Alex & IVM

Козлиная история

Медведи ростят медведей, люди — людей, а трава будет сочной, если не забудешь вовремя ее полить...
CDRR

* * *

Чип, привычно потянувшись, зевнул, вышел в коридор привычным шагом, привычно осмотрелся и на привычном месте увидел привычную надпись: «Чип — козёл!»

Такое положение дел, хотя и ставшее привычным, донельзя не понравилось храброму командиру.

— С этим пора кончать, — строго сказал он.

Из-за угла раздались неприличные смешки. Не медля, Чип подкрался к углу и занёс ногу для внушительного пинка. «А вдруг там Гаечка?!» — мелькнула в голове шальная мысль. Поэтому Чип только ласково протянул руку и цепко сжал пальцы. Разумеется, пальцы захватили край красной рубахи с жёлтыми цветочками.

— Это опять ты? — Чип взревел так, что громкости его голоса позавидовал бы не только Рокки, но и легендарный Немейский Лев.

— Правда, здорово получилось? — спросил Дейл, по очереди подмигивая блестевшими от радости глазами.

— Сейчас ты поймёшь — насколько!!! — завопил Чип, и беспощадные лапы неумолимо бросились вперёд, чтобы вцепиться в горло Дейла. Но того уже не было на месте. Его заливистый смех звенел впереди по коридору. Кипя от злости, Чип бросился за подлым другом. Он его уже почти догнал, когда ноги подсекло что-то скользкое. И храбрый бурундучок почувствовал себя перелётной птицей. Правда, на весьма непродолжительное время.

— Ой, больно! Ой, встать не могу! Ой, моя нога! — стонал Дейл, предпринимавший не слишком активные попытки подняться.

— Не стони, — проворчал Чип. — Бери пример с меня. Лежу и не вякаю. Но что такое запуталось в моих ногах?

— Ты не понял? — удивился Дейл. — Это же скакалка! Я её привязал поперёк коридора специально для тебя. Ты должен был угодить в ловушку, но я и сам забыл о ней.

— Ах, так! — вскочил Чип, но тут же рухнул на пол. Нога в области коленной чашечки отозвалась скрежещущей болью.

— А-а-а! — завывал он пожарной сиреной. — У-у-у! — гудел он пароходом, добравшимся до родной гавани. — О-о-о! — орал он горным эхом, предвещающим сход лавины.

Дейл восторженно молчал. До той самой секунды, пока не вспомнил о справедливости.

— А сам-то! Сам! — завопил красноносый бурундучок.

— Я — не ты, — гордо ответил Чип, помутившимся от боли голосом. — Я по пустякам орать не стану.

И он потерял сознание.

* * *

Первым, что увидел командир славной команды, было лицо склонившегося над ним Рокфора.

— Ага! — Рокки довольно потёр руки, от которых исходил тягучий аромат французского сыра. — Тебя, как командира, мне предстоит поставить на ноги в первую очередь. Поэтому я применю метод, пользующийся на Каймановых Островах бешеной популярностью. Ты встанешь на ноги уже завтра. А Гайка может возиться с Дейлом хоть целую неделю.

— И почему за Дейлом всегда ухаживает Гайка? — обиделся Чип. — Стоило мне вывихнуть ногу один раз, всего один раз, причем впервые, позволю себе заметить, как ко мне сразу приставляют Рокфора. Ты хоть в медицине чего-нибудь смыслишь?

— В медицине? — нахмурился Рокфор. — По-моему, я доктор медецинских наук. Или медицинских? Ну да неважно. Сказал, вылечу — значит, вылечу!

Чип попробовал незаметно прохромать к выходу. Но Рокки никогда не упускал случая попрактиковаться во врачебном деле. Схватив бурундука в охапку, Рокфор усадил его в мягкое кресло. Затем на свет божий появилась агатовая ступка, в которой Рокки принялся растирать неведомые травки, изредка отрываясь, чтобы приказать Вжику:

— Дружище, теперь принеси мне немного дьяволового корня.

Вжик молнией бросался в рокфоровскую кладовку и неизменно выныривал оттуда с небольшим мешочком или пучком травы. Принесенное немедленно добавлялось к общей массе, и голос Рокфора, довольно мурлыкавшего себе под нос невнятную песенку, крепчал с каждым новым ингредиентом. Не каждый день выпадает честь лечить командира славной спасательной команды! Только командир не чувствовал себя довольным. Из всех радостей жизни ему осталась только фотография Гайки. Зато никто не мешал смотреть на неё хоть до бесконечности.

В другой комнате дела обстояли гораздо романтичнее.

Дейл блаженствовал в постели. Рядом бегала Гайка, поднося то виноград, то лимонный сок. Нога почти не болела. Дейл уже приготовился начать выпрашивать ананас, когда раскрылась дверь, и в комнату влетел Чип, голову которого украшали огромные бычьи рога. Командир быстро захлопнул за собой дверь и привалился к ней всем корпусом.

Дейл раскрыл рот, но от восторга так и не сказал ни слова.

— Что с тобой стряслось? — вместо него задала насущный вопрос Гайка.

Чип отчаянно попытался закрыть шляпой от проницательного Гаечкиного взора хотя бы один рог. Опрометчивый поступок привёл к тому, что контроль над дверью был на секунду утрачен, и та стремительно распахнулась.

— Побочный эффект дьяволового корня, — объяснил появившийся на пороге Рокки. — Да что вы о всякой ерунде. Лучше взгляните на ногу! Как новенькая!

— Здорово! — завопил Дейл, пытаясь выбраться из кровати, — А они насовсем? А мне можно такие?

— Лежи спокойно, Дейл, — мышка мягко уложила нетерпеливого бурундучка обратно, — через неделю ты абсолютно поправишься и без всяких дьявольских корней.

— Нет, Гаечка, я хочу рога. Я хочу такие же рога!

— Ну почему я сразу не поменялся с тобой местами? — завопил Чип.

— Кто-то недоволен моими методами лечения? — грозно спросил Рокфор.

— Нет-нет, Рокки, всё просто замечательно! Только вот эти рога.

— А их можно снять? — не унимался Дейл. Руки у него так и чесались заполучить два огромных рога, торчавших на голове друга.

— Надо попробовать, — предложила Гайка и немедленно достала небольшую ножовку и молоток.

— Нет-нет! — запротестовал Чип. — Я думаю, мне лучше обратиться к специалисту!

— Он перед тобой, дружище! — возвестил Рокки. — Не зря же говорят, что Рокфор Чедер всегда берёт быка за рога.

И он ухватился своими мускулистыми ручищами за непредвиденное дополнение к Чипу.

— Ой-ой-ой! — заорал Чип, пытаясь вырваться из мощных лап Рокфора.

После пяти минут отчаянных криков, возни и пыхтения Рокфор отступил. Тяжело дыша и вытирая градом ливший с него пот, он заявил:

— Да, Гаечка, ничего не остаётся, как попробовать твой способ.

Вздохнув, Гайка достала стамеску и потрёпанную, видавшую и лучшие моменты жизни киянку.

— Гаечка, а может лучше алмазную пилку? — испугался Чип.

— Она закатилась под верстак, — призналась Гайка.

Опасаясь удара киянкой, Чип пулей унёсся в мастерскую, нырнул под верстак, и его торопливо шарящая пятерня тут же отыскала пропажу. Потом удачливый изыскатель обнаружил, что выбраться не может. Рога, которые легко проскользнули по обратной стороне столешницы, теперь упёрлись и никак не желали вылезать обратно. Чип задумался. Командиру звать на помощь несолидно. Но догадается хоть кто-нибудь самостоятельно зайти в мастерскую?

Прошло уже два часа, а всем было хорошо и в гостиной. Рокфор и Вжик с чувством выполненного долга отправились за сыром. Гаечка по-прежнему не отходила от Дейла. За окном медленно сгущались сумерки...

В довершении к случившемуся у Чипа начала пробиваться козлиная борода. Этого отважный бурундук уже не смог вынести. Отчаянный рывок опрокинул верстак и принёс командиру свободу. На грохот сбежались все. Впереди стояла Гайка и, утирая слёзы, смотрела на осколки розовой рукоятки её самой любимой отвёрточки.

— Какой козёл это сделал?! — последним в мастерскую прихромал Дейл и с ходу принялся выискивать виновника погрома.

— Наверное, этот, — могучая лапа Рокки опустилась на плечо новоиспечённого козла и пригнула того чуть ли не до земли.

— Гляньте, он нацепил куртку нашего Чипа! — обличающий палец Дейла упёрся в странное бородато-рогатое существо посреди мастерской.

Вжик что-то зашептал.

— Да, — кивнул Дейл. — И похитил его замечательные рога!

— Признавайся, — голос Рокфора был неумолим, — что ты сделал с нашим Чипом!

— Я и есть Чип, — выдавило несчастное существо.

— Ну, нет, — возмутился Дейл. — Конечно, о Чипе можно сказать всякое, но уж козлом он не был никогда!

— И он никогда не позволил бы себе разбить мою любимую отвёртку, — со слезами в голосе произнесла Гайка.

— У, ка-а-аззёл, — злобно прошипели все собравшиеся.

