не из чего строить!

— Подожди, Гайка, — остановил её Рокфор, внимательно присматриваясь к деревьям на берегах реки, — вот когда я путешествовал по Китаю...

— Сейчас не время воспоминаний! — строго заметил Чип, обидевшись, что не он успел начать длинную историю о том, как когда-то...

— А кто говорил про воспоминания! — Рокфор обиделся ничуть не меньше, — я просто вспомнил, как китайские мыши устроили водопровод из стволов бамбука и лиан.

— Ой, Рокки, молодец! — завопила Гайка, — как же я сама не додумалась.

И Рокфор оказался в Гаечкиных объятиях. Чипу с Дейлом оставалось только сожалеть, что идея бамбукового водопровода отправилась прямиком в голову Рокфора, ничуть не соблазнившись их собственными.

— Гаечка, я буду тебе помогать, — тут же вызвался Дейл.

— Подожди, Дейл, работа найдется каждому, — остановил его командир. — Сначала надо всё хорошенько спланировать...

— Хорошо, Рокки и Дейл — вы срывайте бамбук, Чип — будет удалять сердцевину, — распорядилась Гаечка, — а я...


Глава 18, в которой описывается процесс добывания бамбука с точки зрения Дейла и с точки зрения Рокфора

— Как всегда, нам досталось самое трудное, — сказал Рокфор, когда они с Дейлом углубились в заросли.

— Почему? — Дейл аж подпрыгивал от нетерпения. — Я так хочу побыстрее нарвать бамбук, чтобы посмотреть, как Гаечка будет строить водопровод.

— Дейл, дружище, — Рокфор обвёл окрестности грустным взглядом, — ты видишь поблизости хоть один бамбуковый стебель?

Голова Дейла завертелась. Нет, не видел он ни одного стебля бамбука. К слову сказать, поблизости растительности было более чем достаточно, но ни одного знакомого деревца не обнаружилось. Только извилистые синие кракозябры с длинными иглами, каждая из которых сгодилась бы на кинжал или на лезвие перочинного ножа. За этими зарослями колючей проволоки росли красные шары, напоминающие капусту кольраби, но испускавшие запах скисшего молока. За красными шарами высились деревья, похожие на метёлки, воткнутые черенком в землю.

Но красноносого бурундучка не так-то просто было выбить из седла.

— А вдруг бамбук рядом, — подпрыгивал он всё выше. — Вдруг мы его просто не видим!

— А ты поищи, — неожиданно не стал спорить Рокфор и, проследив, как Дейл скрылся в зарослях, добавил, — а я чуток вздремну. Завтрак нам не припасли. Но, как известно, если очень хочешь есть, ляг, поспи и всё пройдёт.

Вопросы строительства водопровода ничуть не заботили могучего мыша, жестоко страдавшего от отсутствия сыра. Но вздремнуть так и не удалось. Только-только Рокфор успел поглотить во сне первую тонную прекрасного Пошехонского, как появился Чип и недвусмысленно поинтересовался, когда это обладатель такого пышного живота соизволит сесть на небольшую диету.

Рокки открыл глаза. Чип и в самом деле стоял рядом. Только вот интересовало славного командира совсем другое:

— Рокки, почему ты не собираешь бамбук? И куда это запропастился Дейл?!

Ближайшие кусты, походившие на шипастый войлок, раздвинулись, и Дейл обиженно закричал:

— Вовсе я не запропастился. Я бамбук искал.

— И как, дружище, нашёл? — поинтересовался Рокфор.

— Пока ещё нет.

Чип огляделся вокруг, и до него постепенно начала доходить суть проблемы: никакого бамбука поблизости. Зато навалом росли деревца с прекрасными длинными синими иглами. Подобрав с земли одиноко валяющуюся иглу, командир распорядился:

— Рвите эти иглы, они как воронки. Мы просто вставим одну в другую и...

Однако оторвать хотя бы одну иголку не получилось даже у Рокфора. Могучий мыш приуныл и наставительно заметил:

— Вот что значит несколько часов провести без сыра.

— Для труб сгодится любой ствол с мягкой древесиной, — пояснил Чип и принялся выстукивать стволы.

