Alex & IVM

Вместе весело шагать по подвалам

(История королевского скипетра)

1.

Клыкастое чудище ощерило пасть. Дейл ощутимо задрожал. Из мокрой глубины бородавчатого горла донёсся протяжный тоскливо-обречённый вой, явственно содрогнувший каменные стены. Дейл вжал голову в плечи. Теперь из распахнутого ворота на приближающегося монстра таращились испуганные глаза, да вихорок мотался из стороны в сторону, словно былинка, угодившая в ураганные потоки ветра.

— Г-р-р-р-р! — и когтистая лапа метнулась вперёд.

Но удар, как всегда, пришёлся по затылку.

— Оставишь ты свою игру или нет?! — возопил Чип, обращаясь в темноту, потому что мерцающего света от небольшого экрана хватало только на то, чтобы осветить призрачным сиянием угол, где стоял телевизор с присоединённой к нему приставкой, да замершего перед ним бурундучка, не отрывавшего глаз от чудовища, являвшего собой пример невыдержанного характера.

— А чего? — привычно заныл Дейл. — У нас в штабе нет такой игры.

— Это невыносимо, — Чип, сложив руки за спиной, прохаживался по влажному полу. — Ни минуты не может быть серьёзным. Игры, игры и ещё раз игры. Мы ведь на задании!!! А если бы кто напал на нас со спины?

— Ой, Чип! — вскочил Дейл. — А там кто-то и правда приближается.

— Мне удалось сделать фонарь, — даже в глушащем любые звуки подземелье Гаечкин голос звенел, словно вокруг царила не вековечная тьма, а раскинулись просторы Центрального Парка.

Луч фонаря осветил изящную фигурку, двух бурундучков, чьи лапы находились в опасной близости друг от друга, и расплескался по каменным блокам.

— Ух ты! — восхитился Дейл. — Прямо как в той игре.

— Чудеса под боком, — попенял ему Чип, заняв выгодную позицию рядом с Гаечкой. — А тебя не оторвать от телевизора.

— Наверное, тут раньше был королевский замок, — предположил Дейл, озираясь по сторонам.

— Ошибаешься, — возвестил Рокки, вываливаясь из темноты. — Америка никогда не была монархией. Замок, конечно, древний. Наверное, его вывезли из Англии. Подземелье совсем как настоящее. Мне даже кажется, что где-то рядом замаскирована ловушк...

— Знаешь, Рокки, — поделился Дейл соображениями, падая вниз. — По-моему, мы как раз угодили в эту ловушку. Что обычно засовывали на дно таких ям?

— Всякую ерунду, — пояснил Рокфор, летящий рядом. — Скажем, заострённые колья или кусачие капканы. Сейчас мы сами узнаем, что нам приготовили внизу.

И он грузно шлёпнулся на каменный пол. Остальная команда чуть запоздала. Это обеспечило им гораздо более мягкую посадку.

— Камера пыток! — восхищённо засияли глаза Дейла, но тут же потухли. — Что-то древние механизмы чересчур напоминают стиральные машины.

— Когда кое-кто поиграет в футбол, то отстирывание его рубахи превращается в настоящую пытку, — ехидно усмехнулся Чип.

Вместо ответа Дейл подхватил с пола коробку и швырнул её в друга. Коробка отрикошетила от затылка, треснула по швам, и уйма порошка высыпалась в загрузочный бокс. Чип не остался в долгу. Через секунду Дейл почёсывал ухо, а горка порошка красовалась в боксе машины напротив. Друзья набычились и разъярёнными баранами ринулись друг на друга. Головы врезались одна в другую, издав стук, слышимый при столкновении биллиардных шаров. Бурундучков разбросало по сторонам. Траектории полёта напоминали красивую дугу. Вернее, две дуги, каждая из которых закончилась в своей стиральной машине. Защёлкнулись прозрачные круги крышек, брызнула вода, заклубился водоворот, стреляющий мыльными пузырями, и закрутились барабаны с нежным урчанием.

— Ariston, — улыбнулся Рокфор, — по ценам от 300 условных единиц. Каждому гарантируется бесплатная доставка. А в качестве бонуса — мокрый и недовольный бурундучок внутри.

Чип хотел что-то прокричать, но волна накрыла его с головой. Дейл надсадно кашлял и пускал пузыри.

— По-моему, это их утихомирило, — решил Рокфор и перевёл счётчик операций в позицию «Слив».

Через минуту дрожащие от холода бурундучки постукивали зубами на воле и пританцовывали в тщетной надежде согреться.

— А так-к-к пох-ходи-л-л на з-з-замок-к, — пожаловался Дейл.

— Эт-т-то и есть з-замок-к, глупыш-ш-ш, — прошипел Чип. — П-п-рост-то сейч-час ег-го превврат-тили в прач-чеч-чну-йю.

Зубы выбивали неведомую, но невероятно заунывную композицию. Гаечке стало жалко друзей. Тем более, что у неё появилась идея, не терпящая ни малейшего отлагательства.

— Ребята, не хотите испытать мое последнее изобретение?! — золотистоволосая мышка выкатила из ниши какой-то невообразимый агрегат.

— Конечно, Гаечка! — Дейл затанцевал от радости.

— Нет, нет! — замахала руками изобретательница. — Здесь используется электричество. Испытатель должен быть абсолютно сухим.

— Она сказала «должен»! — радость Рокфора как ветром сдуло. Он тихонько попятился, а затем перешёл на приставной шаг, надеясь раствориться в сумраке подземелья. Но Гайка решительно преградила ему путь.

— Рокки, — произнесла она ОСОБЫМ голосом. — Куда?

И наполненное плохими предчувствиями сердце Рокфора упало в глубокую тёмную пропасть.

— Да, любовь моя, — теперь голос неустрашимого мыша заметно подрагивал, словно Рокфору тоже пришлось познакомиться со стиральной машиной слишком близко.

— Кто же кроме тебя сумеет по достоинству оценить эту сыроделательную машину?

— Дейл, разумеется, — палец Рокфора ткнул в нужном направлении. — Я люблю не сыроделательные, а сыропоедальные машины. Мне кажется, я чем-то похож на них. Но даже их я предпочитаю в выключенном состоянии. Мир слишком мал, чтобы в нём ужилось много таких машин. По-моему, для всемирной гармонии вполне достаточно меня одного.

— Хорошо, — согласилась Гайка. — Дейл! — она достала огромное пушистое полотенце и, тщательно протерев мокрого бурундучка, скомандовала, — становись сюда, ты будешь пробовать получающийся сыр.

— Ну, нет, — учуяв соблазнительный запах, Рокки внезапно передумал и мгновенно отодвинул Дейла подальше. — Знаешь, Гаечка, давай я сам, раз уж тут не нашлось ни одного сыропоедального механизма.

Чип и Дейл переглянулись и втихомолку захихикали.

Рокфор храбро подошёл к изобретению и, заняв указанную Гайкой позицию, нажал на рычаг. Немедленно ему в пасть посыпался поток орехов.

— Что... это... — отплевываясь, проревел Рокки.

— Ты прав, Рокфор, — ухмыльнулся Чип. — Нельзя доверять технике. Эк она тебя. Давай-ка подвинься. Пожалуй, за эту работенку возьмемся мы с Дейлом.

— Ох! Не может быть. Она ДОЛЖНА делать сыр! — Гайка откинула кожух и с головой ушла во внутренности машины.

— Она сказала «должна»!!! — восторженно завопил Рокки и выпихнул всех, включая Гайку, из комнаты. Затем он наклонил машину, выудил все орехи и пересыпал их в карманы пиджака.

— Интересно, — подумалось ему. — Обменяют ли мне все это великолепие хотя бы на один килограмм сыра?

И он тряхнул машину ещё раз. От могучего толчка что-то внутри механизма жалобно хрустнуло, на свободу вырвалась пружина и, чуть не оторвав смелому испытателю ухо, звонко долбанула по стенке одной из стиральных машин. Та недоумённо хрюкнула, провернула барабан два раза и выплюнула на пол странную штуковину, рассмотреть которую в полутьме не представлялось возможным.

— Хм, — пожал плечами Рокфор. — Быть может, отыщется такой чудак, что поменяет на сыр и эту чепуху.

Толстые пальцы бережно подхватили штуковину и осторожно положили её в свободный карман.

2.

— Рокки, — Гайка настойчиво барабанила в закрытую дверь, — моя машина делает сыр из орехов. Я должна её исправить.

— Ни в коем разе, Гаечка, — испугался Чип. — Так ведь Рокфор переделает в сыр весь зимний запас орехов.

— А ты могла бы, — хитро прищурился Дейл, — соорудить машину, которая делает орехи. Очищенные, разумеется. И, скажем, из сыра. Да нет, это я уже загнул. Такое тебе не по силам.

— Кому не по силам? — недовольно покосилась Гайка на красноносого бурундучка и рассердилась по-настоящему.

— Тебе, Гаечка, — по инерции продолжил Дейл и только сейчас увидел лицо Гайки, — э-э-э... я... я хотел сказать...

— Не обращай внимания, Гаечка, — Чип стукнул Дейла по голове, — просто кое-кто у нас ленится готовить зимний запас.

Чип выразительно посмотрел на Дейла. Гайка переключила рычажок на пульте ДУ.

— Ну вот, опять эти чертовы орехи!!! — донеслось из-за запертой двери. — Где мой сыр-р-р?!!! Я точно помню, что положил его сюда!

— А ты говорил, не получится, — задиристо усмехнулась Гайка.

— Но Рокки, кажется, недоволен, — подозрительно заметил Дейл.

— Не то слово! — согласился с ним Чип.

— Я выиграла, — лукаво улыбнулась Гайка, не обращая внимания на гневные вопли из-за двери, — что мне полагается?

— Один поцелуй, — выразил всенародные чаяния Дейл, — ты у нас такая умница.

— Передай его Чипу, — кивнула Гайка. — Я как-то ему задолжала.

Дейл помрачнел, а потом вдруг расцвёл и потянулся к Чипу с явным намерением поцеловаться.

Чип тут же отпихнул Дейла в сторону.

— Он отказался! — радостно завопил Дейл. — Ты ему больше ничего не должна!

— Э, нет! — возмутился Чип. — А проценты? Если не поцелуй, то пусть хотя бы погладит меня по моей умной голове!

— А давно тянется тот долг? — коварно уточнил Дейл.

Чип с готовностью закивал.

— Это ведь ужас, сколько процентов набежало, — испугался Дейл.

Чип расплылся в блаженной улыбке, предвкушая, как Гаечкины пальчики коснутся его лба.

— Нет, — Дейл лапой разрубил воздух. — Гаечка не справится. По крайней мере, невооруженными руками. Помнишь, Гаечка, ты говорила, что изобрела для нас механическую расческу. Самое время испытать её.

Теперь с готовностью закивала Гайка, доставая из кармана новый пульт.

Грозно порыкивая, из коридора выехала огромная машина с гребнем устрашающего вида.

— Это... меня... — пролепетал Чип.

— Тебе нравится? — засверкали глаза изобретательницы.

— Э-э-э... Гайка, я вот тут что подумал... — быстро затрещал Чип, — Когда ты передала мой поцелуй Дейлу... то, наверное, ему перешли и мои проценты... Было бы несправедливо лишать его этого удовольствия, — и командир кивнул головой в сторону машины.