Чип покрылся красными пятнами. Если бы он мог добраться до телефона, то непременно позвонил бы Фокси, которая обязательно бы что-нибудь придумала. Но такая возможность не намечалась. Дело даже не в том, что у Фокси отродясь не было своего телефона. (Гайка только недавно пообещала собрать для неё маленький передатчик). Хуже всего, что на концах Чиповых лап появились маленькие раздвоенные копытца. А набор телефонного номера такими лапами тянул на победу в цирковом конкурсе.

— Интересно, как этот козёл попал в штаб? — озабоченно поинтересовался Рокфор. — Если где-то есть неприметная лазейка, то я снова обеспокоен сохранностью зимних запасов.

— Дейл, — Гайка сердито повернулась к единственному оставшемуся бурундучку, — Признайся, что это твой новый домашний любимец, и я обещаю заступиться за тебя перед Чипом.

— Нет, нет, Гаечка! — замотал головой Дейл, — мы же не расставались ни на минуту, — и бурундучок выразительно указал на свою забинтованную ногу.

— Действительно, — мышка задумалась, — тогда кто привёл его сюда?

— Не я! — заявил Рокфор. — Говорят, что, глядя на домашнего любимца, можно многое сказать о его хозяине. Так вот, не хотел бы я, чтобы обо мне говорили, глядя на этого козла.

— Что вы на него набросились?! — возмутилась Гайка. — Какой же это козёл? Это козлик, козличек.

Чип благодарно мекнул и потёрся о ноги Гайки, словно кот, встретивший хозяина после долгой разлуки.

— Тогда это новый любимец Гайки, — потрясённо прошептал Дейл.

— Но если кто скажет плохое слово о Гайке... — и Рокки продемонстрировал собравшимся свой увесистый кулачище.

— А если я решусь покритиковать себя? — лукаво улыбнулась Гайка.

— Любое слово из твоих уст по определению не может быть плохим, сладко улыбнулся Рокфор, и увесистый кулачище грозил теперь не в сторону пустого угла, а туда, где сиротливо топтался бородатый незнакомец в лётчицкой куртке.

— Подождите, подождите, — задумчиво произнесла Гайка, — значит, я никогда не смогу поругать сама себя?

— Ты не сможешь поругать себя в наших глазах, — пояснил Чип, скорчив умную морду.

— А ты, козёл, вообще молчи, — дружно выдохнула мужская составляющая команды, и Чип, мотнув бородатой головой, опечалился.

— Козлы пошли чересчур разговорчивые, — заметил Рокки. — Вот в моё время каждый уважающий себя козёл считал своим долгом молчать... Что, Вжик? Говоришь, этот себя не уважает? Не буду спорить, дружище.

— А может он инопланетянин? — предположил Дейл, — помните как тот динозавр. Сначала-то тоже молчал, а потом таким умным оказался.

— Козлы по определению не могут быть умными, — пояснил Рокки. — Это так же нереально, как глубокая гора, лысый лев и банкнота достоинством минус пять долларов.

— Не делай таких скоропалительных выводов, Рокки, — вмешалась Гаечка, — на свете существует много странных вещей.

— Покажи мне хоть одну глубокую гору! — закипятился Рокки.

Гаечка развернула огромную карту. Спасатели переползали с места на место и тыкали пальцами то в Африку, то в Австралию, отчаянно споря, что именно там и находится эта странная гора. По волосатой морде одинокого, всеми забытого козла медленно скатывались скупые мужские слёзы. Наконец где-то на необъятных сибирских просторах, которые при желании могли вместить в себя трёх бурундуков, Дейл обнаружил гору под названием «Глубокая».

— А что я говорил! — радовался Дейл, — вот она, — тыкал он пальцем в маленькую черную точку на карте.

— Это что, — остановил его Рокфор, — а вот покажите мне лысого льва, тогда я быть может вам и поверю.

— Я покажу хоть десять лысых львов, — завопил Чип, — если поверите, что я не козёл!!!

— Что может знать козёл о львах? — задумчиво заметил Дейл, — мне на ум приходит только одна фразочка: «Как-то раз брадобрей встретил льва...» Там уж точно должен быть лысый лев!

— Кстати, — задумчиво заметила Гайка, — я давно не посещала парикмахерскую. Дейл, ты как-то говорил, что тебе нравится стиль Шинейд О’Коннор.

— Гаечка, любимая, — встрял Рокфор, — я думаю, что тебе больше подходит длинная прическа.

— Нет, нет, нет! — завопил Дейл, махая лапами на Рокфора, — да ты только посмотри, — с этими словами, бурундучок вытащил из кармана глянцевый журнал мод с сияющей мордашкой на обложке.

— Надо же, — недоуменно почесал в затылке Рокки, — наш малыш, оказывается, не только комиксы читает.

— Но это не стиль О’Коннор, — воскликнула Гайка. — Тут все какие-то уж очень модные. Мне больше по душе комбинезон. А волосы остричь необходимо, а то на них постоянно остаются разводы машинного масла.

— Да ты на прически, на прически посмотри, — тыкал в журнал Дейл, — если вот здесь немного укоротить, а это уложить вот эдак...

Бурундучок запустил пальцы в золотистые Гаечкины волосы, пытаясь показать какую прическу ей следует носить. Через пару минут на Гаечкиной голове возникло нечто, глядя на которое, Рокфор чуть не поперхнулся:

— Гм. Ну, в общем-то, не смертельно. Хотя, Гаечка, дорогая, лучше вам с Дейлом все-таки сходить к парикмахеру.

— А как же я! — возмущению всеми забытого козла не было предела.

— Я верю, что когда-нибудь, лет через двадцать, — громогласно сказал Рокки, — даже козлам будет позволено заходить в салоны, бары и парикмахерские. А пока, дружище, извини... — и Рокфор соболезнующе развёл руками.

— Я не козел! Я Чип! — обиженно заблеял козел, но, увы, поздно. Гайка и Дейл уже успели уйти, и в мастерской остался только Рокфор.

— Я отлично понимаю тебя, дружище, — покровительственно сказал Рокки. — Дейл тоже частенько считает себя супербарсуком.

— Ну, погоди, Рокки, — проворчал про себя Чип, — припомню я тебе твое лечение. Ты посидишь ещё у меня на диете.

— Так ты грозиться? — удивился Рокки. — Надо бы тебя на свежий воздух, проветриться. Глядишь, подобреешь. Так и порешим, попасёшься возле штаба. Недельки три или месяц. Трава сейчас для козлов самая наивкуснейшая. И не забудь, если где-нибудь, в сплетениях трав ты отыщешь сырный клад, тут же зови меня.

И Рокфор, подхватив козла в охапку, отправился на улицу. Несчастный Чип упирался из последних сил, но сила была на стороне упитанного мыша.

На улице дул промозглый ветер, с неба сыпал мелкий противный дождь, всюду было сыро, холодно и пакостно. Поставив козла у скрючившихся от ненастной погоды кустов, Рокки удовлетворённо потёр руки друг об друга и весело заметил:

— Вот здесь в самый раз.

— Но тут...

— Знаю! Знаю, что холодно! Знаю, что неудобно! Знаю, что отсюда хочется сбежать самым скорейшим образом. Но сбежать не получится, — могучие руки Рокфора прикрутили верёвку, петлёй охватившую шею козла, к ближайшему кусту.

— Но что...

— Что делать, говоришь? Я тебе могу посоветовать только одно — стать философом!

— Тут нет подходящей бочки!!!

— Да разве в бочке дело? Разве в бочке?! — закипятился Рокфор. — Если бы дело было только в бочках, то на складах, где хранится квашеная капуста, работали бы одни философы.

— А ты думаешь, где работают настоящие философы? — заговорщицки хмыкнул козел.

— Я думаю, на кафедрах, в библиотеках, — сказал Рокфор. — Не искать же их на овощных базах.

— А ты не задумывался над тем, когда именно приходят философские мысли? — спросил Чип-козёл.

— Задумывался? — переспросил Рокфор. — Конечно! Ведь я тоже философ в некотором роде, — и его пятерня дружески похлопала козла по спине. — Как сейчас помню, в Марселе лежу я, значитца, после обеда (на котором были уничтожены все запасы сыра парохода «Людовик XVII», но об этом Рокфор скромно умолчал). Да, лежу я после обеда на солнышке. В голову мысли приходят, философские. Как вдруг замечаю на противоположной стороне улицы... Ты не поверишь, парень, что на свете бывают такие прелестные мышки... Рокфор грозился разойтись не на шутку. И в ближайшие два-три часа Чип должен был подвергнуться потокам Рокфоровских воспоминаний, которые вот-вот могли добавиться к небесным потокам.

— Нет, — оборвал его козёл. — По-настоящему философские мысли приходят, когда тебе плохо. До ужаса плохо! Примерно, как мне сейчас!

— Не может быть! — Рокфор недоумённо почесал в затылке, потом осмотрел Чипа со всех сторон, — А что такого страшного с тобой произошло?

— Ну, представь, что ты стал козлом.

— Кого ты назвал козлом? — голос Рокки набирал мощь с каждой буквой. Уши подрагивали, словно отказывались верить в только что произнесённое Чипом.

— Нет, нет, не ты, а я. Ну, допусти на секундочку, что ты стал таким животным с... э-э-э... рогами и ... э-э-э... копытами.

— С рогами?! — взъярился Рокки. — С какими такими рррро-гами?!!! Это кто ж мне рога-то наставил? Какой козёл?