Глухой звук получился у великанов, похожих на метёлки.

— Эти сгодятся, — решил Чип. — Давай, Рокфор, вали их. Штучек пять-семь будет достаточно.

Выяснились два радостных обстоятельства. Во-первых, стволы ломались без особого труда, хотя и с оглушительным треском. Во-вторых, сердцевина отсутствовала, так что Чип остался без работы, чему нисколько не огорчился.

— А теперь доставьте их к берегу, — распорядился он. — А я побегу, предупрежу Гаечку! — и он унёсся прочь.

— Быстрее, Рокфор! — заверещал Дейл, — наблюдая, как уменьшается фигурка командира.

Красноносый бурундучок разбежался и на полном ходу врезался в самую высокую метелку. Звук получился звонкий, как будто Дейлу посчастливилось состыковаться с корабельным колоколом. Ствол оглушительно треснул, и дерево завалилось.

— Ты давай, вали остальные, а я потащу его к Гаечке, — Дейл уцепился лапами за поваленный ствол.

Тащить полую деревяшку оказалось весьма просто. Рокфор водрузил остальные стволы себе на плечи и неспешно двинулся за красноносым бурундучком.

— Не пойму, — ворчал он, — чего так спешить? Может, ну их, эти стволы. Я посижу тут, а ты снова поищешь бамбук?

— Нет-нет, — верещал Дейл. — Надо быстрее выбраться к берегу. Мне кажется, что Чип что-то замышляет.


Глава 19, в которой ударными темпами строится водопровод

На берегу Дейл и Рокфор застали странное сооружение, похожего на гигантского крота-переростка с большими лапами-ковшами. Гайка что-то спешно доделывала, Чип стоял рядом. Вид у него был самый важный из всех, которые Дейлу доводилось видеть — в лапах славный командир держал молоток.

— Так нечестно! — из последних сил завопил красноносый бурундучок.

Синюшняя метёлка с грохотом покатилась по земле, а бурундук с криками подбежал к Чипу:

— Сегодня была моя очередь помогать Гаечке! — вопиющая несправедливость должна была устраниться немедленно.

— Погоди, погоди, ты же был занят со стволами, — мохнатая лапа ткнула в том направлении, где Дейл бросил свою ношу.

— Значит, я теперь помогаю Гаечке целых два раза.

— Нет, не два, а один!

— Нет, два!

— Хватит, парни, — шершавый метёлкообразный ствол вклинился между бурундуками, — если вы будете препираться, то мы уж точно не закончим водопровод до утра.

— Правильно, Рокки, — замазюканное личико в обрамлении огненно-рыжих локонов показалось из недр механизма, — но этих стволов нам явно не хватит. Нужно принести ещё.

— Кхм, — невесело прочистил горло Рокфор. Перспектива таскания стволов весь остаток ночи ему не очень понравилась, — Гаечка, любимая, а, может, сначала попробуем, годятся ли эти... эти метёлки для водопровода?

— Нет ничего проще, Рокки. Ты присоединяешь ствол вот сюда. Да, да, сюда — к этому раструбу, а я...

Гаечка ловко соскочила на землю и нажала кнопку. Странный механизм вздрогнул, словно огромный зверь проснулся после зимней спячки. Руки-лопасти завертелись, зачерпнули темную воду и направили её внутрь принесённого Рокфором ствола.

— Ой, — закричал Дейл, — смотрите, ствол растёт!

Действительно, с метёлкообразным растением происходило странное. Он начал вытягиваться, словно был сделан из резины.

— Вот и не надо больше таскать стволы, — довольно заявил Рокфор.

Собственно говоря, он был единственным, кто обрадовался. Все остальные с тревогой наблюдали за удлиняющимися трубами, которые Гайка поспешно соединяла, обмазывала глиной и обматывала длинными оранжевыми листьями. Чип сунулся было помогать, но быстро заляпал шляпу глиной и принялся очищать своё сокровище. На спине куртки у него тоже появилось порядочно глиняных разводов, но спасатели не рискнули ему об этом поведать.