Дейл раскрыл рот, но сказать ничего не успел. По нажатию клавиши механизм подкатил к бурундучку и окутал его голову клубами горячего пара. Раздалось сдавленное мычание, которое легко перекрывало жужжание механической расчёски. Наконец облако пара рассеялось. Восхищённый взгляд мышки перескочил со своего изобретения на бурундучка, но степень восхищения только усилилась.

— Господи, Дейл, ты выглядишь как президент транснациональной корпорации. Надо почаще мыть тебя стиральным порошком.

— А меня причесать, Гаечка, а меня?!!! — взмолился Чип, наблюдая за волшебным превращением своего вечно растрёпанного друга.

Лёгкое касание кнопки, и грозная техника снова принялась за работу. Во все стороны полетели клочья коричневой шерсти вперемешку с белой.

3.

Дверь скрипнула, и в комнате, похлопывая по оттопыренным карманам, объявился Рокфор.

— Ого, приятель, — восхищённо похлопал он по плечу Дейла. — Да ты у нас прямо вылитый жених. А где Чип? И кто приволок этого уродливого лысого хомячка? Послушай, Дейл. Когда ты притащил щенка, я ещё понимал твою любовь к меньшим братьям, но ты не находишь, что сморщенный, абсолютно лысый хомячок уже слишком. В жизни не видал ничего противнее. И помяни моё слово, придёт Чип, увидит это безобразие и будет в совершеннейшей ярости.

— Рокки, — предложил Дейл, заглядывая в его карман и пропуская мимо ушей тираду про сморщенных хомяков, — если ты собрался есть орехи, то мы с Гаечкой тебе поможем, а Чипу сейчас придётся разыскивать большущую банку с клеем.

— Наш Чип пристрастился нюхать клей? — удивилась Гайка. — Такое поведение до добра не доводит, — нервно передернув плечиком, добавила она.

— Ничего я не пристрастился!!! — заорал Чип и тут же осёкся. — Эй, Рокки, что с тобой такое?

— Это... Чип? — просипел Рокфор. — Но что с тобой стало, приятель?!

Чип нервно ощупал свою совершенно лысую голову и горестно посмотрел на руки, где тоже не осталось ни шерстинки.

— Надо провести расследование, — дрожащим голоском произнёс он. — Дейл, дай мне коробку, порошок из которой находился в той стиральной машине, где ты принимал ванну. Что на ней написано?

— Самый обыкновенный «Тайд», — пожал плечами Дейл, оглядывая коробку со всех сторон.

— А теперь разыщи коробку, которая побывала в моей машине. Нет, не давай её мне. Я слишком волнуюсь. Рокки, будь любезен, прочитай, что там написано мелким шрифтом.

— Если вас беспокоит густой волосяной покров на ногах, то ваше спасение... — начал Рокфор и тут же погрустнел. — Да, приятель, похоже, ты угодил в серьёзную переделку.

— Не может быть, — голос Чипа прервался, пальцы судорожно ощупывали грудь и бока, но надежды таяли одна за другой. Взор бурундучка прочно упёрся в пол. Никакие силы не смогли бы его заставить взглянуть на Гаечку в эту минуту.

— Хотя кто знает, — Рокки потёр подбородок. — Не будем забывать о клее. Если Чип всё же нюхал его регулярно...

— Конечно, Гаечка, — проворковал Дейл. — Надо отучать нашего командира от вредных привычек, показывая положительные примеры. Меня, скажем. Или того, кто носит скромное имя «Дейл».

— Я слышал, что нюханье клея приводит и к более печальным последствиям чем облысение, — печально покачал головой Рокфор, — потом начнут выпадать зубы, затем когти и наконец...

— А помните, как у Дейла разом повыпадывали вампирские клыки, — тревожно заметила Гайка. — Наверное, он тоже злоупотреблял.

— Я не виноват, — завопил красноносый бурундук, — это все Чип, он меня заставил!

— Ничего я не заставлял! — возмутился Чип. — Он сам.

— А кто мне сказал, если хочешь понравиться Гаечке — нюхай клей не реже чем три раза в день и не меньше чем десять минут зараз.

— А кто мне сказал, если хочешь, чтобы Гаечка в тебя влюбилась, сжуй на ночь старые носки Рокфора?!!!

— Но ты же командир! Ты-то уж должен был догадаться.

— Так вот куда делись мои носки! — возмутился Рокки.

— Кстати, мои тоже, — заметила Гайка.

— Я совсем не хотел... — пробормотал Чип, — но когда после носков Рокфора, ты сказала, что меня пора помыть собачьим шампунем, я понял, что для Дейла в самый раз...

— Так вот, что ты подсунул мне вместо пряника, — Дейл принялся возмущённо размахивать руками. — Я ещё думал, почему это у пряников вкус промасленной тряпки?

— Теперь я осталась без запасных носков, — печально развела руками Гайка.

— Не беспокойся Гаечка, я очень даже догадливый и, чтобы ты не огорчалась, приготовил тебе замечательный подарок, — Дейл тут же достал из-за спины коробку, перевязанную розовой лентой.

— И даже успел его вывалять в машинном масле, — ехидно заметил Чип, втягивая носом воздух так, что мог бы засосать в чёрные ямы ноздрей вырванную с корнем берёзовую рощу.

— Не может быть! — Дейл недоверчиво осмотрел коробку и тоже обнюхал её со всех сторон. — Ничем таким она не пахнет!

Чип только усмехнулся. А Рокки, покровительственно водрузил на плечо Дейла свою лапищу и осторожно сказал:

— Знаешь, дружище, уж машинное масло я ни с чем не спутаю, хоть это и не сыр. Но, по-моему, запах идёт не от коробки. Он словно пропитал всё вокруг.

— Это Чип... — Дейл поднял с пола клок остриженной шерсти и строго спросил. — Ты мазался, Гаечкиным машинным маслом?

— А как я ещё должен был ей понравится? — гордо вскинул голову Чип, на мгновение позабыв про свалившееся на него несчастье.

— Да, ребята, — покачал головой Рокки, — остаётся поблагодарить Гаечку за то, что она не работает в конюшне.

— И что тогда? — с любопытством спросил Дейл.

— Ты даже не представляешь, в чём бы вам с Чипом пришлось вываляться, чтобы Гаечка почувствовала привычные запахи.

— А, — воскликнул Чип, — вот о чём говорится в поговорке «Здесь и конь не валялся»!!!

— И в чём же нам бы пришлось валяться? — недоумевал тем временем Дейл.

— Рокки, не надо, — остановила Рокфора Гайка, принимая подарок, — Дейлу лучше не знать, чем вываливаются в конюшне.

— Пахнет духами, — поделился впечатлениями Чип.

— Конечно, — возвестил Дейл. — В этой коробке когда-то лежала «Шанель №19».

— Девятнадцать, — растерянно пробормотал Чип. В косметике он не чувствовал себя специалистом.

— Долгое время я думал, что их только восемнадцать, — кивнул Рокфор. — Помню как однажды в Париже я познакомился с одной особой, предпочитавшей исключительно номер восемь... или все же девять... — и Рокки углубился в приятные воспоминания.

Тем временем Гайка открыла коробку.

— Но тут ничего нет кроме носков, — заметил Чип своим особым тоном для Дейла.

— Конечно, — кивнул Дейл. — Я же не сказал, что там духи, я сказал — они там лежали.

— А кто вернет МОИ носки — вздохнул Рокфор.

— Твоя первая любовь, — коварно заметил Чип.

Однако Рокфор недолго пребывал в унынии.

— Учитесь парни, что надо дарить дамам, — раздвинув орехи, он извлёк вместительную коробку и вручил её Гайке.

Красная бархатная коробочка открылась сама. На мягкой атласной подушечке, переливаясь всеми цветами радуги, лежала длинная палка из жёлтого металла, усыпанная крохотными бриллиантами.

4.

— Вот это да! — вырвалось у Дейла.

— Боже, как красиво! — Гайка зачарованно смотрела на подарок, прижав руки к груди в невыносимо трогательном жесте.

— Хм, — уставился на вещичку Чип, — такое я видел только один раз, когда мы спасали королевские драгоценности...

Вжик на плече у Рокфора посмотрел на друга расширенными от подозрения глазами.

— А не её ли недосчитались хранители сокровищницы? — догадался Дейл. И Рокфору, не ожидавшему от друга таких успехов в дедукции, пришлось срочно зажать Дейлу рот.

— Но ребята, — начал Рокфор. — Как вы могли подумать. Знаете, где я нашёл эту вещь?..

— Знаешь, что я тебе скажу, Рокки? — спросила Гайка. — Ты хоть догадываешься, как называется эта вещь?

— В большой британской энциклопедии, — сверкнули знанием глаза Рокфора, — она зовётся Утерянным Королевским Скипетром.

— Вот именно, Рокки. Это значит только одно: его надо вернуть!!

— Но...

— НЕМЕДЛЕННО!!!

— Поездка в Лондон запланирована у нас только на следующее лето, — Чип достал блокнот и сверился со своими записями.

— Но, Чип, тебе-то не придётся долго объяснять, — изумилась Гайка. — Как самый главный спасатель ты должен отправиться туда немедленно и вернуть скипетр хранителю королевской сокровищницы.

— А мы махнём на Гавайи, — обрадовался Дейл. — Помните, Лавайни звала нас в гости. Значит, встречаемся на этом же месте осенью.

— Гавайи! Лавайни! — мечтательно вздохнул Чип. Ласковое солнышко, песчаные пляжи, ночные пляски и ресторанчики, близ которых можно поживиться всякой вкуснятиной, проплыли перед его взором и сменились на сырые, неприветливые улочки, окутанные серым туманом.

— А может отослать скипетр по почте? — пришла ему в голову спасительная мысль.

— Не дойдёт! — отрезал Дейл.

— Почему это не дойдёт?! — взъярился Чип.

— Я сказал, не дойдёт, — сказал Дейл с самым авторитетным видом.

— А вот дойдёт!

— А вот не дойдёт!!

— А вот проверю!!! Отправлю письмо и проверю!!!

— Отлично! — кивнул Дейл. — Значит, ты за письмом, а мы на Гавайи. Как я и говорил, встречаемся осенью на этом же месте.

— Готово, — радостно закричал Чип, демонстрируя запечатанный конверт.

Он приподнял его, и тяжеленный скипетр, прорвав бумагу, вывалился на пол.

— Похоже, без посылки не обойтись, — решил Рокфор. — Где-то я тут видел подходящий ящичек.

И он скрылся во тьме.

— А я пока заполню бумажку с адресом, — Дейл трудолюбиво высунул язык и принялся водить по листу грифелем припасённого карандаша.

— Пока ты напишешь, — проворчал Чип. — Да и сумеешь ли.

С этими словами он тоже вытащил листок и начал заполнять его пространство чёрными буквами.

— Чип, — внезапно заметила Гайка, — а что значит «Получатель: Английская Корова»?

— Ой, — спохватился Чип и тут же прикрыл строчку лапой, но потом его взгляд упал на листок Дейла, и бурундучок просиял. — Дейл вон тоже написал «Английскому Корольку». Птичке скипетр послал, а чем же корова хуже?

— Королёк — это маленький король, — объяснил Дейл. — Ты никогда не замечал, что все только и твердят, что о королеве, да о королеве. А про короля ни слова. Наверное, он слишком маленький и незаметный. Хотя... Я знаю! Он записался в секретные агенты. Решено! Скипетр ему отношу я сам! Собственноручно!