Чип немедленно раскрыл рот, но, вспомнив про свой теперешний облик, тут же закрыл его обратно. И снова открыл. И даже удивленно завопил:

— Рога??! Я и не знал, что ты женат, Рокки!

— Я?.. Не... — удивился Рокки самому себе. — Ну, может кто... это... авансом, так сказать.

Но Чип уже нащупал спасительную ниточку, которая могла вывести его из скользкого положения.

— Не женат? Это ещё надо проверить.

— Проверить? — удивился Рокфор ещё сильнее, а потом вскипел. — А какому козлу до этого есть дело?

— В первую очередь тебе, — заметил Чип.

— Мне?!

— Ну, конечно же. Ведь тебе не хватает уверенности ответить, женат ли ты или нет. И это необходимо выяснить! Немедленно!

— Значит, ты козлом обзываться! — взревел Рокки до степени небольшого землетрясения.

— Ну почему... почему же, — робко блеял Чип, вертя головой в поисках путей к отступлению. Но петля на шее отсекала любые приемлемые перспективы.

— Я спросил «какому козлу», ты ответил «тебе», так?

— Так, — уныло произнёс Чип.

— Выходит, что козёл — это я?

— Выходит, козёл — это ты... — согласился Чип. Он устал и в данный момент был готов согласиться со всем, чем угодно.

Рокфор застыл с отвешенной челюстью. Внутри его что-то тикало, как у мины замедленного действия. Ещё несколько секунд и произойдет взрыв невиданной силы...

Козёл, зная эту особенность Рокки, сжался в комочек, ожидая неизбежного. Наконец несколько секунд отсрочки, показавшихся вечностью, за которую перед глазами Чипа промелькнула вся его бурундучья жизнь, истекли... Рокфор ожил. Перво-наперво он взревел как пароходная сирена, перекрывая все остальные звуки в парке. Затем он подскочил к козлу. Чип закрыл глаза... И тут над его головой среди густой листвы, скрывающей спасательский штаб, раздался негромкий звонок. Рокки остановился в прыжке, застыл в самой верхней его точке, словно неведомая рука лишила силу притяжения своих прав. Потом прыжок Рокфора продолжился, но уже вверх.

Громогласный вопль «СЫР-Р-Р-Р» пришёл к Чипу уже издалека. Козёл открыл глаза. Грозный мыш напрочь отсутствовал. Его путь в кроне дерева отмечал туннель, из которого ещё сыпались сучки и неторопливо, словно снежинки зимой, опускались зеленые планеры листьев.

Чип облегчённо вздохнул — обычно после обеда Рокки бывал настроен более мирно. Теперь следовало позаботиться и о себе. Дождь закончился, в разрывах облаков показалось солнце. И выбрав наиболее сухой участочек, козёл улёгся возле дуба...

— Чип! Что ты здесь делаешь? — раздался возле уха знакомый голосочек, — и зачем ты привязал себя к кустам?

— Тамми? — не веря глазам, спросил Чип. — Но... но как ты меня узнала?

— Тебя, глупышка, я узнаю в любом обличии!

С этими словами Тамми звонко чмокнула его между рогов. Чип было воспротивился, но сурово сжавшая шею верёвка помешала увернуться от поцелуя. И Тамми втайне подосадовала, что она сама не додумалась до такой замечательной штуки. Чтобы окончательно проверить ее работоспособность Тамми еще раз чмокнула Чипа. Потом ей пришло в голову, что без рогов целоваться было бы удобнее:

— Чип, зачем ты нацепил на себя этот маскарад? Снимай сейчас же! — ей очень хотелось добавить про веревку, но она решила благоразумно промолчать.

Чип посмотрел на белочку печальными круглыми глазами и пересказал ей события последних трех часов.

— Тебя спасёт волшебный напиток, превращающий любое живое существо в белку! — без обиняков заявила она.

— Я не хочу быть белкой! — запротестовал Чип.

— Так, — мрачно заметила Тамми. — Кому-то здесь не нравятся белки. По-моему, белкой быть куда приятнее, чем лохматым, ни к чему не пригодным, неудачливым козлом.

Сверху, из переплетений ветвей, где находился штаб спасателей, раздались приглушенные звуки. Чип застыл на месте, чутко навострив козлиные уши. Этот звук он узнал бы из тысячи других. Сомнений быть не могло: Рокфор закусывал сыром. У командира для принятия решения оставалось лишь несколько секунд. Сейчас запасы сыра в спасательском штабе иссякнут, и Рокки вернется. И Чип принял решение.

— Ты права, Тамми. Белкой быть гораздо лучше, — закивал он бородатой головой.

Где-то в уголку его мозга сумасшедшей мартышкой носились мысли о том, как выкрутиться из создавшегося положения. В конце-концов Чип решил таки обратиться за помощью к Фокси, и мысль о новом превращении уже не казалась ужасающей. Но вот незадача. Фокси жила наверху старой церкви, а попытка забраться под купол с его теперешними раздвоенными копытцами была бы чистым безумием.

— Тогда мы сможем пожениться! — продолжала наступление белочка. — Но где нам достать волшебный напиток?

— Приведи ко мне Фокси, — покровительственно разрешил Чип, — и мы всё уладим.

— О! Чип! Ты такой умный! — восхитилась Тамми.

Звуки, тем временем, затихли. Наверху наступила подозрительная тишина.

— Не сходить ли мне с тобой? — раздумывал Чип, опасаясь непредсказуемого поведения бывших соратников.

— Нет-нет, — испугалась Тамми. — Не стоит. Если меня увидят гуляющей с козлом, это не добавит мне популярности. Лучше пройди-ка сюда, — её ласковые руки протащили Чипа сквозь кусты, — попасись на травке, а я скоро вернусь.

И она исчезла.

Полянка оказалась настоящим раем. Земля была рыхлой и бугристой. А трава росла ровными аппетитными пучками. Не медля, Чип вонзил свои сахарные зубы в ближайший и разгрыз его с хрустящим наслаждением. И тут ему в бок вонзился острый осколок кирпича.

— Воистину, пусти козла в огород, — сказал кто-то хриплым расстроенным басом.

— Козла?! Какого козла? — непонимающе замотал головой Чип, пытаясь отыскать возле себя хоть одного представителя рогатого племени.

Никаких козлов не обнаружилось, и он снова склонился к зеленым пучкам.

— Заходи слева! Поймаем животину! — вновь послышался голос, на сей раз он был гораздо тише, так что Чип едва разобрал сказанное.

Вслед за этим кусты прямо сзади Чипа подозрительно затрещали и... На свободу выбрались Мепс и Бородавка.

— Боже! Он всё съел! — простонал Мепс.

— Теперь босс никогда не поверит, что мы прошли полный курс трудотерапии, — мрачно подвёл итоги Бородавка.

— Как ты думаешь, Босс нас не убьет? — почесал Мепс в затылке.

— Если не представим ему доказательства. Ишь как пузо набил, — злобно прошипел Бородавка, указывая на козла.

— Какие доказательства? У нас остался только этот козёл.

— Значит приведём козла. Хватай его Мепс!

Чип тревожно глядел на обеих подручных Толстопуза, и перспектива предстать перед их Боссом в облике козла не казалась ему отличной идеей.

«А в принципе, почему нет? — подумалось Чипу, когда он для вида упирался посреди мостовой, наблюдая, как с Мепса и Бородавки пот льёт в семь ручьев, — пробраться в святая святых врага в облике, не вызывающем ни малейшего сомнения в принадлежности к шпионам».

И Чип тут же прекратил упираться.

Через пять минут он предстал перед глазами здоровенного котяры.

— Так значит, вот из-за кого мы лишились урожая, — коварно мурлыкнул котяра, выпуская когти.

— Я отработаю, — немедленно пообещал Чип добродушным тоном.

— Первая умная фраза, которую я слышу сегодня, — протянул кот, а затем, обернувшись к своей команде, рявкнул. — Учитесь, обормоты. С виду козёл козлом, но голова-то, голова! Это же не голова... Это глыба! Это вместилище вселенского разума! Гнать вас всех в шею, а его...

Чипу сразу полегчало. Он и не думал, что сумеет втереться в доверие так легко.

— Ну, — кот потёр подушечками лап друг об друга, — я гляжу, приятель, ты горишь желанием исправить свою ошибку?

Чип услужливо закивал.

— Есть у меня для тебя одно дельце...

— Дельце? — переспросил Чип.

— Да, пустячок, — махнул лапой кот, — ерунда одна...

— А что делать-то? Что? — спросил воспрянувший духом Чип.

— Да надо вот тут гектара два землицы вспахать. Не скрою, почва трудная, каменистая. Но с такими рогами, как у тебя, любой управится за месячишко.

— За месячишко? — взвился Чип.

— А ты, я гляжу, туповат, — разочарованно произнёс кот. — Переспрашиваешь, да переспрашиваешь, хотя вроде уж и переспрашивать нечего.

— Мы все поняли, босс! — вперед выдвинулся Мепс, желающий загладить недавнюю свою вину.

— Все будет в луш-ш-шем виде! — поддержал того Бородавка, одновременно хватая козла за поводок и пятясь к выходу.

Через пару секунд кабинет Толстопуза опустел. На сей раз даже Мепс не споткнулся о свой вечно подворачивающийся под ноги хвост.

Через пару часов на вышеупомянутом Толстым котом поле наступил небольшой перерывчик.