Скоро водопровод протянулся до засохших деревьев. Феечки радостно встретили потоки воды, бьющие из раструба. Гаечку больше заботило то, что стволы продолжали удлиняться. Вот-вот их могло унести за распутье с тремя дубами, и тогда вода принялась бы поливать совершенно другие участки. Не то, чтобы Гайке было жаль воды, но всё-таки первоочередной задачей было оживление дубов. Или того, что на них так походило.

Впрочем, беспокоиться не приходилось. К делу подключился Рокфор. Упитанному мышу не улыбалось искать новые стволы взамен так удачно вытягивающихся. Как только водопроводные трубы достигли подножия дубов, Рокфор уцепился за край и, упёршись в землю, попытался затормозить их рост. Успехом это не увенчалось. Стволы продолжали расти. Тогда догадливый мыш просто загнул их назад и принялся поливать из этого толстенного шланга засохшие деревья, свёртывая всё новые и новые кольца. Когда лапы устали держать, он воткнул гибкий ствол в землю вблизи корней. Рост прекратился, а по бокам начали ответвляться молодые побеги, на которых мгновенно проклюнулись листья.

— Вот вам не только дубы, а и целый лес, — удовлетворённо сказал Рокфор, наблюдая, как Гайка встраивает вентиль, чтобы к дубам из реки утекла не вся вода.


Глава 20, в которой выясняется, что загадывать желания не так-то просто

— Наши деревья ожили, — обрадовалась фея будущего.

— Теперь мы снова могущественны, — веселилась фея настоящего.

— Давайте, загадывайте свои желания, — предложила фея прошлого. Как самая старшая, она считала своим долгом сначала сделать дело, а уж потом праздновать.

— Я, я первый! — выдвинулся вперед Дейл.

— Но помните, у вас только три желания, — предостерегла его Феечка прошлого, — желание прошлого, настоящего и будущего.

— На каждого? — поспешил уточнить Рокфор. Могучий мыш знал толк в желаниях и не хотел, чтобы попусту пропало бы хоть одно.

— Нет, на всех, — покачала головой феечка.

— Но это не по правилам, — обиделся Дейл. — Нас же здесь четверо, а желаний всего три!

— Ничего, Дейл, я уступлю тебе своё желание, — успокоила Гаечка разобидевшегося бурундучка.

— Стойте, стойте! — Чип растопырил лапы, загораживая феечек и стараясь предотвратить нерациональное использование желаний. — Сначала надо чётко распланировать на какие благие дела пойдут наши желания.

— Только планировать надо быстрее, — Рокки повел носом в сторону чернеющего вдали леса.

Над самыми верхушками его зависла последняя двадцатая луна, готовясь отправиться на дневной покой...

— Господи, у нас осталось всего-то несколько минут! — всплеснула руками Гаечка.

Спасатели тут же заспорили, какие желания будут самые правильные. Громче всех кричал Рокфор, доказывавший, что для команды нужнее всего будут две тонны Чедера. Одна Гаечка скромно стояла в сторонке.

— А ты почему не загадываешь желания? — помахивая тонкими зелёными крылышками, старшая фея зависла возле Гаечкиного носика.

— У меня не получается, — вздохнула Гайка, — у меня всегда так много желаний, что я не знаю с какого начать. Поэтому я и уступила своё желание Дейлу.

— Это потому что в тебе соединилось сразу прошлое, настоящее и будущее, — улыбнулась феечка, — думаю, что твоим друзьям не раз стоило к тебе прислушиваться в прошлом.

— Но ведь никто не мешает это им делать в будущем, — добавила младшая сестрёнка.

Розовая феечка подняла вверх палец и поцокала язычком:

— Зачем же печалиться о прошлом или мечтать о будущем, когда у нас есть настоящее. Вот что тебе хочется сейчас больше всего. Только не раздумывай!

— Я с друзьями хочу оказаться снова в нашем мире, — сказала Гайка, — и чтобы гномикам вернулся цилиндр, и чтобы рядом с нами стоял Вжик.

— И чтобы у меня в руках оказался килограмм орехов! — закончил Дейл, на секунду вывалившись из общей свалки.