— Разумеется, Дейл, — подхватил Чип, — А вот и Рокфор с ящиком. Мы пошлем ящик по почте. А внутри будешь ты и скипетр. Тогда уж точно ты ничего не перепутаешь.

Дейл осторожно уложил скипетр посередине ящика и обустроил по бокам два спальных места.

— Это ещё зачем? — встревожился Чип.

— Для Гайки, — пояснил Дейл. — Ты же сам говорил, что меня никуда нельзя отпускать в одиночку.

— Тогда я тоже отправляюсь с тобой, — немедленно заявил Чип.

— Нет, нет, — замотал головой Дейл, — в таком виде ты не можешь... э-э-э... предстать перед королем, — и Дейл напомнил Чипу о безвозвратно утраченной шерсти.

— Тогда с тобой должен отправиться Рокфор, — настаивал Чип.

— Ага! Сам погляди, нам некуда будет положить достаточный для него запас сыра, — Дейл указал лапой на скипетр, занявший большую часть коробки. — Кроме того, не ты же потащишь на себе ящик до ближайшего почтового отделения.

— Пожалуй, мы могли бы разместить Чипа, — заметила Гайка, которая не в силах была смотреть на печального командира.

— Хорошо, — неожиданно согласился Дейл. — Представим его королю как редкого щенка экзотической породы.

Чип не стал спорить, решив удовольствоваться достигнутыми результатами. Он всё ещё не мог обрести уверенность. Да и какая, скажите вы мне, может быть уверенность, когда твоя шёрстка исчезла, и ты со всех сторон до неприличия лысый.

После того, как Чип, Дейл и Гайка удобно устроились в коробке, Рокфор заклеил ящик и, мурлыкая знакомую песню, поволок его к выходу из замка, немилосердно переворачивая на каждой ступеньке.

Как только его хвост скрылся из виду, в тёмном углу покинутой комнаты зашуршало. Когтистая лапа ощупала внутренности стиральной машины. Ничего не найдя, она повторила операцию. При очередной неудаче в темноте недоумённо вспыхнули два ярко-зелёных глаза, а лапа проследовала ко второй машине из стройного ряда, устремлённого в тёмную бесконечность.

5.

В коробке царил абсолютный и всесокрушающий мрак.

— Ой! — раздался в темноте недовольный голосок.

— Ай! — донеслось из другого угла

— Уй! — завопил третий. — Почему мы всё время переворачиваемся?!

— Мне кажется, мы добрались до сортировочной в аэропорту, — пояснил Гайкин голос. — Скоро нас доставят на борт самолета.

— А там будут давать пиццу?! — спросил Дейл.

— В багажном отделении?! — усмехнулся Чип. — Не болтай глупостей!

— Гаечка, — продолжил Дейл голосом, в котором сквозили и обида, и ехидство, — а, правда, что в багажном отделении очень холодно?

— Мы с тобой не замёрзнем, — сказала Гайка. — А вот Чипу, наверняка, будет несладко.

— Ничего, — заявил Чип. — Меня спасёт моя пилотская куртка.

— Ты ведь добрый, Чип? — поинтересовался Дейл. — Я знаю, добрый. И ты не станешь ругаться. Дело в том, что места было маловато, и я решил не брать куртку в ящик.

— Но... — запротестовал Чип.

— Кроме того, — напомнила Гайка, — редкий щенок экзотической породы выглядел бы слишком глупо, если бы на него напялили куртку, в которой ходят лётчики.

— А что же тогда положено экзотическим щенкам? — испуганно спросил Чип.

— Намордник, — предложил Дейл, — Такое в комиксах на каждой странице.

— Щенкам обычно не надевают намордники, — объяснила Гайка. — Они предназначены большим и злым псам.

— Ну совсем малюсенечкий, — умоляющим тоном попросил Дейл.

— Ни за что! — возмутился Чип.

— Ну, Гаечка, скажи ему!

— Чип, ты же не хочешь поставить под срыв всю нашу операцию?

— Нет! Но костыли, намордники и всякие такие штучки мы обычно надеваем на Дейла! Или на кого-то другого. И никогда — на меня!

— Я помню, Чип. Но посуди сам. Я похожа на мышь, Дейл на бурундука и только тебя мы можем выдать за...

— За чёрт те что, — радостно встрял Дейл.

— Я хотела сказать — за что угодно.

— Спасибо, Гаечка, вот уж спасибо, — проворчал Чип и сделал обиженное лицо. Впрочем, в кромешной тьме этого всё равно никто не заметил. Тут выяснилось, что самолет набрал порядочную высоту, и в багажном отделении похолодало.

Сначала Чипа пробрала мелкая дрожь, затем крупная, а потом ящик от тряски начал выделывать по полу кренделя. Чип пополз вдоль стены, надеясь прижаться поближе к Гаечке, чтобы согреться.

— А-а-а-а! — вопль прорезал тёмное пространство, как диск пилорамы.

— Что с тобой, Чип?

— Колется!

— Что колется?

— Не знаю, но колется!!!

— Это, наверное, я, Гаечка, виноват, — вступил Дейл. — Захватил с собой канцелярские кнопки, а они возьми, да рассыпься. Одно не пойму. Через мою шёрстку они совершенно не чувствуются.

— Через мою тоже, — согласилась с ним Гайка. — Но ты забыл, что Чип у нас...

— А-а, — понимающе кивнул Дейл.

И снова наступила тишина. Изредка раздавались плаксивые причитания «Колется!!!», прерываемые периодами мужественного молчания.

6.

Когда самолет начал снижение над далекой Англией, Чип, наконец, перестал издавать жалобные вскрики. Все кнопки были всажены в стенки трудолюбивым бурундучком. Посылка благополучно прошла таможню и теперь тряслась в почтовом грузовичке по ухабистым улицам лондонских предместий.

— Гаечка, вот тебе намордник, — напомнил Дейл. — Пожалуй, уже пора.

— Не мне, — ласково поправила его Гайка, — не мне, — повторила она, — а Чипу.

Тот с готовностью кивнул. Времени войти в роль оставалось слишком мало.

Крышку ящика кто-то, напряжённо хрипя, срывал посредством небольшого железного ломика.

Дейл поспешно схватился за скипетр, намереваясь торжественно преподнести его королю. Гайка срочно натянула на Чипа намордник и прицепила цепочку, а Чип мысленно повторял про себя правила поведения щенков и готовился к приветственному лаю.

Он взвыл для пробы. Получилось совсем как по-настоящему.

Крышка отлетела.

Гайка высунула голову и огляделась:

— Помидоры, огурцы, картошка... Господи, по-моему, нас доставили не во дворец, а прямиком на овощную базу.

Чип взвыл ещё раз.

Со всех сторон раздалось ужасающее шипение. В подвальном сумраке вспыхнули сотни кошачьих глаз и уставились на щенка редкой породы.

«Успею ли я им объяснить, что я несъедобный после носков Рокфора», — пронеслось у того в мозгу.

Тем временем Дейл взял наизготовку скипетр, намереваясь показать котам несколько приёмов из каратэшного боевичка. Гайка размышляла над создавшимся положением, вычерчивая на потёртых досках пола изогнутые треугольники.

— Смотрите, парни, — раздался голос откормленного кота, — какой забавный щенок экзотической породы. Пожалуй, мы могли бы выручить за него неплохие деньги!

— Сначала вы должны выкупить его у нас, — доверительно поведал им Дейл.

— Пару баксов я бы за него дал.

— Мало!

— Не забывайте, что в плату ещё входит ваш безопасный выход с нашей территории.

— Но щенок-то неимоверно редкий!

— Не хочешь же ты сказать, что мы должны выложить за него килограмм золота?!!

— Я думаю, парни, — мечтательно протянул Дейл, — мы с вами сторгуемся.

— Дейл! — Чип постучал друга по голове, — брось свои глупости!

— Так что будем делать? — угрожающе спросил кот, смачно проехавшись когтями по перегородке.

— Чип, мы должны выбраться отсюда, а тебя заберем чуть позже, — прошептала Гайка на ухо бурундучку.

— Эй, не вздумайте вступить в преступный сговор, — напомнил поджарый кот с подбитым глазом. — По закону за это полагается...

— Нет, нет, мистер кот, — перебила его Гайка невинным голосочком, — просто наш щенок так привязался к своему хозяину.

Гайка выразительно посмотрела на Дейла и сунула ему в руку конец поводка.

— А он учёный? — тревожно спросил старый потрёпанный кот.

— А вы думали, — горделиво надулся Дейл. — Моя школа!

Он поднял с пола щепку, дал понюхать своему другу и со словами «Чипа! Чипа! Взять!!!» вышвырнул её за пределы склада. Чип с весёлым тявканьем унёсся в дверной проём, поводок натянулся, а затем рывком выбросил Дейла и Гайку на свободу.

7.

Чип с разбегу уцепился зубами за бампер проезжающего грузовика, и, когда поводок снова натянулся, Дейл и Гайка рывком перенеслись на бампер. Одураченные коты с грозными завываниями бросились в погоню. Их кривые зубы злобно щелкали прямо за спиной Чипа. Особенно нахальных Дейл охаживал скипетром по морде, а Гайка пыталась втянуть Чипа за поводок.

— Гаечка, быстрее! — взмолился Дейл. — Я не успеваю их отгонять!

— Слушайте, — замер столбом самый умный кот. — Я понял! Это вовсе не щенок, а просто лысый бурундук.

— А, — разом остановились все коты.

— Тогда это неинтересно, — донёсся разочарованный мяв.

Коты мгновенно отстали, а усталый Чип забрался на бампер и прижался к Гайке дрожащим от волнения боком.

— Успокойся, успокойся, — погладила мышка по голове своего старого друга. — Мы спаслись. Мы спаслись лишь благодаря тебе.

— Спаслись-то, спаслись, — проворчал Дейл, предпринимая неудачную попытку вклиниться между Чипом и Гайкой, — но они его рассекретили. Смотри, не проколись перед королевой. Как они его назвали? Лысый бурундук? Хе-хе-хе.

Чип молча стукнул друга по голове.

— Осторожнее, — завопил Дейл. — Я чуть не сорвался и вдобавок прикусил язык. Чуть не прикусил.

— Погоди, Дейл, — удивилась Гайка. — Что-то наш Чип подозрительно молчит. Наверное тоже язык прикусил. Да, Чип?

Чип только молча замотал головой.

— Ну, вот, теперь Чип голос сорвал, — сделал выводы Дейл, — как же он будет щенком? И это без голоса-то!

— Придётся тебе, Дейл, за него полаять, — решительно сказала Гайка.

— Тогда, Гаечка, мне нужна небольшая тренировка, — заявил Дейл, — смотри Чип, как у меня получается!

Дейл вытянул мордочку к небу:

— Тяв! Тяв! Вав! Гав! Вау-вау! Вауууууууууууууууу!!!!

Чип и Гайка тут же заткнули уши. То ли грузовик напугался, то ли прибыл на место назначения, но мотор оглушительно рявкнул и замолк. Грузовичок замер, скинув непрошеных гостей на холодные булыжники мостовой.

— Ну? — приосанился Дейл, потирая ушибленный бок. — Видели, как я его?!

— Нет, — нахмурилась Гайка, — как-то не так. Подожди! — воскликнула она. — Я знаю, что тебе поможет.