Мепс, вывалив на сторону язык, повалился рядом с Бородавкой, который последние полчаса отдыхал, лежа под деревом.

На поле остался одинокий Чип, воткнутый рогами в землю...

А по небу плыли облака...

Чип тянулся к небу своими копытцами, тянулся, тянулся... И каждый раз ему казалось, что он не достал совсем чуть-чуть.

«Странно, — думал он, пребывая в блаженном состоянии ничегонеделанья, — когда же я в последний раз смотрел на облака? Не помню. Вот на звёзды... А что звёзды? Что всем дались эти звёзды?!!! Облака — вот это вещь! Для тех, кто понимает, конечно».

Солнце грело одинокого козла тёплыми лучами, а странная дневная Луна дарила таинственное сияние. Она круглым облачком примостилась прямо по курсу. А облака неспешно плыли и плыли по лазурному и такому близкому небу.

— Попался! — крикнул кто-то рядом.

Чип скорчил недовольную рожу. Опять ему мешали хоть ненадолго побыть в одиночестве.

Облака закрыли улыбающиеся рожицы Тамми и Фокси. Летучая мышка придерживала на боку объёмистую сумку и выглядела весьма довольной. Наконец-то ей выдалась возможность использовать свои магические способности!

— Сейчас! — воскликнула Фокси. — Я тебя избавлю от древнего проклятия одним прикосновением.

— Эй, — возмутилась Тамми. — Руки прочь от моего Чипа. Дай мне порошок, и я вылечу его сама.

— Но мне надо его осмотреть, — растерянно сказала Фокси.

— Нечего там смотреть, — грозно упёрла Тамми в бока свои пушистые лапки. — Все так говорят. Но никто не задумывался, откуда потом на белом свете берутся несчастные одинокие белочки.

— Исходя из твоего поведения, — заметила Фокси, — можно удивиться, почему рога выросли у Чипа, а не у тебя.

— На что это ты намекаешь?! — голос Тамми посуровел окончательно.

— Ни на что! — отрезала Фокси, — а теперь отойди и не мешай мне работать, ты же не хочешь, чтобы у него выросло еще что-нибудь.

— Хочу! — мечтательно произнесла Тамми, — огромный пушистый хвост!

— Ннэ-э-э, — заблеял Чип, и девушки опасливо отодвинулись.

— И как тебя угораздило влюбиться в такое? — осторожно спросила Фокси.

— Любовь зла, — вздохнула Тамми, — но с хвостом он бы выглядел не так уродливо. Такой, знаешь, мягкий и рыжеватый.

— За этим дело не станет, — пообещала Фокси. — Порошки для хвостов у меня имеются. И она похлопала по сумке.

Фокси достала небольшую агатовую ступку, в которой принялась растирать таинственное снадобье. Чип, скосив круглый глаз, наблюдал, как в мелкую пыль превращаются все новые и новые компоненты, доставаемые мышкой.

— М-ме! А это будет не опасно? — подал он голос, когда очередной ингредиент напомнил ему незабвенный дьяволов корень.

— Придется идти на риск, — не отрываясь от ступки, пробормотала Фокси, — но ничего не поделаешь, расколдовывание козлов — весьма тяжелый случай в магической практике.

— Вот! — добавила она, доставая из сумки веер разноцветных пакетиков и подсовывая под нос белочке, — хвосты! Какой тебе больше нравится?

— Как у меня, — белочка решительно стукнула своим хвостом по земле. — Только немного подлиннее, он ведь всё-таки мужчина. И не такой блестящий. Мне хочется, чтобы на мой хвост обращали побольше внимания, чем на Чипов.

Тем временем, на краю поля наметилось лёгкое волнение.

— Эй-эй! — донеслись оттуда голоса Мепса и Бородавки. — Это НАШ козёл!

— Быстрее! — белочка вырвала из рук Фокси один из пакетиков и швырнула в ступку.

— Но, Тамми...

— Быстрее, быстрее. Не видишь, они хотят отобрать у нас Чипа.

С этими словами ступка перекочевала руки Тамми, а ещё через несколько секунд Чипу в пасть посыпалось приготовленное зелье вместе с кусочками обертки. Зажмурив глаза, Чип оглушительно чихнул, забрызгав подбежавших гангстеров. Не прошло и минуты, как на полувспаханном поле топтались три непонятные личности. У каждой из них имелся шикарный беличий хвост, а голову венчали крутые рога, каким позавидовал бы самый продвинутый бычина.

— Ого! — восхитилась Фокси. — Работает!

Тамми ошарашено оглядывала получившееся безобразие.

— И что мне с этим делать?

— Да забирай.

— Кого?

— Любого!

Высмотрев самый красивый хвост, Тамми подхватила за рог одного из незнакомцев и поволокла его к выходу из парка, приговаривая: «Не волнуйся, Чиппи, скоро ты привыкнешь».

«Это не я», — хотел заметить Чип, оставшийся рядом с Фокси. Но передумал. Он снова стоял на задних лапах, и, хотя его совершенно незаслуженно наградили хвостом и рогами, впитывал воздух свободы. До той самой секунды, пока Фокси по-хозяйски не накинула поводок ему на шею.

— А этих двух, — задумчиво пробормотала она, — перемелю на порошки. С паршивого козла хоть шерсти клок.

— М-н-неет! — испуганно заблеяли бородатые личности.

— И колдовство получилось какое-то недоделанное, — скривилась Фокси, — надо будет его доработать.

— А ты знаешь, кто я такой? — выпалил Чип и поспешно добавил. — Только не обзываться!

Фокси проглотила рогато-бородатое слово, чуть не сорвавшееся с губ.

— Я — великий волшебник! — возвестил Чип.

— Не ожидал от тебя такого, Бородавка! — Мепсовым голосом пробурчало соседнее существо.

— Заткнись, — посоветовал ему Чип и повернулся к Фокси. — Тебя, милашка, я могу обучить таинствам белой магии четвёртой ступени, — и, видя, как Фокси недоверчиво скривила губы, торопливо добавил. — А также седьмому уровню чёрного колдовства.

— То, что надо! — кивнула Фокси. — И что мне придётся для этого сделать?

«Превратить меня обратно в бурундука!» — чуть было не выпалил Чип. Но вовремя удержался. Разве великие волшебники просят о такой ерунде. И Чипу ничего не оставалось, как играть свою роль. По крайней мере, это давало хоть какую-то передышку. Но требовалось что-то ответить Фокси. Так, чтобы летучая мышка ничего не заподозрила. Чип изо всех сил пытался вспомнить, как ведут себя великие волшебники, вернее, как они вели себя в комиксах Дейла. И это ему удалось.

— Теперь ты моя ученица! — сурово произнес он, медленно роняя слова, — как и этот. Э-э-э... Можешь звать его Мепсом.

— Как? Опять учиться?! — захныкало существо голосом Мепса.

— Тихо ты! — цыкнул на него Чип и добавил свистящим шепотом, — а не то пустят тебя на порошки!

— Страшно ленив! — продолжил Чип для Фокси уже нормальным голосом, — Уже 200 лет как не может подняться выше первой ступени.

— Я не... — попробовал возразить Мепс.

— Молчать, — приказал Чип и, угодливо заглядывая Фокси в глаза, добавил. — Совершенно распустились, моя маленькая мышка. Давай, не будем придавать этому инциденту слишком большое значение. Взгляни-ка сюда, моя хорошая.

— Не твоя, и не хорошая, — возразила Фокси. — Иначе, зачем мне чёрная магия? Когда приступаем к занятиям?

— Уже приступили! И смею заверить — первый тест ты прошла. Но не забывай, что ты всего лишь моя ученица. Не так ли, моя хорошая?

Фокси нахмурилась, упёрла руки в бока. Срочно требовался эффектный спасительный ход.

— Спутник! — завопил Чип и ткнул пальцем в небо.

Пока Фокси и Мепс разглядывали небо в поисках скользящей точки, Чип позаимствовал из Фоксиной сумки первый попавшийся порошок и незаметно посыпал им голову летучей мыши. Результаты превзошли все ожидания. Голову Фокси теперь венчала развесистая виноградная лоза.

— Вот тебе второй тест, — сказал Чип. — Немедленно приведи себя в порядок. И по возможности магией, а не садовыми ножницами.

С этими словами он устало присел на бугорок. Минуты на три ему был обеспечен отдых. И скрипящим от напряжения мозгам, и ноющим после непосильной работы мышцам.

Фокси произнесла короткое, ёмкое и чрезвычайно неудобоваримое для слуха слово. Лоза моментально почернела и осыпалась.

— Здорово! — восхитился Мепс, — теперь я понимаю, откуда пошло выражение «уши вянут».

Чип внимательно посмотрел на Фокси.

— Пожалуй, не следует поощрять её дружбу с Дейлом, — пробурчал он. — А то сегодня свиданьица-поцелуйчики, а завтра тлетворное влияние улицы проберётся в святая святых — спасательский штаб.

— Чего ты бурчишь, повелитель? — неласково осведомилась Фокси.

— Придумываю тебе третье испытание, — объяснил Чип и тут же хлопнул лапой по лбу. — А! Ну конечно! Преврати-ка меня в бурундука. Этого тебе уж никогда не осилить.

— Мне не осилить?! — полуобиженным тоном произнесла Фокси, — думаешь, я не знаю, как выглядят бурундуки.

