Alex & IVM

В трех креслах от рая

— Этого не может быть! — сказал Чип, когда мешок с бочонками опустел.

Именно на его карточке остались непокрытыми целых пять номеров.

— Счастье переменчиво, — хмыкнул Дейл. — Зато тебе невероятно везло в начале игры.

— Кажется, — помрачнел Чип, — я начинаю догадываться, почему мне не повезло в конце. Ну-ка, выкладывай всё из карманов.

Дейл, ворча, принялся опорожнять карманы. На столе появилась пачка фантиков, три карточки с фотографиями звёзд бейсбола, обломок компакт-диска, четыре прокушенных батарейки, связка баранок и замечательный фонарик, у которого было аж три светофильтра.

— Всё, всё выкладывай, — потребовал Чип и, видя, что поиски успеха не приносят, закричал. — Ну-ка, давай, я сам.

И руки командира принялись исследовать глубины карманов.

К горе вещей добавились две жвачки, теннисный шарик, пузырёк со стойким запахом рыбьего жира, давно потерянный носовой платок. И, наконец, пять злополучных бочонков.

— Сколько раз тебе говорить, — дал Чип затрещину своему другу. — Не жульничай!

Но Дейл не обратил на затрещину ни малейшего внимания. Его пальцы тщательно прохлопали опустевшие карманы.

— Кстати, а куда делась моя лошадиная челюсть?!! — закричал красноносый бурундучок.

— Так твоя или лошадиная, — усмехнулся Чип.

— Это ты! Ты её украл!

— Да зачем мне она?!

— Но только ты сегодня лазил в мой карман!

— А сам-то! Сам! Только что ручонку туда совал! Я видел!

— Не мог же я сам у себя украсть челюсть!

— За тебя ни в чём нельзя ручаться, — коварно заметил Чип. — Ты мог ее, скажем, при этом потерять!

— Ой! Правда... — испугался Дейл. — А как сделать, чтобы никогда ничего не терять?

— Легко, — сказал Чип с видом эксперта. — Давай, зашьём твои карманы.

— Но я же не смогу больше в них лазить, — резонно возразил Дейл.

— Зато ничего не потеряешь, — не менее резонно заметил Чип.

Дейл с недовольным видом тёр затылок. Чем-то ему эта идея не нравилась.

— Кроме того, — добавил Чип, умильно улыбаясь, — это наивернейший способ заслужить Гаечкино расположение!

— Но у меня нет иголки и ниток, — сдался Дейл.

— Зато я всегда держу их наготове!- сказал Чип с видом Шерлока Джонса, раскрывшего коварное преступление. — Держи! Не стесняйся.

— Но я же не умею шить, — опечалился Дейл, но тут бурундучка внезапно озарило. — А! Знаю! Я попрошу Гаечку!

Он мигом выхватил иголку с нитками и убежал.

— Эй, — закричал Чип вдогонку. — Гайка сейчас занята.

Ему крайне не понравился такой поворот дела, но было уже поздно.

* * *

По пути Дейл успел три раза запнуться и один раз сверзиться носом об пол. Поэтому в голове бурундучка всё порядком перепуталось.

— Гаечка! Ты поможешь мне?! — заверещал Дейл, врываясь в мастерскую. — Зашей карманы на моей рубахе. Чип сказал, что сделать это можешь только ты.

Запыхавшись и утирая со лба ручьи пота, в мастерскую ступил отважный командир.

— Нет-нет, Гаечка! — прохрипел он. — Дейл уже не маленький, должен всё уметь сам. Ты же знаешь старую пословицу, чтобы накормить кота, надо дать ему не рыбу, а удочку.

— Что-то я никогда не видела котов с удочкой, — задумчиво сказала Гайка.

— Слышал?! — глаза Бородавки, затаившегося на внешней стороне мастерской, вспыхнули огнём удачи. — Нет, ты слышал?! А мы-то думали, что подарить боссу! Рвём в магазин, пока коты не пронюхали про удочки.

— А босс не рассердится на то, что мы оставили пост, — заволновался Мепс.

— Нет-нет, — разуверил его крот. — Мы же вручим ему подарок. А за подарки я бы простил кого угодно за что угодно. Мне никто никогда не вручал подарков.

— Это потому что ты крот, а не кот, — горделиво заметил Мепс. — Всего одна лишняя буква, а гляди, как она трагично влияет на судьбу.

— Дело не в букве, — поправил его Бородавка. — Дело в том, что ты не большой босс. Вот вырвешься в боссы, и тебя сразу завалят подарками.

— Так чего я сижу?!!! — замахал лапами крот и шумно свалился с дерева.

— Подозрительный шум за окном, — заволновался Чип.

— Тс-с-с, — Гаечка приложила палец к губам. — Тише. Иначе моё новое изобретение опять придётся испытывать на тебе.

Ребята из шайки Толстопуза не обратили на разговоры за окном ни малейшего внимания. Их больше волновали другие вопросы.