С этими словами она сдёрнула с Чипа ошейник и вместе с поводком надела его на Дейла. Чип с радостной улыбкой выхватил скипетр из лап Дейла. Он чувствовал, что потерянный голос вот-вот вернётся. Удар о мостовую заметно усилил скорость застрявших в глотке звуков.

— Спасибо, Чип, — поблагодарил Дейл, вставая на четвереньки, — небольшая тренировка не повредит.

Новый вой перепугал грузовичок ещё сильнее. Мотор злобно взревел и уволок машину в туманную неизвестность. А вой лился и лился, струясь по сумрачным переулкам к холодной глади широкой реки, через которую перекинулось множество мостов.

— Не получается, — покритиковал Чип после нескольких попыток прочистить голос. — Надо бы тебя обстричь, чтобы легче войти в роль. Гаечка, ты говорила, что взяла с собой машинку для стрижки.

— Но я разрабатывала её по просьбам овец. Помнишь, ты им ещё читал лекцию в университете?

— Разве такое забудешь, Гаечка! Но ведь надо её на ком-то проверить.

Гайка достала ножницы устрашающего вида. Дейл, увидев это, попытался бочком-бочком отодвинуться подальше, но поводок в руке Чипа натянулся и Дейл остался на месте.

— Давай, Дейл, это не больно, — Гайка попробовала успокоить испуганного бурундука.

Дейл покорно замер со страдальческим выражением на морде. Мелодично защёлкали ножницы.

— Гипотеза нашла подтверждение, — заметила мышка пару минут спустя, — Что задумано для овец бурундукам не подходит.

На мостовую не упало ни единой Дейловой шерстинки.

— Видишь, щенком придется быть тебе, — радостно возвестил Дейл и напялил ошейник обратно на Чипа. Не тратя лишних слов, Чип забрал ножницы и за две минуты обстриг Дейла налысо, последним взмахом расцарапав себе нос. Теперь перед Гайкой сидели два совершенно одинаковых лысых бурундучка с красными носами.

— Ой, какая прелестная пара, — восхитилась проходящая мимо барсучиха. — А кто из них самочка?

— Он! — одновременно проорали Чип и Дейл, указывая пальцами друг на друга и сверля барсучиху свирепыми взглядами.

— Как чудно! Две самочки, — улыбнулась барсучиха, — у меня как раз есть двое совершенно свободных приятелей.

— Гаечка!!! — жалобно взвыли друзья в сторону прекрасной мышки.

— Мы обязательно заглянем к вам, — пообещала она барсучихе, — сразу же после возвращения легендарного скипетра в королевскую семью.

8.

— Да, займемся скипетром! — отвернулся от барсучихи Чип, — прежде всего надо выяснить, где мы.

— В-в-верс-саль, 60 километров! — прочитал вывеску Дейл, — Ура! Мы почти у королевского замка! Вот только я думал, что в Англии расстояние измеряют в милях.

— В Англии несомненно, — мягко умерила его пыл Гаечка, — Но разве ты не знаешь, что Версаль находится во Франции.

— Ты опять все перепутал! — рассердится Чип, стукая друга по голове. — Ну вот, доверили тебе писать адрес.

— И ничего я не перепутал, — Дейл достал из своего бездонного кармана обрывок газеты.

— Вот! — бурундучок разгладил обрывок и вручил его Гайке.

— «Открытие Парижского Диснейленда состоится на следующей неделе...», — прочитала она.

— И из-за этого ты решил притащить нас сюда? — грозно вопросил Чип, надвигаясь на Дейла.

— Нет, нет. Это не та вырезка, — и Дейл начал лихорадочно рыскать по карманам.

— Вот настоящая, — продолжил он, вытаскивая на свет божий замусоленную бумажку, пахнущую острым чедером.

— «Приглашаем посетить Версаль — летнюю резиденцию королей...» — огласила заголовок мышка.

— Вот, вот! — торжествовал Дейл.

— Но, Дейл, — заметила Гайка. — Конечно, Версаль был когда-то резиденцией королей, но сейчас Франция — республика.

— В аэропорт, — скомандовал Чип. — Потеряли столько времени.

— А разве не ты должен был проверить правильность маршрута? — спросила Гайка.

Чип смущённо замолк.

— Англия, — тем временем восторженно вопил Дейл. — Нас ждут дворцы и замки!

— Тебя ждёт только один замок, — мрачно намекнул Чип. — И называется он — Тауэр.

— Здорово, — Дейл запрыгал ещё веселее, — рыцарские доспехи, боевые знамена и...

— Мрачные сырые подземелья и комнаты пыток, — закончил Чип.

— Каждому своё, — задорно пояснил Дейл. — Но мне кажется, что лысым в подземельях будет холодновато. Кстати, я даже не догадывался о твоей страсти к пыткам и ужасам. Странно, почему ты никогда не смотришь «Ловушку для ведьм»? Тебе бы понравилось! А ты, Гаечка, что хочешь увидеть в Тауэре?

— Знаменитую коллекцию вечных двигателей XVIII века, — мечтательно вздохнула прекрасная изобретательница, — говорят там даже есть модель, придуманная самим Леонардо Да Винчи.

— Знавал я одного Леонардо, — поддакнул ей Дейл. — Только он жил в канализации, красился в зелёный цвет и никогда не желал расставаться с тяжеленным панцирем. Слышали бы вы, как вопили метростроевцы, когда этот панцирь внезапно падал им на ноги.

— Глупости, — раздраженно прервал Чип словесные излияния, — это был вовсе не тот Леонардо, а знаменитый изобретатель. Он предсказал появление многих современных механизмов. Загадку его предвидения разрешить ещё никому не удалось. А теперь — в аэропорт!

— Я думаю, нам будет трудно пройти со скипетром мимо металлоискателя, — призналась Гаечка, — поэтому придется поехать в Лондон на поезде.

— Ура! — завопил Дейл. — Я прокачусь по трансатлантическому тоннелю! А то всё на самолёте, да на самолёте.

— Только поезд на этот раз буду выбирать я, — проворчал Чип. — Хватит с нас ненужных приключений!

Вокзал оказался неподалёку. К вопиющей радости Дейла он походил на старинный замок со стрельчатыми окнами и многочисленными башенками. Чип быстро определил нужный путь, пока Дейл с Гайкой протаскивали скипетр через людское столпотворение, ловко лавируя между ботинок.

— Ой, какой хомячок! — раздался голос сверху, и Чипа подхватила рука маленькой девочки.

— Фу, Бренда, брось его, — послышался более властный голос. — Разве ты не видишь, что он лишайный. Немедленно мыть руки!!!

И Чип сверзился на грязный перрон, где под ногами прохожих с шуршанием перекатывались обертки от мороженого, шелуха и яблочные огрызки.

— Гаечка, будь осторожнее, — прошептал Дейл, — может он и в самом деле лишайный.

— Тогда мы возьмём билеты в два разных купе, — кивнула Гайка. — В одном поедет Чип, а в другом мы с Дейлом будем охранять скипетр.

— Да кто вам сказал, что я больной? — закипел гневом Чип.

— Люди! — значительно протянул Дейл. — А люди, сам понимаешь, зря болтать не станут.

— Глупости! Да вы только посмотрите, разве я похож на больного хомяка? — Чип открыл пасть и высунул язык.

Гайка опасливо отодвинулась от Чипа.

— Зеленый, — сказала она с безопасного расстояния, — такое бывает только при одном очень опасном виде тропической лихорадки.

— Правда? — заинтересовался Дейл.

— Конечно. Сначала зеленым становится язык, потом все остальное...

— А потом?.. — со страхом спросил Дейл.

— Все окружающие, весь мир, вся вселенная, — скорбно закончила Гайка.

— Теперь я понимаю, — кивнул Дейл, сверля Чипа пристальным взглядом, — почему «зелёных» все называют идиотами.

Чип раскрыл рот, чтобы хорошенько отчитать Дейла, но вспомнил про свой зеленый язык и немедленно захлопнул пасть обратно.

— Ребята, быстрее, — скомандовала Гайка, — мне бы очень не хотелось опоздать на поезд.

— Гаечка, — в ужасе замер Дейл. — Посмотри на деревья! Листья ПОЗЕЛЕНЕЛИ!!!

— Они и были зелёными, глупыш, — наставительно заметил Чип, стараясь являть миру свой зелёный язык как можно реже.

— Точно? — не поверил Дейл. — А тогда... Смотрите! ЗЕЛЁНЫЙ автобус!

— И что?

— Так ведь автобусы всегда жёлтые.

— У нас! А мы сейчас где? Во Франции! Почему бы во Франции не быть зелёным автобусам?

— Не волнуйся, Дейл, — успокоила бурундучка Гайка. — Вот приедем в Англию. Там ты увидишь двухэтажные автобусы.

— А наш Чип там тоже станет двухэтажным? — спросил Дейл, с опаской глядя на друга.

— Нет, там станет двухэтажной только твоя глупость! — раздраженно бросил Чип, — нам уже пора в вагон, а то поезд уйдет без нас. Мы и так потеряли невесть сколько времени!

— Гаечка! И вагон ЗЕЛЕНЫЙ!!! — в испуге ухватился за мышку Дейл.

— Конечно зелёный. Это ведь Ирландский Экспресс, — пожала плечами невозмутимая изобретательница, — нам надо спешить, а то Чип уже начинает сердиться.

Подхватив скипетр, Дейл с Гайкой влезли в вагон вслед за Чипом. Гайка удобно устроилась в углу. Чипу, наотрез отказавшемуся ехать в соседнем купе, досталось место на сквозняке, где он немедленно начал дрожать и шмыгать носом. Дейл тем временем смотрел по сторонам и испуганно бормотал: «Деньги — зелёные, огурцы — зелёные, занавески на окнах зелёные. Куда катится мир! Глаза вон в той дыре и то зелёные!»

9.

— Не зелёные, — послышится ворчливый голосок. — И вовсе не зелёные, а болотисто-изумрудные.

Из дыры выползло чудище, похожее на смесь крысы и крокодила.

— Позвольте представиться, — воскликнуло оно, сверля спасателей неприветливым взглядом. — Вам предоставлена невероятная честь: лицезреть меня — величайшего охотника за скипетрами.

— А моё имя — Гайка, — представилась мышка.

— Что ты там про охотников-то говорил? — выдвинулся вперёд Чип.

— Уже ничего, — ухмыльнулось чудище, выхватило скипетр из рук оторопевшего Дейла и исчезло в чёрной дыре под нижней полкой.

Чип с воплем кинулся на выручку утраченного имущества. Гайка тоже вознамерилась нырнуть в дыру вслед за Чипом, но Дейл её вовремя притормозил.

— Но ведь там королевский скипетр! — мышка сделала отчаянную попытку вырваться.

— Нет, Гаечка, — прояснил ситуацию Дейл, — там обычная железная дубинка, для борьбы с особо нахальными котами. А настоящий скипетр, вот он.

И Дейл вытащил из-под рубашки ещё один скипетр.

— Тогда нужно позвать обратно Чипа, — предложила прекрасная изобретательница и засунула два пальца в рот, готовясь свистнуть.

— Постой, Гаечка, — остановил её Дейл, который с неприятным удивлением увидел, как разом осыпались со скипетра драгоценные камеи и разбились, словно простые стекляшки, — по-моему, это зловредное существо всё-таки успело подменить скипетр на железяку.

Из дыры вывалился усталый Чип.

— И чтобы вы делали без меня? — заявил он и предъявил на всеобщее обозрение... погнутую кочергу.