— Поменьше слов, побольше дела, моя прелестница, — рявкнул Чип.

Фоксглав, перепугавшись, выпотрошила содержимое своей сумки и принялась составлять магическую композицию для превращения в бурундука.

— Так, так, — услышали Мепс с Чипом приглушенное бормотание, — тут вырастет коричневая шерстка, это полоски, а это... нет, пожалуй, многовато... а вот сейчас в самый раз... это будет хвост...

Фоксины лапы ловко смешивали в агатовой ступке необходимые компоненты. Мепс, заинтригованный невиданным доселе зрелищем, подался вперед, надеясь получше рассмотреть занимательный процесс. И тот же заработал пестиком по лбу. Среди раскидистых рогов вырос еще один, правда, немного поменьше.

— Ой! — Мепс, схватившись за голову, подался назад.

— Сиди спокойно! — прикрикнул на него Чип.

Мепс посмотрел в лужу и остался собой весьма доволен.

— Теперь я — трирог! — гордо возвестил он.

— Хоть семихвостом назовись, только замолкни, — прикрикнул на него Чип, сгоравший от нетерпения вернуться в привычное обличье. — Подожди немного, и рога исчезнут.

Но Мепс, не возжелавший расставаться с рогами, немедленно сбежал, чтобы похвастаться перед друзьями, а может даже и перед боссом. Колдовство не окончилось третьим рогом. С каждым шагом Мепс обрастал чешуёй и подрастал. К концу второго переулка его зелёная голова уже достигала окон третьего этажа.

— Куда это он, — оторвавшись на секунду от приготовления зелья, спросила Фокси.

— Не обращай внимания, — махнул лапой Чип, — парнишку я отослал с одним очень важным поручением.

— Готово! — воскликнула Фокси, демонстрируя Чипу, зеленоватую жидкость, плескавшуюся на дне небольшого трехгорлого сосуда.

— Ты уверена, что такое серьезное испытание тебе по плечу? — строго спросил Чип. На самом деле он был совсем не уверен в эффективности приготовленной жидкости.

— Не бойся, повелитель, — прервала раздумья Фокси и опрокинула варево на голову изуродованному бурундучку.

— Секунда пройдёт, обличье спадёт, — выкрик маленькой колдуньи заставил воздух содрогнуться.

— Ой, — всплеснула мышка руками после секундного молчания.

И Чип тут же начал бояться.

— Ну, вылитый Чип! — продолжила Фокси. — Если бы я не знала точно, что Чипа увела Тамми, то без промедления назвала бы тебя командиром спасательской команды.

И Чип успокоился, придирчиво рассматривая своё отражение в ближайшей луже.

— По-моему нос великоват, — предположил он, ощупывая нос со всех сторон, — а что до командира... Можешь меня так называть. Я не против.

— Чип вернулся! — раздались радостные возгласы, и на шее у Чипа повисла довольная Гаечка, а Рокки покровительственно похлопывал его по плечу. Рядом вертелся Дейл и бесконечно повторял: «А какой-то козёл хотел присвоить твоё имя. Нет, ты только представь! Какой-то козёл и Твоё Имя!!!»

Одна Фокси растерянно стояла рядом. Уж она-то знала, что под личиной Чипа скрывался коварный маг, силы которого превосходили ее собственные. И она сама позволила ему ввести в заблуждение своих друзей. Команду, сделавшую для одинокой маленькой мышки столько добра. Но, что делать Фокси не знала. Любое повышенное внимание к Чипу с её стороны могло быть неверно истолковано Дейлом, а вот этого летучей мышке хотелось меньше всего. Поэтому она скромно стояла рядом со спасателями, зорко наблюдая за подозрительным магом.

Радостные излияния прервала Тамми, волокущая за рога нечто непонятное.

— Забирайте, — раздражённо пробурчала она.

— А зачем нам этот козёл? — удивился Рокки.

— Нет уж, позвольте, — Тамми решительно поставила рогатого уродца перед спасателями. — Сначала ответьте: зачем мне этот вот ВАШ козёл, который ничего не умеет, а только мекает и бекает, — она повернулась к несчастному созданию и чувствительно саданула того в бок. — У, козёл!

— НАШ козёл? — спросили все.

— Ваш, ваш, — кивнула Тамми. — Додумались тоже, выбрать командиром настоящего козла.

— Постой-ка, милашка, — грозовой тучей Рокки навис над Тамми. — Наш командир — Чип, — и он решительно ткнул в бок Чипа, скромно стоящего неподалёку.

— Ну, нет, — не поверила Тамми. — Чип — вот он, — на долю бедного козла достался ещё один внушительный пинок. — А это ходячее недоразумение только маскируется под Чипа.

Спасатели настороженно отодвинулись от Чипа и придирчиво осмотрели его, сравнивая с козлом, льющим крокодильи слёзы.

— Но вот же Чип! — сказала Гайка, указав на настоящего Чипа. — А твой домашний любимец совсем на него не похож.

— Постойте, — сдавлено вмешалась Фокси. — Пусть... пусть я никогда не стану колдуньей, но лучше признаюсь... Вот это — могучий маг, прикидывающийся Чипом.

Обличительный палец указал на окаменевшего бурундука. Несчастья снова готовились обрушиться на его голову ледяным потоком.

— Начинаю припоминать, — добавил Рокки, — что какой-то козёл недавно клялся, что он и есть Чип. И он очень походил на Тамминого приятеля, разве что хвоста беличьего я не приметил.

— Постойте, постойте, — замотала головой Гайка, — я совсем запуталась. Может, стоит их самих спросить?

— Верная мысль, любовь моя, — поддержал ее Рокфор, и добавил, обращаясь к Чипу в облике командира, — ты — Чип?

— А разве не похож? — гордо ответил командир.

— Быть может, и ты — Чип? — последовал кивок в сторону козла с беличьим хвостом.

— Да, — сквозь слёзы выдавило несчастное существо, которое было готово согласиться на что угодно, только бы не возвращаться обратно к Тамми.

Положение окончательно запуталось.

— Послушай Фокси, — Рокфор отвел в сторону летучую мышку, — а почему ты решила, что он — великий маг?

Фокси нерешительно переминалась с лапки на лапку.

— Ну, он мне сам сказал... И потом... Я видела его совсем другим!!!

— А ведь Чип нам намекал про своё превращение, — всхлипнула Гайка и бросилась к рогатому существу. — Не волнуйся. Мы будем любить тебя даже таким!

— НамекАл, — пробурчал раздражённый бесполезной потерей времени Рокфор. — Скажи лучше: НамЕкал! И если б он поменьше мекал и побольше говорил, то не влип бы в эту историю. Ладно, Чип, не горюй. Мы ещё сделаем из тебя настоящего бурундука, дружище.

Белко-козёл кивал и жался к Гайке.

От вопиющей несправедливости у Чипа выступили слёзы, а пальцы сжались в кулаки. Он совсем упустил из виду состояние Рокфора. И совершенно зря!

— Даже таким! — вскричал Рокки. — А по чьей, скажите, милости, он стал таким?!!!

Фокси посмотрела на Чипа. Потом на Чипа взглянула и Гайка. Затем в несчастного бурундука упёрся разгневанный взор Рокфора. Вжик с обличительным жужжанием описывал орбитальные круги. А уж рогатый и вовсе не отрывался от Чипа. Один Чип не смотрел на себя. Он смотрел под ноги и мучительно перебирал возможные варианты выхода из крайне затруднительного положения. Что до Дейла, то он один не упёр свой разгневанный взор в несчастного Чипа.

Сказать по правде, маленький бурундучок совсем не умел сердиться по-настоящему. И все их ссоры и драки с Чипом обычно очень скоро заканчивались. Уже на следующий день Дейл забывал о вчерашнем. А сейчас Дейла совершенно сбили с толку. Усиленно почёсывая затылок и переводя растерянный взор с Чипа на невероятного белко-козла, он пытался понять, почему друзья приняли за Чипа странное существо. Когда вот он — Чип — целый и невредимый Чип — стоял рядом с ним, и никаких, даже малейших намёков на потусторонность у него не было.

Дейл растерянно потрогал Чипа за лапу. Мягкая коричневая шерстка... Как всегда.

— Вот настоящий Чип! — отчаянно завопил Дейл, встряхивая командира.

— Рокки, что делать? Он околдовал Дейла, — испуганно зашептала Фокси в ухо Рокфора. С другой стороны в него вцепилась взволнованная Гайка.

— Не волнуйтесь, дорогие, — также шепотом начал Рокфор, — вы берёте Чипа, а я...

С этими словами Рокки подскочил к Дейлу и в мгновения ока оторвал того от замаскированного врага. Фокси с Гайкой в свою очередь схватили в охапку козла. Моментально поляна опустела. Посередине остался лишь одинокий Чип...

— Ну, нет, — решил отчаянный бурундук. — Командир я или не командир?

С этими словами он решительно потопал в свою прежнюю обитель. Окошко штаба горело тёплым жёлтым светом. Чип вдруг вспомнил, что за всей этой кутерьмой даже не успел поесть, и теперь намеревался немедленно наверстать упущенное. Он ловко забрался по веткам, погладил «Крыло спасателей», проходя мимо.

— А вот и я! — радостно заявил он, входя в гостиную.