— Это уже четвёртое желание, — напомнила фея будущего, и красноносый бурундучок обижено всхлипнул.

— Думаю, выполнять их буду я, — сказала фея прошлого. — Просто крутану время назад, и вы окажетесь в той минуте, когда ещё ничего не случилось.

— Но... — начал Рокфор.

— Мы... — поддержал его Дейл.

— А если... — не утерпела Гаечка.

— И ещё... — вступил Чип.

— Поздно, — сказала фея настоящего. — Не тратьте слов, они уже ничего не изменят.

А фея прошлого закружилась в странном танце.


Глава 21, в которой объявляется оставшийся не у дел страшило другого мира

Вжик развёл руками и пропищал что-то коротко и растеряно.

— Прямо глухие телефоны получаются, — проворчал Рокфор и пояснил для остальных. — Этот острошляпый бурчит что-то вроде «Выверну мир». Тогда мы... вроде бы... оказываемся снаружи. Ну как, соглашаемся?

— А чем это нам грозит? — встревожился Чип. — Надо сначала просчитать все последствия.

— Не надо! — взмолился Дейл. — Я так хочу знать, как это — быть вывернутым!

— Постойте, — Чип вытянул руки вперёд, предостерегая всех от поспешных действий, — что-то подсказывает мне, что не надо соглашаться. Я не могу объяснить, почему мне не нравится эта затея. Но лучше оставить мир таким, как он есть.

— А как же быть вывернутым?! — настаивал Дейл, — я хочу узнать!

— Погоди, Дейл, — поддержал Чипа Рокфор, — быть вывернутым не такая уж хорошая штука. Вот помню, когда я возвращался из Гонконга в Париж...

Вжик что-то отчаянно запищал, но его уже никто не слушал.

— Смотрите! — Дейл сиплым голосом поведал о чём-то ужасном, а его палец указывал... На очень знакомую нору в полу клетки!

— Эй, эй, — прогремело оттуда. — А где обещанные феечки?

Чип посмотрел на прутья клетки, на Вжика, который снова был с ними. На открывающуюся дверь. В проёме угадывалась рыжая шевелюра профессора. По решительному виду безумного гения было ясно, что на этот раз он решил разобраться с надоедливыми грызунами раз и навсегда.

И командир без лишних разговоров храбро полез в нору, черневшую в досках пола. Остальные спасатели переглянулись. В нору лезть не хотелось. Но прибор непонятной конструкции в руках профессора убеждал красноречиво лучше всяческих слов и даже личного примера командира.

— Отступаем! — объявил Рокфор, подталкивая Гайку и Дейла к чернеющей пропасти в полу.

Тактический манёвр замыкал Вжик.

Чернота лаза внезапно расступилась в стороны, и спасатели обнаружили себя в небольшой, но уютной комнатке. У дальней стены весело потрескивал камин, испуская приятные волны теплого воздуха. Возле камина стоял небольшой столик, полностью сервированный под возможное чаепитие. Рядом — два кресла с высокими спинками. В одном важно восседал Чип, а в другом...

— Потерянный гном! — радостно заверещал Дейл, подскакивая поближе к камину.

Все недоуменно воззрились на бурундучка. Действительно, в кресле с чайной чашкой в руках восседал старичок, очень похожий на гномов из пылесоса Нимнула.

— Тебя-то нам и не хватало, — проворчал Рокфор. — Нет, только посудите, в какую дырку ни сунься, везде гномы, гномы, гномы. Света белого не видно от этих гномов. А ведь, вроде бы, такая уютная нора...

— Это не просто нора! — возвестил Чип, ткнув палец в потолок, которого вообще-то не было. — Это он и есть!

— Кто? — шёпотом спросили все собравшиеся, и даже гномик.

— Пропавший цилиндр, — улыбнулся Чип.

— Ну вот, — расстроился гном. — Теперь у меня его заберут.

— Ни в коем случае, — заверил его храбрый командир. — Просто к тебе подселятся все, кто хотел тут жить.

— А их, — подмигнул Рокфор, — немало, уж можешь мне поверить.