Наступила зловещая тишина, лишь Дейл и Гайка синхронно притопывали ногами, выражая своё неодобрение.

— Темно было, — развёл руками Чип, — сами понимаете, тут за всем не углядишь.

— Теперь моя очередь, — Дейл резво отпихнул друга в сторону.

— И моя! — Гайка достала из-за пазухи жуткое устройство, напоминающее гибрид мышеловки с наковальней. Оба без промедления скрылись в тёмной дыре.

— Осторожнее, там оголенные провода! — прокричал вслед Чип.

— Раньше надо было предупреждать, — проворчал Дейл, вылетев наружу и растирая повреждённые места. И тут из щели показалась Гайка, окружённая ореолом. Следом за ней вылезло и чудище, семенившее в согбенном состоянии, то и дело отбивая глубокие поклоны.

— Святая! — бормотало оно. — Истинный крест, святая. Боже! Я, наконец, уверовал в тебя всем сердцем!

— Это только наэлектризованная шерсть, — попробовала Гайка остановить богомольца, но безуспешно.

— Вечно ей везёт, — проворчал Дейл. — А мы-то с тобой почему не светимся?

— Потому что мы полысели, глупыш! — рассердится Чип. — Только всё время забываем об этом.

— Может быть, ты и полысел, а у меня уже пробивается новая шерстка! — Дейл взъерошил крохотный вихорок на голове и показал язык Чипу.

Чип тоже попытается обнаружить у себя признаки новой шерсти, но, увы...

— Кстати, — удивилась Гайка, — Чип, ты почему перестал лаять? Без постоянной практики все умения растворяются как туман поутру.

— Но я...

— Давай, начинай, приятель, — посоветовало ему чудище, помахивая скипетром. — Не слышал разве, что тебе приказывает Её Сиятельство.

Чип вздохнул и пустил пробный лай.

— Не так! — презрительно произнёс охотник за скипетрами. — Ну не так же! Верхи надо тянуть. Тоньше. Тоньше давай.

— Сам давай! — обиделся Чип.

— Разве я похож на щенка экзотической породы? — уместно спросил охотник.

— А я разве похож?

Охотник внимательно оглядел лысого бурундучка.

— Не похож, — наконец изрек он.

— Правда? — надежда вспыхнула у Чипа в глазах.

— Подожди, я ещё не закончил. Не похож, потому что ты и есть этот самый давно потерянный щенок.

Он достал из щели объявление: «Потерялся щенок экзотической породы. Злобен. Неряшлив. Отзывается на кличку Глупыш...»

— Как ты меня назвал? — вспыхнул Чип.

— Отзывается! — довольно кивнул охотник. — И как злобно отзывается! Что нам и требовалось доказать. Награду поделим поровну. Половина мне, половина её сиятельству.

— А мне? — робко вступил в разговор Дейл.

— Разве ты — ее сиятельство? — изумился охотник.

— Нет, но это я придумал привезти его в Англию, — настаивал Дейл.

— Дейл, я отдам тебе свою половину, — успокоила его Гайка.

— Правда?

— Конечно.

— Эй, эй! Я не желаю, чтобы за меня получали вознаграждение! К тому же, Дейл точно так же похож на щенка экзотической породы, — возмущался Чип.

— Да, — не стал спорить охотник. — Но, согласись, он теперь похож на небритого щенка. Не хочешь же ты сказать, что мы посмеем представить королевскому двору небритого субъекта. Так что начинай тренировки по лаю.

Дейл кивнул и удобно устроился у стены, закинув ногу на ногу и положив руки за голову. Он выбрал наиудобнейшее положение и приготовится слушать.

Первый же вой Чипа совпал с визгом тормозов. Сверху посыпались коробки и чемоданы, а вся компания размазалась по передней стенке купе.

10.

— Ну, ты, братан, даёшь, — беззлобно прорычал охотник, отлепливая себя от стенки. — Тоньше надо, нежнее, душевнее, а ты во всю пасть... — и он засадил Чипу внушительного пинка.

— За что? — спросил Чип, стекая с перегородки.

— Было б за что, вообще бы убил, — хмыкнул субъект. — Да не боись. Всё путём. Прибыли. Итак, сиятельные леди (Гайка кивнула) и джентльмены (Дейл поклонился), а также щенки экзотической породы (Чип открыл рот, чтобы поспорить, но потом обречённо махнул рукой и закрыл рот обратно), позвольте представить вас старой доброй Англии.

— Ура! Отправляемся в королевский дворец! — закричал Дейл, когда их попутчик взмахом указал на автобусную стоянку. Туда они и отправились. Шествие возглавлял охотник, помахивая скипетром, затем следовала Гайка, замыкал колонну Дейл, озирающийся по сторонам. Чип умело конспирировался в тени друзей.

— Гаечка, — в восторге приплясывал Дейл. — Автобусы и в самом деле двухэтажные!

И он с тревогой посмотрел на Чипа, ожидая, что у того появится двухэтажная голова. Но ожидания оказались напрасными к великой радости Чипа и большому неудовольствию Дейла и охотника за скипетрами, который тоже не отказался бы посмотреть на двухэтажного бурундучка.

Команда слажено заскочила на подножку автобуса, ловко увернулась от кондуктора и проследовала по винтовой лестнице на второй этаж. Дейл нетерпеливо вертелся на месте. Наконец он не выдержал и звучно шлёпнул Чипа по голове.

— Ты чего? — оторопело раскрыл рот Чип.

— Да так, — пояснил Дейл. — Я просто помогаю второму этажу выбраться на свободу.

— Не забудь о крыше, друг, — посоветовал охотник. — С крышей у экзотических собаченций вечно всякие нелады. А без крыши и третий этаж не поможет.

Бурундук внимал словам охотника с величайшим почтением, а потом приподнял шляпу Чипа и заглянул внутрь. В следующее мгновение он испуганно прижался к Гаечке.

— Что случилось?! — спросили все хором.

— У Ч-чи-па большая дыра в голове, — испуганно заявил бурундучок, — в-все м-мозги видно. Я только иголочкой, а голова сразу... Я-а-а не нарочно-о-о-о!!!!

— Я ж говорил, — кивнул охотник, — у ненормальных собак постоянно крыша съезжает.

За несколько секунд Чип похудел и сморщился. А через минуту на полу лежала просто плоская оболочка.

— Да, ребята, — удивился охотник. — Какой-то он у вас слишком нежный и слишком... резиновый.

11.

Тем временем настоящий Чип вольготно устроился на сиденье второго этажа в конце салона и радостно размышлял:

— Нашли щенка. Ага. Как же. Лайте теперь сами.

Но совесть иголочкой колола смелого командира: «Скипетр! Надо вернуть скипетр!»

А в другом конце салона Гайка безутешно рыдала над останками Чипа:

— Он был... такой храбрый.

Дейл шмыгнул носом и тоже разразился потоком слез. Да и охотник смущённо покашливал:

— Неженка, конечно. Но мужик, типа того, был свой, стоящий.

Прикинув, как проще всего пробраться в королевскую опочивальню, Чип оторвался от грандиозных планов и услышал звуки рыданий.

— Плачут, — подумалось ему, — и громко ведь плачут, значит, кому-то ещё нужна моя помощь. Но с другой стороны, работа — не волк, в лес не убежит, — он сладко зевнул, потянулся и закрыл глаза, тихо бормоча. — Посплю полчаса, а потом сразу за дело. Если что, вы нам только шепните...

Так и продолжалось путешествие под тройной рёв и тихое посапывание, пока автобус не затормозил возле Виндзорского дворца. Чип сладко потянулся и спрыгнул с сидения. Остальные, подхватив «останки» Чипа, уныло брели ко дворцу чуть впереди.

— Нам сюда, — помахал лапой охотник куда-то в сторону.

— Разве мы не пойдем через парадный вход? — удивился Дейл.

— Парадный вход для обычных гостей, — объяснил охотник. — Для сиятельной леди и вход особый, — он показал на отверстие, куда, змеясь, убегали кабеля электропроводки.

— А там безопасно? — поинтересовался Дейл, прислушиваясь к гудению, доносящемуся из электронорки.

— Вполне... — обнадежил его охотник.

И красный нос уверенно сунулся в царство фиолетовых искорок.

— Если конечно пользоваться резиновыми калошами, — охотник едва успел удержать Дейла от опрометчивого шага.

— А где их берут? — обиженно спросил Дейл. В мечтах он уже видел себя, вручающего скипетр расчувствовавшейся до слёз королеве.

— В порядке очереди, — сказал охотник, копаясь в своей вместительной сумке.

— Это вам, Ваше Сиятельство, — Гайке досталась пара калош с выдавленными золотыми коронами.

— Это мне, как сопровождающему, — и его ноги охватила блестящая обувка.

— А мне? — жалобно попросил Дейл.

— А вам, мистер, уже не осталось, — развёл руками охотник, — Придётся как всем, через парадный вход. Или на свой страх и риск. Кстати, королевские кошаки обожают прожаренных грызунов.

— Не беда, — заявил присоединившийся к команде Чип. Он выспался и был в прекрасном настроении. Пока все замерли в удивлённом оцепенении, командир выкроил из своих «останков» четыре вполне приличные калоши. На его ногах они смотрелись, как на витрине лучших ирландских обувных магазинов. Пользуясь всеобщим замешательством, командир тут же нырнул в электрифицированный туннель.

— Привидение... — выдохнула Гайка, глядя вслед Чипу в темный проем.

— П-п-призрак, — задрожал Дейл.

— Вот, что дружок, — заметил охотник, — здесь у нас призраки попадаются на каждом шагу. Придется тебе привыкать.

Охотник сделал пару шагов вперед по тоннелю и наступил на чей-то саван.

— Я ж говорил, — пожал плечами он. — А скоро мы доберёмся и до скелетов. За вторым поворотом крысиное кладбище.

12.

Отважная четвёрка быстро продвигалась по тёмному туннелю. Под ногами весело похрустывали древние косточки и старинные манускрипты. Визжали из чёрных проломов неугомонные призраки, которым запинающийся по причине большого размера калош Дейл то и дело наступал на хвосты.

— Эй, поаккуратнее! — возопил призрак старого мыша, замахиваясь на Дейла дубинкой, — вот уже 500 лет никто не наступал мне на хвост!

Дейл только дрожал и старался не отставать от охотника и Гайки.

— 500 лет живёт, — ворчал он себе под нос, чтобы никто не услышал, — а так и не научился уступать дорогу супербурундукам.

— Супербурундуки! — гневно взывал вслед призрак, — сотни лет никаких бурундуков не было. И вот, пожалуйста! Первый, лысый который, так тот почти меня затоптал. И второй — туда же хвост чуть не оторвал!

— А за лысого ты ещё получишь, — огрызнулся голос Чипа из-за дальнего поворота. Там, впереди, яркой точкой сверкал выход, и посмотреть, что за ним, бурундучку было гораздо интереснее, чем пререкаться с призраком. Он прибавил ходу. Впереди становилось все светлее и светлее. Наконец, бурундук выскочил наружу. Внезапно, решетчатые стены сомкнулись вокруг него. С глухим лязгом мышеловка захлопнулась.

— Она сработала, Сэр, — послышался сверху старческий голос, преисполненный почтения к неведомому собеседнику.

Из туннеля выскочил Дейл и немедленно угодил в следующую мышеловку. Третий и четвёртый щелчки ознаменовали появление Гайки и охотника за скипетрами.