Почему-то ему казалось, что это и есть те волшебные слова, которые превратят козлиные приключения в один из ночных кошмаров, все достоинства которых в том, что они никогда не сбываются. И Чип не ошибся. То есть не совсем ошибся. То, что произошло дальше, действительно оказалось кошмаром. Самым реальным кошмаром, из когда-либо виденных славным командиром.

Десяток насторожённых глаз вперился в несчастного бурундука, а на мордочках присутствующих начало расползаться то самое неуверенное выражение, какое бывает, когда видят призрака или чудище, или призрака и чудище вместе.

А затем гостиная наполнилась криками и воплями. Поднялась невообразимая кутерьма. И Чип как-то не сразу сообразил, что находится на взлетной площадке, уткнувшись носом в дубовую дверь штаба спасателей. И эта дверь закрыта крепко-накрепко. И из-за неё доносится настороженный шёпот его друзей.

— Странно, — пробормотал Чип. — А не повторить ли мне операцию?

Но повторить решительное явление мешала запертая дверь. Оставалось приникнуть к замочной скважине. Однако, кто-то нехороший вставил ключ изнутри, поэтому ничего не было видно. Тогда Чип приложил своё умное ухо к самой большой щели и стал вслушиваться в содержание шепотков.

— Это он, это он! — слышался испуганный шепот Фокси.

— Мммэ-э-э-э-э! — оглушительно мекал козёл.

— Не волнуйся, Чип, — мы тебя в обиду не дадим, — доходил приглушённый бас Рокфора.

— Р-разве м-можно остановить м-мага? — снова заикающийся голосочек Фокси.

— Г-гаечка сейчас что-нибудь п-придумает, — это уже Дейл.

Все взволнованные шёпоты снова перекрыл испуганный рёв козлоподобного существа, принимаемого за Чипа.

— Что-то надо делать, — пробурчал Чип, — вышагивая кругами по посадочной полосе. — А не набрать ли мне новую команду!

Мысль Чипу явно понравилась.

— Самолёт я забираю себе, — он по-хозяйски похлопал по «Крылу спасателей». — Не зря Гаечка давала мне уроки.

Чип немедленно залез на место пилота и мечтательно заулыбался.

— Самолёт — это вам не бумажный голубок. А они... — печальный взгляд в сторону закрытой двери постепенно наполнялся сарказмом. — Посмотрим, что они скажут, когда узнают, что ими командует козёл!

И самолёт взвился в вечернее небо по направлению к полосе заката. Спасатели немедленно высыпали на площадку.

— Этот волшебник угнал наш самолёт, — испуганно всплеснула руками Гайка.

— Вот козёл! — не сдержался Дейл.

Козлоподобный субъект благоразумно промолчал. В спасательском штабе было тихо и спокойно. Никто не ругался, не швырял чернильниц в голову, не заставлял воровать или вспахивать бескрайние поля.

— Ты должна за ним проследить, Фокси, — предложил Дейл.

— А почему я? — крылатая мышка сникла и попыталась спрятаться за широкой спиной Рокфора. Перспектива следить за могущественным магом не очень-то вдохновляла ее.

— Но ты единственная из нас, кто умеет летать, — развела руками Гайка.

— Ничего подобного! — возразила летучая мышка, — каждый из вас может сделать это.

— Но как? Ведь для постройки нового самолёта нужно не меньше недели.

— Я все-таки немного понимаю в колдовстве, — заговорщицким голоском начала Фокси, — хоть и не достигла седьмой ступени чёрной магии, — недовольно пробурчала она, вспомнив мага, умыкнувшего самолет спасателей.

— Дейл, садись на этого козла, — приказала Фоксглав.

— Зачем это? — переспросил было Дейл, но взглянув на свою приятельницу, замолк и молча взгромоздился на козла.

— Держись за рога, — продолжила мышка. Вслед за тем она осыпала Дейла и Бородавку каким-то порошком и прочла заклинание.

Козел взвился в воздух, унося прочь Дейла.

— Чтобы управлять им — подергай за рога, — закричала вслед Фокси.

— Ббэ-э-э-э! — вопил счастливый козёл, закладывая крутые виражи в свободном полёте. Дейл восторженно визжал, дёргая за рога и стараясь не сбиться с курса.

Чип, меланхолически щёлкая тумблерами, продвигался в ночную неизвестность. Чётких планов у него пока не было. Так, размытые перспективы. Но и они мгновенно растворились, когда перед носом самолёта возникла радостная козлиная морда.

Крутанув штурвал и загнав самолёт в штопор, Чип ввинчивался в морозный ночной воздух, стремительно приближаясь к земле.

— Ну, это ж надо! — то и дело восклицал он. — Сплошные козлы! Даже в небе!

Земля раскрыла ему свои объятия, ожидая скорейшего поцелуя. И после стыковки самолета с землей, которую никто не назвал бы ни мягкой, ни приятной, Чипа выбросило из упавшей машины и пронесло по воздуху ещё с добрый десяток футов. Со всего размаха славный командир впечатался во что-то мягкое и живое. Несколько минут Чип молча приходил в себя, разглядывая пляшущее разноцветье звездочек перед глазами. Потом звездный туман рассеялся, уступив место огромной козлиной морде, меланхолично пережевывающей пучок травы.

— Эй, Мепс, — тихонько позвал Чип.

Козёл взглянул на него печальными глазами и продолжил своё немудреное занятие.

— Мепс! — сердито прикрикнул Чип.

Ноль эмоций.

«Что ж это за травка такая!» — призадумался Чип, вырвал пучок и засунул в рот, пытаясь прожевать и проглотить. Нет, такой подвиг оказался герою не по зубам. Противная жвачка была выплюнута.

«Что бы сказал по этому поводу Шерлок Джонс?» — призадумался Чип во второй раз, и догадка тут же яркой молнией сверкнула у него в голове.

— Это не Мепс! Это совершенно посторонний козёл! — восторженно завопил он.

Посторонний козёл не возражал. Он понюхал непригодившийся Чипу пучок и задумчиво отправил его в свою желтозубую пасть.

— Вот он где, Чиппи! — раздался торжествующий голос и с неба на Чипа обрушился еще один козел с Дейлом на спине.

— Сплошные козлы! — проворчал Чип и отвернулся.

— Эй, а я? А я кто?

— Скажи мне кто твой друг, — палец Чипа ткнул козла в бок, — и я скажу кто ты!

— Сам такой! — обиделся Дейл и показал язык. Чип так не умел и поэтому насупился.

— Ладно, хватит о пустяках, — начал он. — Ты, наверняка, пришёл звать меня, чтобы я снова возглавил вашу команду.

— Совсем нет, — замотал головой Дейл. — Я пришёл забрать наш самолёт!

— Какой это ваш самолёт?!!!

— «Крыло спасателей»!!!

— Ну, нет, — твёрдо сказал Чип. — Этого вы от меня не добьётесь.

— Это мы ещё посмотрим! — храбро заявил Дейл, и добавил, обращаясь к козлу, — правда, Чиппи?

— Не называй его «Чиппи»! — прикрикнул разозлённый Чип.

— А кого ж тогда называть «Чиппи»? — удивился Дейл. — Тебя что ли?

— Меня тоже не надо, — сказал Чип, хорошо подумав.

Козёл также не возражал. С блаженным видом он объедал ближайшие кусты. Вид его был таким мирным, что Чип не удержался и потрепал лохматую морду.

— Вот и подружились, — заулыбался Дейл. — Тебе он понравился, правда, Чип?

— И вовсе нет, — начал возражать гордый бурундук.

— А я и не тебя спрашиваю, — прервал его Дейл и повернулся к бывшему командиру спиной.

— А кого? Козла что ли? — насмешливо произнес Чип.

— Это не козёл, — заспорил Дейл, — это наш командир. И тебе это лучше всех известно. Лучше бы расколдовал его обратно.

— Стоп! — прервал его Чип. — Почему ты решил, что это я? Как же вы умудрились поверить этому козлу и сделать его командиром спасательской команды?

— Это вовсе не козёл! — заспорил Дейл, — это...

Тут до красноносого бурундучка дошло, что тот козел, на котором он прибыл, свободно парит над ними, радостно мекая.

— Эй, Чип, спускайся! — заорал Дейл, замахав лапами летучему козлу.

Бородавка помотал мордой, пробурчал что-то нечленораздельное и, заложив крутой вираж, унесся в ночное небо.

— Вот, теперь мой лучший друг меня покинул, — печально подвел итоги Дейл, — всё из-за тебя, козёл! — зашипел он на Чипа.

— Это не я козёл, — попробовал объяснить Чип. — Вон козёл, который летает. А я Чип!

— Нет! — не согласился Дейл. — Вон Чип, который летает. Хотя он похож на козла, а не на Чипа. А ты, хотя и похож на Чипа, самый настоящий козёл.

— Эй, братва! — раздалось радостное козлиное блеяние. — Тут про нас говорят! Быстренько все сюда! Глядишь, чего и нам обломится!

Полянка стала заполняться разномастными и разновеликими козлами. Летающий козёл, углядев толпу сородичей, ухнул вниз и тут же затерялся среди прибывших. А Дейл в отсутствии командира совершенно растерялся и не знал, что предпринять дальше. Козлы уже вовсю карабкались по «Крылу спасателей», заползали в кабину, щёлкали тумблерами. Казалось чудом, что никто из них пока не запустил двигатель.