— Как ты думаешь, куда так быстро убежал Крот. — удивился Мепс.

— За удочкой, — пояснил Бородавка. — Не в большие боссы же ему записываться.

— Точно! — кивнул Мепс. — Но магазин в другой стороне. Эй, Бородавка, по-моему, он хочет нас надуть. А вдруг вышел закон, что отныне в каждой банде должно быть по два больших босса.

Они спрыгнули вниз и с воплями «Эй, подожди нас!!!» понеслись за кротом.

— Ну вот, — опечалилась Гаечка, — убежали. А я только хотела испытать новую противокотовую систему!

— Я достану тебе кота, — Чип стукнул кулаком в грудь и выскочил за дверь с твердым намерением стать для Гаечки настоящим героем.

— Держи, Дейл, — сказала Гаечка, откусывая нитку, — карманы зашиты!

— Спасибо, Гаечка, — просиял Дейл. — Пошли со мной в кино!

— Разве мы не хотели пригласить и Чипа?! — забеспокоилась золотоволосая мышка.

— Чипа?!!! — глаза Дейла расширились от удивления. — Разве?!!! Что-то не припоминаю!

— Но он ведь обидится, когда вернётся.

— Когда он ещё вернётся, — напомнил Дейл, — а сеанс начинается через десять минут. Ждать уже невозможно!

— Тогда побежали, — решилась прекрасная изобретательница.

* * *

У дверей звериного кинотеатра струилась длиннющая очередь. Вход охранял здоровущий бегемот. Проскочить мимо него казалось немыслимым.

— Гаечка, а денег нет, — трагически прошептал Дейл. — Карманы-то зашиты.

— Раз нет денег, ты не имеешь права приглашать Гаечку в кино, — раздался наставительный голос.

К фонарному столбу привалился храбрый командир. Из каждого кармана его куртки торчало по два или даже три котёнка. Все котята непрестанно мяучили и просили молока.

— Это ты во всем виноват!!! — разъярился Дейл. — Сам-то небось взял деньги.

— У меня не только деньги, — заулыбался Чип, — но и билеты. Жаль только, что их всего два. Помнишь, Гаечка, как в лунную среду позапрошлого месяца.

— Гаечка! Как это... Гаечка! Неужели... — Дейл ошарашено открыл рот, не в силах поверить. — Неужели ты ходила в кино без меня?!

— Нет, конечно же нет, — ласково ответила Гаечка, зверски сверкнув глазами на Чипа. — Чип шутит. Не так ли?

— Это было, когда ты по телевизору смотрел «Кровавый след вампира», — напомнил Чип.

— А! — просиял Дейл. — Тот раз не считается!

— Это ещё почему. — удивился Чип.

— Да я к вам к финалу присоединился! — сказал Дейл. — Забыл что ли?!

— Так вот почему мне так не понравился финал того фильма, — проворчал отважный командир.

Чип вспомнил, как главная героиня на большом экране мечтательно прикрыла глаза, а крепкий кудрявый парень в куртке... В точно такой же куртке, как у Чипа! Так вот, этот парень, нежно, но властно прижал героиню к себе и запечатлел поцелуй на ярко-алых губах. Весь зал вздохнул в едином порыве. Кроме Чипа, который решил запечатлеть такой же поцелуй. Но вместо симпатичного личика золотоволосой изобретательницы губы наткнулись на противно-холодный красный нос его друга.

Пока Чип предавался не очень приятным воспоминаниям, Дейл забрал билеты и вместе с Гаечкой прошёл внутрь.

— Подождите меня!!! — закричал Чип.

— Ну-ка, ну-ка, — растопырив руки, бегемот преградил ему вход. — Бесплатно мы пускаем лишь одного дитёнка. А у вас вон их сколько. Попрошу предъявить детские билеты на остальных.

Котята замяучили ещё отчаяннее. От душераздирающего мява у Чипа разболелась голова.

— Я даже не знаю, сколько их у меня, — прошептал Чип.

— Ну, этому нетрудно помочь, — заулыбался Бегемот. — Я бы тоже забыл, сколько у меня ребятёнков, если бы ежедневно их не пересчитывал. Сгружай своё потомство возле фонаря. Там светлее.

И бегемот, засучив рукава, принялся пересчитывать котят. А Чип на цыпочках отступил и ринулся в тёмный проём никем не охраняемого входа.

* * *

В кинотеатре было уже темно. Наступая на многочисленные лапы и хвосты, Чип добрался до Гайки.

Одного взгляда на экран было достаточно, чтобы понять: показывали второсортный фильм ужасов, которые любит разве что Дейл. Но рядом сидела Гайка. И Чип простил, что в сюжете снова кого-то режут, заглатывают живьём и переезжают поездами. Более того. Он решился! Он ласково прижался к тёплому боку золотоволосой мышки, а потом осторожно обнял за плечи. И (о радость!) Дейловой пятерни там не обнаружилось.