Но Дейл не растерялся. Встав в торжественную позу, он начал заранее отрепетированную речь.

— Позвольте представить вам, сэр, щенка экзотической породы, завезённого в Англию специально для её величества. А также, — красноносый бурундук наконец заметил непрестанные подёргивания своего спутника, — славного охотника за скипетрами.

— Который принёс её величеству отличнейший скипетр во славу её красоты и достоинства, — скромно закончил Чип.

Охотник за скипетрами неохотно достал скипетр и ещё более неохотно вручил его сэру, имени которого мы пока так и не узнали.

— Вот и прощай отличный скипетр, — бормотал он себе под нос, — сколько я за ним охотился.

— Да не переживай ты так, — попробовал утешить его Дейл, — во дворце полно этих скипетров. Мы что-нибудь тебе подберем.

Раскрылись двери, и освобождённые из мышеловок друзья торжественно вошли в тронный зал.

Впереди выступал сэр со скипетром. За ним следовала Гайка, всё ещё отбрасывающая электрические сполохи. Рядом с ней тащился, почтительно пригнувшись, заметно поскромневший охотник. Шествие замыкал Дейл, ведущий на поводке хвалёного щенка экзотической породы, потешно семенящего всеми четырьмя лапками.

Чип быстро устал, заупирался и постоянно предпринимал попытки подняться на задние лапы.

— Что ты делаешь! — зашипел на него Дейл, — Из-за тебя вся наша операция на грани срыва.

— Я не щенок! — огрызнулся Чип. — Я — командир команды спасателей.

— Как мило лепечет, — величественно улыбнулась королева с высокого трона. — Маленький! Сейчас мы проверим, как ты умеешь подносить палку и танцевать, и нальём тебе молочка.

Дейл тут же зашвырнул специальную палку для королевских щенков в угол и завопил:

— Чипа, взять!

На что Чип показал Дейлу здоровенный кулак.

Еще секунда и началась бы обычная бурундучья потасовка.

— Ребята! Не надо! Перед вами же королева! — замахала руками Гайка.

— Ты слышал? Хоть раз в жизни можешь обойтись без драки?! — рассердился Чип, утверждаясь на задних конечностях.

— Слышал... — Дейл помрачнел, но затем его посетила блестящая идея, — Королева! А ты еще не исполнил свой приветственный лай!

— Не просто королева, — заметил охотник. — А королева Англии. И не одна. Прошу вас, — обратился он Гайке. — Ваше сиятельство, подойдите к трону, и я немедленно представлю вас Нашему Высочеству.

— Вашему Высочеству, — мягко поправила его королева Англии.

— Я так и сказал, — обиделся охотник. — Нашему высочеству. Королев-то, королев, всех и не упомнишь.

— Ах, так, — лицо королевы исказилось гримасой гнева. — Стража! В темницу их! Немедленно!

13.

— Ну вот, — печалился Дейл, разгуливая по камере. — Угодили в тюрьму за оскорбление чести и достоинства королевы.

— Зато я забрал скипетр обратно, — похвастался охотник, показывая скипетр из-под полы, и, завидев охранника, жалобно затараторил. — Люди добрые, помогите, кто сколько может, сами-то мы не местные...

В протянутую лапу упало полпенни.

— Ничего, — улыбнулась Гаечка. — Чип-то остался на свободе. Он нас обязательно выручит.

— Лучше сидеть в тюрьме, — в запале вскричал Дейл, — чем служить комнатной собачонкой. Пусть даже у королевы.

— Это ты зря, — не согласился охотник, — весьма почетная должность. Если хочешь знать, то комнатная собачка королевы стоит выше по рангу, чем какой-нибудь лорд.

— Когда я нахожусь в нашей гостиной, то стою выше, чем все лорды, вместе взятые, — начал хвалиться Дейл. — Она, знаешь, как высоко.

— Но сейчас-то ты в тюремном подземелье, — резонно заметил охотник.

— Это ненадолго, — отмахнулся от него Дейл, — Гаечка обязательно придумает, как нам отсюда выбраться.

— Одну минутку, — мышка ненадолго задумалась, — пожалуй, мы сможем выбраться. Но нам придётся воспользоваться королевским скипетром.

— Все, что угодно для её сиятельства, — расплылся в улыбке охотник.

— Дейл! Выковыривай алмазы, — скомандовала изобретательница.

— Бесполезно, — скептически скривился охотник. — Королевская охрана самая неподкупная в мире.

— Дело в том, что алмаз — самый твердый камень в мире. С его помощью мы легко перепилим прутья решетки, — объяснила Гайка свою идею.

Первый же алмаз при соприкосновении с решёткой раскрошился в мельчайшую пыль.

— Дай-ка сюда скипетр, — приказала Гайка охотнику.

— Я же отдал! — делано заудивлялся тот.

— Я имела в виду НАСТОЯЩИЙ скипетр.

— А, — хитро кивнул охотник, — так бы сразу и сказали. А то много у меня этих скипетров. Поди разбери, какой именно вам нужен.

И он со вздохом протянул Гайке своё сокровище.

Использовав алмазы скипетра в качестве непритупляемой пилки, спасатели выбрались на свободу.

— Здорово, — вздохнул Дейл, — где бы взять такую пилку для когтей нашей Тамми.

— Не время думать о пустяках, — одёрнула его Гайка. — Нам ещё надо спасти Чипа.

— Похищение комнатных собачек нашего величества строго карается законом, — покачал головой охотник.

— Эх, как бы я хотел сам сказать эти слова, — вздохнул Дейл. — Причём, в присутствии Чипа.

— Когда будешь работать внештатный агентом службы его величества, то будешь читать такие речи чуть ли не каждый день, — пообещал охотник.

— Ух, ты, — восхитился Дейл, — а Джеймс Бонд тоже по Вашему ведомству проходит.

— Да, — кивнул охотник. — Агент 007 — наша гордость. Я с детства мечтал походить на него.

— А какой номер у Вас? — решила уточнить Гайка.

— 34.098.709/A4, — скромно ответил охотник.

— Значит вы самый незаметный агент, — предположил Дейл.

— Можно сказать и так, — кивнул охотник, размышляя о чём-то своём.

— Я же говорил! — заверещал Дейл, — что король Англии — самый скрытный суперагент в мире!

— А разве это король? — удивилась Гайка.

— Позвольте представиться еще раз, — охотник расстегнул молнию, сбрасывая серо-зелёную шкуру, — Моё величество, если можно так выразиться.

— А вы чей король? — подозрительно спросил Дейл.

— Тише Дейл, разве такие вопросы можно задавать королю, — одернула его Гайка.

— Но, Гаечка, — завозмущался Дейл. — По-моему, такие вопросы можно задавать ТОЛЬКО королям и никому другому.

— Не ссорьтесь, — кивнул бывший охотник, а ныне король. — Малыш в какой-то мере прав. Всегда нужно уточнять, чей ты король в данный момент. Вот как раз сейчас я держу в руках скипетр короля Англии, стало быть, я — английский король.

— А если бы это был русский скипетр? — догадывается Дейл.

— Тогда бы я был не королём, а контрабандистом, — сказал охотник. — В России вообще не было королей. Так, цари одни. Им до просвещённой Европы расти и расти.

— А если я возьму этот скипетр? — загорелись глазки Дейла.

— Ребята, обсудим это позже, — предложила Гайка. — Нам ещё надо спасти Чипа.

— Возьму, — проворчал охотник, направляясь к выходу, — спроси лучше, дам ли я его тебе.

14.

Три мордочки высунулись из-за портьеры в тронном зале.

— Вот он, — Гайкин пальчик указал в сторону королевского трона.

— Ап! — раздался властный голос королевы.

И Чип в девяносто седьмой раз прыгнул через обруч. На этот раз он легонько задел ободок и не получил даже кусочка сахара в награду. Пот лил с него градом, несмотря на вековую прохладу дворцовых залов.

— А я всегда думал, что у щенков просто потрясающая жизнь, — расстроено протянул Дейл.

— И ты прав, — заметил охотник, — где бы еще ваш друг имел возможность прыгать через обруч и получать за каждый прыжок, ну почти каждый, — добавил он, наблюдая за очередной неудачной попыткой Чипа, — по кусочку превосходного сахара!

Гайка тем временем смело подошла к трону, поклонилась королеве и сказала:

— Ваше величество, не могли бы вы отпустить нашего друга на свободу?

— Так он ваш? — удивилась королева, — а я уже подумала, что это бездомный щенок редкой породы.

— Лысая бурундуковая, — выпалил подошедший Дейл.

— Конечно, я его отпущу, — согласилась королева. — Я никогда не держала при дворе чужих собак. Но, — голос её приобрёл нервные тона, — сначала вам придётся выполнить одну мою маленькую просьбу.

— Просьбу? — спросили все хором.

— Да. Одно небольшое дельце.

— Дельце?

— Да. Такое порученьице. Вернее, когда я сказала, что оно не так велико, то я немного погорячилась.

— И что же это за порученьице? — уныло протянул хор, чувствуя, как на усталые плечи опускаются горы тяжёлой и неприятной работы.

— Наверно вы знаете, что король Англии...

— Суперсекретный агент! — заорал Дейл.

— Даже вам это известно, — вздохнула королева.

— Не будем терять времени, — вступил Чип, опасливо поглядывая на обруч. — Ну что там у вас с королём?

— Исчез, — вздохнула королева ещё раз, — а ведь скоро праздник британской короны...

— Британской коровы? — переспросил Дейл.

— Короны, — поправила его Гайка. — К сожалению, священным животным корова считалась только в Индии. Но Индия, как известно, долгое время была колонией Британской империи. Может, оттуда и праздник.

— Этот вот вам не подойдёт? — Чип решительно ухватил за ухо Охотника и поставил его перед королевой.

— Не похож он как-то на корову, — разочаровано замахал лапой Дейл.

— Империи нужна не корова, а король, — одёрнул его Чип и повернулся к королеве. — Только вот какой именно? Этот вон тоже утверждал, что является королём Англии.

— А ну-ка повернись, — приказала королева.

Охотник не рискнул прекословить особе королевской крови.

— Что-то не очень похож, — добавила вышеупомянутая особа. — А не было ли при нем такой грязно-зеленой шкуры самого редкого зверя?

— А разве король в Англии всегда находится в грязно-зелёном состоянии? — изумился Дейл.

— Тихо, — прошипела Гаечка. — Королева имеет в виду шкуру дракона.

— Была, была! — проорал Чип, — самая что ни на есть зеленая, а уж какая грязная!

— Видимо, он и есть король, — сказала королева. — Только не Англии, потому что у Англии по определению нет короля.

— Это почему же? — Дейл в недоумении широко раскрыл рот.

— Так исторически сложилось, — пояснила королева. — Да и всем уже давно ясно, что наибольшего расцвета Англия добивается, когда у власти стоит умная женщина. А мужики, будь они тысячу раз королями, только всё портят.

— Тогда, мадам, зачем вам король, раз они только все портят! — воскликнул Чип.

— Посадить его в темницу, чтобы не мешался под ногами, да не стонал, — пояснила политику королевского двора венценосная особа.

— Я догадываюсь, почему он пропал, — зашептала мышка на ухо Дейлу.

— Не пропал, а подался в секретные агенты, — поправил ее Дейл, — но все равно, спасатели ведь не могут допустить, чтобы самого неуловимого секретного агента посадили в темницу, правда, Гаечка?