— Эй, эй! — завозмущался Чип, — пытаясь выпихнуть козлов обратно, — ничего не трогайте! Это ценное изобретение.

Дейл усиленно чесал затылок, пытаясь сообразить, зачем козлам понадобился самолёт, если они прекрасно умеют летать. Ведь он, Дейл, добрался сюда именно на летучем козле. Что, если они все такие?

— Ну-ка назад! — командирским тоном кричал Чип, которому удалось очистить кабину. Но теперь козлы заняли круговую оборону, рассевшись на крыльях самолёта. Их белые бороды воинственно развевались в лунном свете. Было ясно, что отступать они не собираются.

— Эй, Чип! То есть господин Маг! — заверещал Дейл, — покажите этим козлам настоящее волшебство!

Чип приосанился и надумал двинуть речь, вот только с началом пока не определился.

«Козлы!» — хотел начать он, но при взгляде на крупного, местами потрёпанного и очень хмурого козла шансы получить по физии за столь непочтительное обращение неизмеримо возрастали.

Поэтому Чип начал так:

— Сограждане! Я сам как бывший потомственный козел в пятом поколении...

Тут Чип запнулся, а козлы недоуменно уставились на бурундука, медленно переваривая сказанное. Командир тут же воспользовался всеобщим замешательством и поспихивал козлов с крыльев спасательного самолета. И только один из них безмятежно парил в воздухе.

— Он-то нам и нужен, — бормотал Дейл, разворачивая огромную крупноячеистую сеть. — А ты, волшебник, не стой на дороге, а лучше помогай. А то нам не поймать Чипа.

— Да здесь я, здесь! — гневался Чип.

— Ага, так я и поверил.

Чип не сдержался и залепил другу затрещину.

— Ну что, узнал теперь?

— Ка-а-ажется узна-ал, — заикаясь, ответил Дейл. — Но как ты убедишь Рокки?

— Да тем же способом!

— А Гаечку?

— Да точно также!

— И ты смог бы ударить Гаечку! — взвился Дейл. — Какой же ты Чип после этого.

Чип, отброшенный на исходные позиции, что-то невнятно бормотал, но умные мысли больше не лезли в голову.

— Ну, — Дейл грозно упёр руки в бока. — И кем ты себя чувствуешь после такого признания?

— Последним козлом, — признался Чип.

Дейл молча подошёл к бурундуку и также молча заглянул Чипу в глаза, словно надеялся найти ответ на мучавший его вопрос. Потом Дейл подёргал Чипа за уши. Уши были настоящие и не желали отрываться от шляпы. Тогда Дейл почесал в затылке и задал последний вопрос.

— Может ты знаешь, как звучит клич спасателей?

— Конечно, знаю! — радостно заорал Чип. — Спасатели, вперёд!

— Э-э-э... Подожди, подожди. Это слишком просто. А как звучит наш с тобой... э-э-э... я хотел сказать наш с Чипом старый клич?

— Тоже мне загадка, — усмехнулся Чип и зашептал что-то на ухо Дейлу.

— Чиппи! — заорал тот секундой спустя, но тут же осекся.

— Но если ты — Чип, то кто тогда тот Чип, на котором я сюда прилетел.

Палец бурундука упёрся в парящего в воздухе козла.

— Какой-то козёл, — отмахнулся Чип.

— Допустим, — хмуро сказал Дейл. — Но как ты докажешь, что он — не Чип!

— Я докажу проще, — злобно взревел Чип. — Я докажу, что Чип — это я.

И он снова занёс руку, чтобы отвесить затрещину.

— Верю, верю, — поспешно согласился Дейл. — Но лучше один раз увидеть.

И он, задрав голову кверху, где парил козёл, заорал:

— Чи-и-и-ип!

Козёл радостно заблеял в ответ.

— Ну, — гордо спросил Дейл. — Что ты скажешь на это?

Чип не лез за словом в карман.

— Ма-акси-ими-илли-иа-а-ан! — завопил он.

Козёл отозвался не менее радостно.

— Видишь сам, — ухмыльнулся Чип. — Это безмозглое животное отзывается на любую кличку.

— И все-таки на Чипа он отзывается с большей радостью, — проворчал Дейл, которому не хотелось расставаться с таким прекрасным транспортным средством.

— Больше?! — возмутился Чип, — да если хочешь знать, моё имя мне очень дорого и если ты будешь присваивать его каким-то козлам, я с тобой не разговариваю!

Чип отвернулся и замолчал.

Тёплый комок повернулся в груди у Дейла и разросся до величины необъятной горы. Всё перестало существовать. Всё и все. Остался только самый лучший друг, которого он только что предал, отобрав у него имя и передав это имя постороннему козлу. Почти предал. Потому что друг ещё не успел уйти, чтобы не вернуться. Никогда.

Дейл немедленно подскочил к Чипу:

— Извини, — он заглядывал в карие глаза, как провинившийся щенок. — Извини, Чип. Как я мог позабыть, что ты — это ты. И больше никто. И никогда никто тебя не заменит. Даже самый замечательный козлище ростом с Рокфора и умеющий летать. Ударь меня! Ну, ударь.

— Нет.

— Ударь!

— Не могу!

— Ударь, Чип!

— Отстань от меня, а то как врежу!

— Врежь мне, Чип, врежь! Чтобы я никогда не путал тебя с какими-то козлами.

Прежнее благодушие вернулось к Чипу.

— Отлично! Прежде всего, нам надо выяснить, что это за козёл и почему все принимают его за меня. Да, и почему он летает. До этого дня я никогда в жизни не видел летающих козлов.

— Это-то как раз просто, — объяснил Дейл, — Одна из магических штучек Фокси.

«Мог бы и сам догадаться», — Чип мысленно хлопнул себя по лбу.

— Хорошо, — произнёс он, — но все равно нам предстоит провести расследование по поводу этого козла, — палец бурундука указывал вверх.

Туда, где беззаботно парил козел. И его не волновали планы бурундука в шляпе относительно каких-то расследований. Он и раньше не отличался глубиной ума. А теперь, паря в воздушных потоках, он, казалось, окончательно приобрел легкость в мыслях и беззаботное отношение к жизни. Прошлая работа на Толстопуза казалась ему далеким и нереальным видением... Однако так продолжалось надолго. Веревочная петля обвилась вокруг лохматой шеи, и набиравший обороты самолет потащил козла вслед за собой. Толпа козлов внизу тревожно заблеяла. Морды животин вытянулись вверх. Круглые, налитые кровью глаза пожирали самолёт, увозивший за собой их товарища. Внезапно всё стадо сорвалось с места и устремилось вдогонку... Испуганные мотоциклисты жались к стенам и щитам с предвыборной агитацией. А козлы неустрашимо неслись за самолётом.

— Эй, Дейл, — проорал Чип. — Наш штаб в другой стороне! Зачем ты вылетел из парка?

— Дай и мне полетать хоть немножко! — взмолился Дейл. — Я ещё никогда не видел такого эскорта!

В отсутствии Гайки Чип не мог отказать своему старому другу.

— А полетай, — разрешил он. — Неплохо бы нам сбросить этот хвост. Всяким козлам вовсе необязательно знать, где расположен наш штаб.

Стадо козлов притомилось и поотстало. Главный козёл, высунув язык, обозревал окрестности. Остальные шумно хлебали из сточной канавы. Возле песочной горки сидел малыш и строил крепость. Вас, наверное, удивляют такие поздние игры? Но виноват не малыш и не его мама, а американское телевидение, перенёсшее показ «Санта-Барбары» на ночное время. Вот мама и спровадила малыша во двор. При нескончаемом потоке детских вопросов в хитросплетениях родственных связей разобраться невозможно.

— А вам чего надо? — проворчал малыш, подозревая, что козлам немедленно захочется отобрать его строительный материал. Ведь от козлов можно ожидать чего угодно.

— Да так, — уклончиво ответил вожак стада. — Ищем тут одного козла. Да не можем найти.

— Если не можете, — воодушевился малыш, — то вам помогут спасатели. Это недалеко. За углом будет парк, а в нём ступайте к самому большому дубу. Как-то они за семь минут разыскали моё ведёрко.

— Спасибо за информацию, парень, — сдержано поблагодарил вожак. — К ним и отправимся. Надеюсь, за это время они не успели скозлиться.

Орава козлов направилась в парк. Испуганный сторож со страхом наблюдал огромную толпу мекающих бородатых созданий, ломящихся в ворота. Дуб спасателей содрогался от топота множества копыт. Рокфор выглянул в окно.

— Г-гаечка, — запинаясь, произнес он, отскочив от окна на безопасное расстояние.

— Что случилось, Рокки.

Рокфор молча указал лапой в сторону окна. До сих пор такого потрясающего зрелища ему видеть не доводилось. Гайка и Фокси осторожно выглянули из-за занавески.

— Боже! — потрясенно прошептала Фокси, — сколько магов!

Шумное стадо, затравленно дыша, ввалилось в гостиную.

— Да, — вздохнул старый козёл. — Я ещё раз убедился, что наши копыта не заточены для скалолазания. Какое-то дешёвое деревце, а сердце уже на грани срыва.

— Верно, — заблеяло стадо в едином порыве. — Обратного пути мы не переживём.

— Не хотите ли вы сказать... — осторожно начал Рокфор, но вожак закончил сам.