Через секунду командиру прилетел ощутимый удар по лицу, виртуозно выполненный изящным... копытцем! Да-да! Только теперь Чип понял, что хрупкая фигурка с золотыми волосами, к чьему боку он так смело привалился, была вовсе не мышкой, а как бы сказать... коровкой.

— Так это корова! — ошарашено выдохнул он в сторону миловидного личика, обрамлённого золотистым водопадом волос, откуда выставлялись почти незаметные рожки. Слова Чипа благоприятного впечатления не произвели.

— Кого ты назвал коровой, — возмутилась красотка.

Чип подумал, что опозорился по самые уши. Перепутать Гайку с коровой, да ещё донельзя расстроить эту самую корову. Казалось бы, хуже быть уже не могло. Но Чип ошибался. С другой стороны резво протиснулся здоровенный бычина, сжимавший два бокала с колой и здоровенный пакет воздушной кукурузы. И умный бурундук мигом догадался, чьё место он так не осмотрительно занял.

В таких ситуациях командир принимал единственно правильное решение — временно отступить, сдав занятые позиции, чтобы вернуться уже победителем. Поэтому, не став дожидаться, пока судьба сведет его нос к носу с разгневанным бычиной, Чип быстренько опустился на четвереньки и начал тернистый путь под креслами.

* * *

— А интересно взглянуть на мир с неожиданной стороны, — пробормотал славный командир, плавно лавируя в странном лесу, образованном ногами, щупальцами, хвостами, лапами и лапищами. — Надо напомнить Гаечке, что в следующий раз мы будем смотреть картину в нижнем зале. Там, где сидят люди. Конечно, по сравнению с двуногими великанами чувствуешь себя букашкой. Но кем, скажите вы мне, чувствовать себя рядом вот с ЭТИМ?

ЭТО, чему славный командир никак не мог подыскать название, обладало громаднющими ступнями, поросшими густой белой шерстью. Складывалось впечатление, что тут сидело полтора полярных медведя. Полтора, потому что ступней было три. Бурундук взглянул чуть повыше и понял, что с полярным медведем он поторопился. Над ступнями шерсть приобретала синий оттенок, какой бывает у кристаллов медного купороса. Больше командир ничего рассмотреть не успел, потому что на шляпу ему водрузили стакан с колой, по размерам напоминавший ведро. Чип замер. Он старался даже не дышать. Ведь малейшее неловкое движение привело бы к сладкому наводнению. Кроме того, великан с тремя ногами наверняка будет недоволен пропажей колы. А обозлить субъекта подобной величины грозило весьма плачевными последствиями.

«И что делает подобная громадина на месте, предназначенном исключительно для бурундуков и мышей, — угрюмо размышлял Чип, стараясь удержать равновесие чертового стакана. — Почему бы ему не отправиться вниз? Среди людей он был бы наравне».

Размышления внезапно были прерваны — бело-синий великан с чавканьем заглотил очередную порцию воздушной кукурузы и теперь настоятельно тянулся к стакану с колой.

Как только стакан покинул голову славного командира, тот быстро юркнул под ближайшее сидение и, привалившись спиной к боковушке, попытался отдышаться. Рядом с ним расположились весьма соблазнительные ножки в плотных чёрных колготках. Поэтому визуально степень пушистости определить не удалось. А действовать наощупь славный командир не рискнул.

— Да, — только вздохнул он, — скоро и для Гаечки настанет пора сменить комбинезон на что-нибудь эдакое.

Но пока вокруг пахло духами высочайшей пробы, а вовсе не блаженным запахом машинного масла, одно воспоминание о котором вызывало слёзы.

И Чип, печально вздыхая, пополз дальше. После продолжительного путешествия он нашёл парочку клопов, тридцать три белки, весьма потрёпанную лису, беззубого волчару, просящего милостыню, трёх медведей (причём Мишутке постоянно закрывали глаза, когда герои на экране целовались), восемьдесят четыре зайца-безбилетника (причём, четыре из них были китами-полосатиками) и, наконец, африканского слона с мягким хоботом и добрыми задумчивыми глазами.

И вдруг! Да-да! Сомнений в этом не оставалось! Он учуял отголоски желанного аромата. Источник находился рядом. Креслах в пяти или даже в трёх.

Как варвар в покинутый город, рванулся Чип через кресла.

«Сначала, — думал он, — я отвлеку внимание Гаечки на себя. А потом отошлю Дейла с каким-нибудь важным поручением».

Бац! В зале заметно посветлело от звёзд из глаз Чипа, когда его голова больно состыковалась с ножкой кресла. Само кресло неожиданно оказалось пустым. А запах всё слабел и слабел.

«Они пересели, — мысли в потревоженной голове роились дикими пчёлами. — Но куда? Неужели на последние ряды? Всё! Больше по телевизору рекламу не смотрим! Только выпуски новостей!!!»

Горя негодованием, храбрый командир нырнул под кресло. Дальше потянулись абсолютно пустые ряды.

И Чип понял, что кино кончилось.

20.08.2003