— Спроси лучше у Чипа, ведь в противном случае именно он останется комнатной собачонкой, — пожала плечами Гайка.

Чипу донельзя надоело всё вокруг. Сквозило. Лысина неприлично морщинилась. На глаза наворачивались слёзы, но голос оставался непоколебимым.

— Им нужен король? Будет! Кто-то из нас хочет быть королём?

— Я хочуууу! — выдвинулся вперед Дейл, — подумать только — можно будет целыми днями смотреть телевизор и читать комиксы!

— Дейл, Дейл! — зашептала сзади Гаечка, — но тогда тебя опять посадят в темницу.

— Хочу! — протестовал Дейл. — В темнице тоже можно смотреть телевизор. Королям положено. И ещё клубнику на завтрак, а на ужин я закажу...

В другое время Чип непременно заметил бы: «Вот куда угодно готов влипнуть, лишь бы ничего не делать». Но сейчас он замёрз и устал. Кроме того, королева с каждой минутой теряла интерес к происходящим событиям и снова начинала посматривать в сторону обруча. Поэтому он подскочил к Дейлу и выпихнул того поближе к трону.

— Не пойдёт, — уныло произнесла королева.

— Это ещё почему? — возмутился Дейл. Чип подбадривал друга увесистыми толчками в спину.

— А у него есть королевская печать на пятке? — спросила королева.

Все оторопело попятились.

— Нет?! — удивилась она, видя как бурундук растерянно мотает головой, — вот поэтому он и не может быть королем. Да и по уровню запросов он нас не устраивает. Такой объест не только двор, а всю империю, включая подвластные территории.

— Ну, вот мы и вернулись к началу, — загрустил Чип. — Короля нет. Значит, и выбраться на свободу мне не светит.

— А может... — Гаечка задумчиво обвела взглядом собравшуюся возле трона разношерстную толпу, — господи! И как я сразу не догадалась! Мы просто вернем скипетр королеве, ведь именно для этого мы сюда приехали.

И они протянули скипетр королеве Англии.

И только охотник за скипетрами безутешно рыдал в самом тёмном углу зала.

— Пропавший королевский скипетр! — лицо королевы просветлело, — конечно, взамен я отпущу вашу собачку на волю, если вы ответите на один вопрос.

— Хоть на тысячу вопросов! — закричал Чип.

— Откуда вы его взяли?

— Вам, Ваше величество, следует прочитать начало этой истории, — посоветовал ей вконец уставший Чип, подорванное сквозняками здоровье которого уже не вынесло бы подробного пересказа.

— Я, наверное, так и поступлю, — ответила королева, доставая объёмистый том и погружаясь в чтение...

Прошло полчаса. Чип танцевал лезгинку в надежде согреться. Гаечка что-то задумчиво рисовала на полу. Дейл хлопал пузырями жевательной резинки. Охотник затерялся в тёмном углу. Наконец, королева оторвалась от чтения.

— Вы еще здесь? — удивленно заметила она.

— Ваше Величество, — взмолились все голосом Чипа. — Лучше прочитайте финал. Мы уже замёрзли и устали.

— И есть хотим, — жалобно закончил Дейл.

Королева открыла последний листок:

— И жили они долго и счастливо...

— Хоть это радует, — проворчал невесть откуда появившийся Рокфор и начал растирать заиндевевшие уши. Потом он сплясал три притопа и исчез в стене.

— ...в королевской тюрьме, — продолжила королева. — И умерли они в один день...

— Как в сказках, — воскликнул Дейл.

— ...от руки королевского палача, — кивнула королева. — Как в имперских хрониках.

— Что-то мне не нравится, чем заканчивается эта история, — недовольно сказал Чип.

— Что написано пером, не вырубить топором, — резонно заметила королева.

— О чем и говорю! — возрадовался Чип, — а вы «от руки палача». Нельзя... это... топором... — и бурундук осторожно потрогал себя за шею, проверяя, все ли в порядке и не начала ли расти шерсть.

Шерсть не появилась, и командир приуныл. Однако ему не к лицу было пропитываться пессимизмом.

— Вот и хорошо, — закончил он, отгоняя мрачные мысли, — все целы, и история подошла к благополучному концу.

15.

— Не так! — заверещал Дейл, перебивая командира и в очередной раз отодвигая счастливое окончание. — В сказках в конце всегда бывает свадьба! А где она, я вас спрашиваю?

— Гаечка! — просиял Чип. — Ты хочешь выбраться отсюда как можно скорее?

— Конечно, — тихо сказала мышка, постукивая себя по бокам.

— Тогда выходи за меня замуж! — Чип выпалил это на едином дыхании, чтобы не успеть испугаться и передумать.

— Эй, — возмутился Дейл. — А как же я?!

— Посмотри направо, — зашептал Чип. — Вон королева! Тоже, между прочим, незамужняя особа.

— Отличная мысль! — воскликнула королева. Она, как и всякая королева, обладала исключительно острым слухом и очень обожала праздники, а свадьбы тем более. Где же еще можно хорошенько развлечься и хоть на пару часов почувствовать себя обычной леди, пока все восхищенные взоры обращены в сторону прекрасной невесты.

— Конечно же, у нас будет свадьба. И у меня даже есть невеста! — королева коротко свистнула и в тронном зале появилась прелестная белая болоночка.

— Ну, не знаю, не знаю, — с видом специалиста заметил Чип. — По-моему, Дейлу она не подойдёт. Только подумайте, бурундук и собака.

— Дейлу? — удивилась королева. — Какому ещё Дейлу? Эта красотка вовсе не для Дейла!

— А для кого же? — удивленно развела руками Гайка, — я что-то не вижу рядом больше ни одной собаки.

— Тише, Гаечка, — зашептал Дейл на ухо прекрасной изобретательнице, — ты забыла, что у нас есть щенок редкой экзотической породы.

— По-моему, Чип ещё слишком молод для такого ответственного шага, — решительно высказалась золотоволосая мышка. — На правах давней знакомой я просто не могу промолчать, так как давно это замечала за Чипом.

Чип чуть не взвыл, потому что ответить было нечего! Нельзя было отвечать! Если Чип угрюмо соглашался, мол, да, молод ещё — рука Гаечки безвозвратно ускользала. Но если он воспротивится и скажет «Нет!!!», его немедленно женят на королевской болонке. Нельзя сказать, что Чип никогда не задумывался о семейной жизни, но в его глазах она виделась как-то иначе. Поэтому Чип промолчал. В груди еще теплилась надежда доказать Гаечке, его обожаемой Гаечке, потом, когда все закончится, что он достоин ее руки.

— Ну, не знаю... — протянул Дейл, копируя друга, — у нас остается еще охотник...

— Я не возражаю, — подал голос оставшийся кандидат, — если мне немедленно подарят скипетр. За хороший скипетр можно и посидеть, — пояснил он, потирая руки. — Видите, у меня во рту переднего зуба нет? Его я променял на скипетр царя Тритона. А уж посидеть полгода в тюрьме — это экзотика для такого, как я.

— Я не думаю, что ей нужен муж, помешанный на скипетрах, да еще и с уголовным прошлым, — заметила Гайка, указывая на болонку.

— Но тогда, Гаечка, у нас не будет свадьбы, — взмолился Чип, — и я останусь комнатной собачонкой.

— Лысой комнатной собачонкой, — злорадно поправил его Дейл.

— Ну, сделайте же хоть что-нибудь! — взмолился Чип.

— В сказках в таких случаях появляется добрая волшебница и всё исправляет, — сказала Гайка.

— В реальной жизни это никогда не работает! — разочарованно добавил Рокфор, возникший из облака тумана.

— А ты откуда здесь взялся? — поразилась Гаечка, — ты же остался дома.

— Одна знакомая феечка помогла, — расплылся в улыбке Рокфор.

И снова исчез, растворившись в воздухе.

— Призраки, — пояснила королева. — Наш замок переполнен призраками.

— Господи! Чертовски знакомый призрак, — пробормотала Гайка.

— Еще бы, — кивнула королева, — в этом дворце пропасть сколько народу перебывало. И они все стремятся вернуться сюда.

— Но это наш друг! — с жаром воскликнула Гайка.

— Друг?! — неожиданно встревожилась королева. — Да ты — ведьма!!! Всыпать бы тебе пару сотен батогов, но боюсь, не выдержишь. Больно вид у тебя заморенный.

— А как это «батогов»? — просунул Дейл вперёд свой красный нос. Он всегда любил узнавать пояснения к новым, непонятным словам.

— Такой большой и не знаешь? — раскрыла глаза королева, — неудивительно, что все ругают нынешнюю молодежь. Эй, стража, — добавила она скороговоркой, — отведите этого юного джентльмена на небольшую экскурсию.

16.

Дейл первым просунул свой нос в раскрывшуюся дверь подземелья.

— Ну? — спросил он, увидев неисчислимое множество вещей, — что именно вы называете батогами.

Угрюмый стражник молча протолкнул Дейла вперед. Дверь за ними с лязгом захлопнулась. Дейл внимательно осмотрел поломанную стиральную машину, закопчённый утюг, рваные штаны югославского производства, два стаканчика от «Кока-колы», треснувшее зеркало и три валенка, один из которых был нежного, зелёного цвета.

— И где же здесь батоги? — ворчал он, забираясь всё дальше и дальше в груду хлама.

— Сейчас узнаешь, — проворчал неизвестно кто.

И в следующую минуту Дейл обнаружил себя привязанным крепкими толстыми ремнями к длинной узкой лавке.

Но привыкший к фильмам ужасов бурундук ничуть не испугался.

— Ну и что? — глубокомысленно произнёс он. — Это вот лавка, а это ремни. И батогами они никак не будут. Где же тогда батоги. Обещают, обещают, а сами...

— Не все сразу, сынок, — продолжил все тот же призрачно-потусторонний голос, — батоги требуют соблюдения тщательного ритуала, — Святой отец, можете приступать, — продолжил он.

Неприметная дверка сбоку отворилась, и в образовавшийся проем с трудом протиснулся толстенный монах.

— Это крест, — разочарованно протянул Дейл, осматривая пришельца, — а вот кадило. А это монах в засаленной рясе. Но где же батоги?

— И вовсе она не засаленная, — обиделся монах.

А в тронном зале лысый Чип окончательно разуверился в светлом будущем:

— Когда, наконец, закончится эта препротивнейшая история?!!!

— В тот самый момент, когда твой красноносый друг увидит батоги, — ласково пояснила королева.

— Боюсь, тогда не поздоровится не только этой истории, — мрачно пообещал Чип, — а нельзя ли, Ваше Величество, закончить ее как-нибудь помягче?

— Мягкие батоги? — переспросила королева, — ну, это разве только для очень старых подданных. Я думаю, вашего друга нельзя отнести к этой категории.

— Не будем же мы ждать, пока Дейл состарится?! — Чип бросил на Гайку умоляющий взгляд, — Гаечка, разве совсем ничего нельзя придумать?

— Придумать? — Гайка потерла подбородок, — ты же знаешь, Чип, безвыходных положений не бывает, — и мышка стремглав выбежала из комнаты.

— Куда это она? — всполошилась королева.

— За батогами, — позлорадствовал Чип. — Ужо и вам достанется, Ваше Величество.

— Оскорбление чести и достоинства королевы?! — взревела трубным голосом представительница британской короны, — Стража! Взять его!