— Мои дальние, очень дальние и непередаваемо далёкие родственники, — враз погрустнел гномик. И всем стало ясно, что перед внутренним взором восьмого гномика уже проплывали безрадостные картины большого всегномьего общежития...

— Ничего не поделаешь, приятель, — развёл руками Рокфор, — но твои братья, похоже, успели полюбить этот цилиндр.

Раззявленной пастью дракона над цилиндром нависло жерло нимнуловского пылесоса. Показались очки, рыжая шевелюра, и толстый палец щёлкнул на выключателе. Пылесос содрогнулся. Нимнул едва удерживал извивающийся шланг.

Но вместо того, чтобы засасывать воздух со страшной силой, пылесос принялся выплёвывать улыбающихся гномиков. Каждый был в отутюженных новых брючках, на голове каждого сверкал красный колпачок, каждая пара рук сжимала по спальному мешку. Потому что было уже поздно, и пора было ложиться спать.

— Посланец! Посланец! — ликовали гномы, ненавязчиво вытесняя гнома с дивана, и с кресла, и с ковра, и с дорожки, и с половичка. Он бы забился в дальний и пыльный угол, но круглая комната не располагала углами.

— Скажи же свою миссию! — смиренно попросил золотой гном.

— Миссию им подавай, — буркнул найдёныш. — А успешно решить свою жилищную проблему, не миссия что ли? Ишь, напихались-то, напихались. Я, быть может, жениться хотел! А теперь... — и он расстроено махнул рукой. — Гордые теперь все стали. Квартиру отдельную подавай. Тем более, если она — фея! И тем более, если сразу в трёх экземплярах. Где-то они теперь, экземпляры эти. А ведь почти в руках были. И квартирка отдельная, а?! Да что теперь душу травить?..

Гномики не возражали. Они похрапывали с видом героев, только что спасших мир. Возможно, так оно и было. А в горловину проскальзывали всё новые и новые гномы. Гномы потухших каминов, гномы лесных муравейников, гномы заброшенных штолен. Слух о том, что появилась возможность под шумок обзавестись городской пропиской, разлетался в гномьей среде со скоростью звука.

И только единоличник печально отвернулся от прибывающих родственников и горестно вздыхал, ностальгируя по скоротечным временам, когда он являлся молодым, перспективным холостяком и полновластным владельцем цилиндра, принадлежавшего самому Шерлоку Джонсу.


Глава 22, самая короткая, в которой все понимают, что спать охота не только гномикам

— Ну что, Вжик, — добродушно улыбнулся Рокфор, — вот и закончилось твоё дежурство. А нам я посоветую скоренько убраться отсюда. Сейчас сюда гномов набежит... Смотри, смотри, как мухи на мёд.

— Скорее уж, как ты на сыр, — мстительно добавил командир.

Рокки встрепенулся:

— Сыр? Мне, правда, послышалось «сыр»? Не значит ли это, что наступает блаженная пора ужина?

— Но, Рокки, — удивилась Гайка, — а как же Нимнул? Вдруг он устроит ещё что-нибудь ужасное.

— Без гномиков ничего не получится, — заверил её золотой гномик, ловко уворачиваясь от последних падающих собратьев.

Пылесос замолк. Нимнул разобрал его и снова собрал. Пылесос не работал. Профессор разобрал его более детально, и собрал обратно. Ситуация не изменилась. Тогда Нимнул решил основательно разобрать устройство и поискать, не заблудился ли там хотя бы один гномик. Спасатели осторожно прокрались за спиной профессора и выбрались из лаборатории.

— Что я люблю не меньше сыра, — расцвёл Рокфор, — так это свежий воздух.

Прокомментировать никто не успел.

— Скорее! — крикнул запыхавшийся Мепс. — Кое-кто... Не будем его называть... Застрял на крыше... И если вы не поторопитесь, то ему будет очень худо.

— Вот это дело для нас, — потёр руки могучий мыш. — Ох, и получит этот кое-кто, пока мы будет приводить его в надлежащий вид.

А Луна — единственная и неповторимая Луна — в этот вечер была на диво красивой.

19.10.2005 г.