— А что, парни, — сказал он, по-хозяйски оглядев гостиную. — Мне тут нравится. Пожалуй, что об обратной дороге можно и не вспоминать.

* * *

Прошло всего несколько часов, а то, что раньше смело можно было назвать спасательским штабом, теперь наглядно являло картину козлиного хлева изнутри. Всюду валялись спутанные клочья шерсти и обгрызенные кочерыжки. Стойкий запах сыра смешался с новыми ароматами в убойный коктейль. Команда грустно смотрела на творящееся безобразие. Козлов не от кого было спасать. Козлы спасли себя сами. От скуки, от голода, от сырой осенней погоды и от проблем надвигающейся зимы.

— Чи-ип! — позвал бурундук в красной рубашке.

Командир нервно вздрогнул, заерзал в кресле, но глаз не открыл. Ему не хотелось смотреть. Ему чудилось, что проклятие вернулось. А каждый из козлов казался ему собственным зеркальным отражением.

— Чип! — позвал бурундук чуть громче.

— Чего? — командир открыл заспанные глаза и зевнул.

— Ты не помнишь, сколько у нас козлов? — спросил его друг и почесал пером кончик носа.

Чип приподнялся с кресла и окинул взглядов комнату, одновременно пытаясь произвести в уме простейшие математические действия.

— Пятнадцать! — облегченно выдохнул он и снова завалился в кресло.

По пути командир нечаянно задел ногой один из серых комков шерсти, разбросанных по комнате.

— Ме-е! — раздалось в ответ...

— Это только в гостиной, — сообщил Дейл. — А есть ещё кухня, коридоры, кладовки, наша комната, Гайкина...

— О-о-о, — простонал Чип. — Только не говори мне, что какой-то козёл уже успел забраться в Гайкину мастерскую.

— Не просто козёл, — красноносый бурундук поднял вверх палец, — а козёл-изобретатель.

— Только изобретателей нам и не хватало, — скривился Чип.

В коридор вылез недовольный Рокфор.

— Нет, — возмущался он. — Ну, какие козлы! Занять в гостиной все диваны и кресла. И смотреть при этом чемпионат мира по фигурному катанию. А это ещё что за очередь из кухни до Гайкиной спальни? Что ты там шепчешь, Вжик? А! Так это кандидаты на соискание Гаечкиной руки! Не знал, что их НАСТОЛЬКО много.

— Что?!!! — заорали бурундуки.

Как обычно, первым расположение духа обрёл Чип.

— Нет, — рубанул он рукой тёплый, пахнущий козлиной шерстью воздух. — С этим пора кончать.

— Каким же это образом, — поинтересовался Дейл, — если ты сам их пригласил.

— Разве я приглашал?!!! — возмутился Чип.

— А кто сказал, что они могут чувствовать себя как дома? — закричал Дейл, давая другу подзатыльник.

— Козлы! — обиженно завопил Чип.

— Вот именно, — заметил Дейл в несвойственной ему мрачной манере. — Козлы! Потому что болванами их назвать никак не получается.

Последующее за этим молчание ещё раз подчеркнуло отсутствие идей по возможному выправлению ситуации. Когда никто не знает, как поступить, бразды правления автоматически переходят в руки командира.

— Ладно, — кивнул Чип. — Сейчас все узнают, что я думаю по данному поводу.

И он шагнул в гостиную. Друзья не рискнули оставить командира в одиночестве и решительно последовали за ним.

На экране появился взволнованный диктор

— Мы прерываем второсортный бейсбольный матч сообщением чрезвычайной важности! — выкрикнул он. — Нападение ужасного монстра на супермаркет в центре города. Наша съёмочная группа ведёт репортаж с места событий.

Экран заполонили витрины. После камера скользнула вправо. В центре прохода высился уродливый чешуйчатый монстр. Три рога на страшной голове навевали знакомые ассоциации. В подтверждение смелой гипотезы о происхождении нового вида камера дала крупный план. Острый коготь вспарывал банки с «Вискас» и отправлял их содержимое в многозубую пасть. Двое полицейских опасливо наблюдали за чудищем с почтительного расстояния.

— Надо его остановить, — всплеснула руками Гайка.

— Спасатели, впе... — заверещал Дейл.

— Мы с вами, — безапелляционно заявил козлиный вожак. — А то здесь становится скучновато. Да и вообще трудно представить себе развитие мировой истории, если в ней напрочь отсутствуют рогатые умники.

— Извините, ребята, — замотал головой Рокки. — Столько козлов мы взять просто не в состоянии.

— За козлов ответишь, — пообещало многоголосое блеянье.

Рокки нахмурился. Его, в одиночку останавливавшего бешеного быка, хотела призвать к ответу ватага козлов. А тут ещё этот трирог некстати. Могучий мыш стал медленно закатывать рукава. Трирог на экране повалил очередную витрину и блаженно рыгнул.

— Я разберусь со всем этим, — посреди гостиной оказалась Фокси в одеянии ведьмы первого уровня. С её тонких пальчиков срывались зеленоватые искры.

— Подожди, — взмолился Чип, почувствовавший, что опять будет происходить что-то не то.

— Не надо мешать, волшебникам, брат, — хлопнул его по спине добродушный рыжеватый козёл. — Себе дороже. Я вот нисколечко не обрадуюсь, если она превратит меня, ну, скажем, в бурундука.

Чип скрипнул зубами. Скупая мужская слеза скатилась из правого глаза. Отвлёкшись на козла, он уже не успел остановить маленькую волшебницу, воздевшую руки к потолку. Свет в штабе погас. Только мечущееся зелёное сияние озаряло фигурку летучей мыши.

— Как время настанет, на место всяк встанет, — выкрикнула она, а потом быстро добавила. — Так пусть же каждый из нас окажется в том самом месте, где он должен находиться.

Свет тут же зажегся. Козлов как ветром сдуло. Фокси довольно заулыбалась. Спасатели, не успевшие опомниться от столь стремительного исхода, осторожно оглядывали гостиную.

— Постойте... — громогласно заметил Рокфор. — Это мне кажется, или среди нас действительно не хватает...

— Похоже, Рокки, тебе не кажется, — испуганно подхватила Гайка.

— А где же... — растерянно протянул Дейл.

А Чип ничего не сказал. Потому что именно он-то как раз и отсутствовал в гостиной.

Команда замерла в потрясённом молчании.

— Фокси, — спросили все хором, — что стряслось с Чипом?

— А я знаю? — пожала плечами удивлённая мышка. — После заклинания всё вернулось на свои места. Козлы к козлам, спасатели к спасателям. Даже трирог... Да сами посмотрите.

На экране посреди разгрома изумлённо щурился рыжий потрёпанный котяра. Его когти теперь не в силах были пробить ни одной банки, и это усатого не радовало. Заметно осмелевшие полицейские уже подбирались к нарушителю спокойствия, развернув металлическую сетку.

— Это мы виноваты, — Гайка грустно смотрела в пол. — Именно мы принимали Чипа за козла. Помните, он так старался нам всё объяснить. А мы... Даже я не узнала его...

— Но мы ещё принимали его за волшебника, — осторожно добавил Дейл. — Может быть, он перенёсся к волшебникам?

— Это ещё хуже, — испугалась Фокси. — Потому что на самом деле волшебников не бывает.

— Да уж, — сурово подвёл Рокфор неутешительные итоги. — Хороши мы, нечего сказать.

— А что я, — привычно заозирался Дейл. — Я ничего и не сделал.

— А обзывался, — напомнила Гайка.

— А надпись написал, — напомнил Рокки.

— Я больше не буду, — прошептал Дейл, втянув голову в плечи. — Клянусь всеми своими комиксами. Да что там, я клянусь, если про нас... ну, когда-нибудь... снимут самый настоящий сериал, в нём ни разу не прозвучит это грубое слово. Я бы поклялся чем угодно, только бы Чип снова был рядом.

Посреди гостиной образовалось облачко тумана, откуда вывалился сияющий Чип.

— Как тебе удалось вернуться? — единый порыв приподнял всю команду и чуть не впечатал в потолок.

— Это элементарно, как сказал бы Шерлок Джонс, — покровительственно улыбнулся Чип. — Ведь Фокси пожелала, пусть каждый окажется на своём месте. А где ж ещё моё место, если не вместе с вами.

— Свобода! — завопил Дейл в порыве чувств, повалив друга на пол. — Штаб снова наш! И во всей округе ни одного...

— Дейл! — строго прикрикнули все. — Ты ведь только что поклялся.

— Ой, совсем забыл! — лапы бурундучка зажали собственный рот. — Из-под пальцев донеслось. — Но я клянусь больше не забывать. Никогда-никогда.

* * *

Чип, привычно потянувшись, зевнул, вышел в коридор привычным шагом, привычно осмотрелся и на привычном месте увидел привычную надпись. Только теперь она сократилась ровно наполовину. Обидное слово было старательно замазано Дейлом, дабы больше не случалось ничего сверхъестественного. Чип погладил своё имя. Настроение у него стремительно улучшалось. Он не зря выбрался в коридор посреди ночи. Вытащив из-за пазухи фломастер, Чип быстро добавил к дефису вертикальную черту, а справа приписал «Гайка». Так, на всякий случай. Вдруг что получится. Потому что, как известно, случаи-то разные бывают.

12.07.2001