Моментально тяжелые потные руки схватили сжавшегося бурундучка.

— Стойте, — внезапно королева вскочила с трона. — Помню, что приказала вас заточить. Но не помню, чтобы подписывала указ о вашем освобождении. Эй, стража, немедленно схватить беглецов!

Стража повернула руки к королеве, чтобы похвастаться достигнутыми успехами, но гладкая кожа выскользнула из потных пальцев. Стражники бросились к дверям, чтобы перекрыть дорогу беглецу, но командир и не думал убегать.

— Мы — не беглецы! — рассержено встал в позу Чип.

— Хорошо, — рука королевы обшарила трон. — Согласна. Вы — не беглецы. Вы — похитители скипетров! Где моё только что обретённое сокровище? Ничего, голубчики, посидите в подвале, пока скипетр снова не окажется в моих руках.

— Не позволим, — грозно заявил Чип.

— А комнатные собачки вообще лишены слова в тронном зале, — прикрикнула королева, и Чип почувствовал, как морду обхватил ненавистный пёсий поводок.

— На сей раз мы не будем ждать батогов, — елейным голосом возвестила королева, — а воспользуемся обычной плетью.

Здоровенный стражник в лохматой шапке ухмыльнулся и двинулся к Чипу, на ходу доставая из-за голенища огромную плетку.

Чип закрыл глаза, намереваясь отдалить неминуемое хоть на мгновение, и тут...

— Покажут мне батоги или нет?! — раздался разгневанный вопль Дейла, а затем он и сам появился в дверном проёме.

— Звиняюсь, вашество, — кланялся священник, семенящий за ним. — Никто не знает, как выглядят эти чёртовы батоги, прости меня господи за упоминание имени недостойного рядом с твоим.

— Да, Ваше Величество, — глубокомысленно заметил стражник, засовывая плётку обратно, — мне тоже было бы весьма любопытственно поглядеть на эту, несомненно, занимательную вещичку.

— Все приходится делать самой! — проворчала королева, сползая с трона. Прошествовав по тронному залу, она скрылась в одном из полутемных коридоров.

— Сейчас она принесёт батоги! — расплескался по залу величественный шёпот.

И в самом деле, королева Англии вернулась на удивление быстро и в руках она держала...

— Батоги! — воскликнули все в едином порыве.

А спасатели бросились вперёд, чтобы поближе рассмотреть никогда прежде не виданные батоги.

Дейл успел первым.

— Фи! Да это же обычные грабли, — скривился он.

— Верно, — неожиданно согласилась королева. — Ну, нет у меня батогов, нет!

— Тогда наша история получается бесконечной! — потрясённо прошептал Чип, почёсывая свою лысину на макушке и на правой ноге.

— Расслабьтесь ребята! — королева отложила в сторону золотой обруч, еще недавно бывший у нее на голове, — проведем остаток дня с пользой. Никто не желает сыграть в нарды? — из-за трона она вытащила богато инкрустированную деревянную коробку.

— Я хочу! — Дейл тут же выскочил вперед.

— Погоди-погоди, — Чип обеими лапами вцепился сзади в Дейлову рубашку, — я всегда мечтал побыть в королевском обществе на равных.

— Это несправедливо! — завопил Дейл, — и батогов не показали, так и поиграть не дадут!

— Друзья, — громогласно сказал Рокки, отодвигая всех в сторону. — Вы забываете, что бессменным чемпионом в этой игре является не кто иной, как моя скромная персона.

— А твое время пока не пришло, — заметила королева, поглядывая на часы.

И Рокки, засмущавшись, снова растворился в воздухе.

— Нарды — это женское дело, — продолжила королева, широким жестом приглашая Гаечку занять место рядом с ней. — А вы пока сможете осмотреть коллекцию королевских почтовых марок.

— А запасные у вас есть? — загорелись глаза у Чипа. — Я ведь тоже...

— Филутелист, — радостно закончил Дейл и заработал подзатыльник.

— Сколько раз тебя учить?! — заорал Чип. — Фила-а-ателист.

— Ну а кричать-то так зачем? — сказал Дейл, опасливо отодвигаясь подальше.

— Я кричал? — искренне удивился Чип.

— Кричал, кричал, — заверил его Дейл, отжимая лапы от ушей.

— Вот видишь, я уже успел простудиться, — заметил Чип, показательно поеживаясь, — в этих покоях просто собачий холод.

— Для щенков в самый раз, — показал в ответ Дейл язык.

— Для каких это щенков? — свирепея, прорычал Чип.

— Ах, извини, извини, — делано засуетился Дейл. — Я забыл добавить: для лысых щенков.

И Дейл тут же заработал по загривку. А еще через пару секунд бурундуки, сцепившись мохнато-лысым комом, покатились по тронному залу. Но, увы, на этот раз не было мощной руки Рокфора, чтобы прекратить творящееся безобразие. А Гайка была слишком увлечена игрой, чтобы обращать внимание на обычную бурундучью потасовку. Но, оказалось, бездействие — самое эффективное действие на свете. Проделав пару кругов по мраморному полу, бурундучий комок распался, и Чип с Дейлом, устало дыша, заозирались по сторонам.

В тронном зале никого кроме них и королевы с Гайкой не оказалось. Многочисленная толпа придворных, воспылав внезапной любовью к филателии, ушла на экскурсию. Стражники, не утерпев, последовали за ними.

— Чип, — Дейл потер ушибленное ухо, — может нам тоже стоит пойти посмотреть на королевские сокровища?

— Тебе хорошо, — огрызнулся Чип. — У тебя тёплая и сухая шкурка, а я...

И он расстроено махнул рукой.

— Ничего, — утешил его Дейл. — Зато у тебя склонность к политике. Я слышал, что самые талантливые политические деятели непременно были лысыми.

— Так, так, — мрачно заметила королева. — Я слышала про многих талантливых королев, но не слышала, чтобы хоть одна из них была лысой.

— Совершенно верно, Ваше величество, — подхватил Чип, — чтобы королева, да была лысой! Только ты мог выдумать такое.

И Дейл заработал очередной подзатыльник.

— Скучно мне с вами, — вдруг разгневалась королева. — Чтобы через минуту и духа вашего тут не было!

— Тут разве что дух Рокки, — проворчал Дейл, направляясь к выходу.

И в самом деле, по залу растекался мощнейший, щемящий душу сырный аромат.

— Пора обедать, — потер лапы Чип, — а то, что ни говори, пока сочинялась эта история, авторы наверняка успели перекусить тысячу раз, а нам и вот такой махонькой крошки не перепало.

— Ты-то уже получил свой сахар и молоко! — Дейл оттолкнул Чипа в сторону, — дай теперь и другим!

— Проводите их в столовую, — заметила вслух королева, не отводя взгляда от пары мраморных кубиков, только что брошенных ею на инкрустированную доску.

— Я думал, во дворцах обеденные залы.

— Ну и что, — заметила королева. — В обеденных залах обедают королевы, принцы, принцессы и наиболее преданные министры.

— А спасатели? — спросил Чип.

— А спасатели, кстати, добывают себе еду сами. Эй, — крикнула королева, — проводите их не в столовую, а к выходу.

— Что-то мне подсказывает, что на этом наше приключение закончилось, — почесал Чип шею, когда парадные двери дворца величественно закрылись за бурундуками.

— Батогов не увидели, не пообедали, даже не посмотрели знаменитую королевскую коллекцию и что уж говорить о корольке — таинственном секретном агенте, — опечаленно загибал Дейл пальцы, — вот, смотри Чип, все пальцы на руке закончились — целых пять важных дел не сделали.

— Глупыш, ты забываешь, что у нас только по четыре пальца на лапах!

— Все равно пять, — насупился Дейл, — Гаечка-то во дворце осталась.

— И ты ещё говоришь, что любишь её?! — морда Чипа напоминала по цвету варёного рака.

— А сам-то, сам-то, — пробормотал Дейл, испуганно отступая.

— Я-то! Люблю, — убедительно произнёс Чип.

— И оставил её одну во дворце!

— Я как раз обдумываю эту проблему, безмозглый. А ты вместо того забил себе голову всякими батогами и еще невесть чем!

— Может я и безмозглый, — обиделся Дейл. — Но уж не лысый. А Гаечка, как известно, не выносит старых, лысых и толстых.

— Кто это тебе сказал? — возмутился Чип.

— Рокфор, — признался Дейл.

— Рокфор? — изумился Чип. — А разве он сам не...

— Тс-с-с, — зашипел Дейл, озираясь по сторонам. — Не вздумай назвать Рокфора... Ну, в общем, ты понимаешь...

— Не понимаю... Рокки здесь все равно нет.

— А еще меня называл безмозглым, — саркастически заметил Дейл, — ты разве не знал, что Рокки происходит из одного древнего Австралийского рода шаманов? Или забыл три его сегодняшних явления?

— Глупости! Это он сам тебе сказал? Про шаманов...

— Так было написано в одной из книг про Шерлока Джонса.

— А-а-а, — кивнул Чип. — Тогда всё в порядке. Таким книгам следует верить безоговорочно.

— И ничего не в порядке, — насупился Дейл, — Гаечка-то во дворце.

— Все очень просто, мы вернемся за ней.

— И как ты собираешься это сделать?

— «Дело о музейной ящерице», — воскликнул Чип. — Плох тот дворец, в котором нет форточек. Давай, глупыш, быстрее на поиски.

— Дождёшься, лысый, — нахмурился Дейл, но любовь к Гаечке победила извечное желание подраться, и бурундучок принялся карабкаться по отвесной стене.

17.

— Эй, Чип, забирайся сюда! — голос Дейла, слабым эхом пришел откуда-то сверху. Чип, задрав голову, попытался рассмотреть друга. С земли Дейл казался просто маленькой черной точкой на фоне огромного дворцового окна.

— Быстрее, быстрее! — торопил Дейл.

— Ну, — упёр руки в бока Чип, — и зачем ты забрался на крышу, а?

С этими словами он подпрыгнул, ухватился за раму окна цокольного этажа и натренированным жестом перебросил своё тело в прохладный квадрат форточки.

— Все стоящие события происходят как раз в подвалах, — пробурчал он, летя в темноте.

Кто-то неведомый попытался ухватить его за загривок, но могучая пятерня только скользнула по тёплой коже.

Итак, невидимая в темноте лапа промахнулась и Чип... с размаху плюхнулся в холодную воду. Стоял май месяц, и, как всегда в эту пору, воды Темзы заливали королевские подвалы. Чип попробовал достать дно и не промахнулся. Правда, стоять по шею в холодной воде, кончиком правой лапы едва доставая до пола не слишком удобно, но, по крайней мере, можно перевести дух и собраться с мыслями. А собирать было чего. Тут были мысли и о теплом сухом полотенце, в которое Чипу больше всего хотелось завернуться и забыть о страшном месте. Потом пришла мысль о неведомом некто, который прятался в подвале и даже пытался его схватить. Лишь от этого у Чипа пошел мороз по коже... или это была всего лишь ледяная вода. Кто знает. И, наконец, Чипа посетила третья мысль. Она отчетливо нашептывала ему в ухо, что он замерзает.

Чип тряхнул головой и решил, что последняя мысль, несомненно, самая ценная, и давно пора уже куда-то двигаться, чтобы окончательно не закоченеть. Но первый же шаг привёл его к крайне плачевным результатам. Только он рванулся вперёд, как запнулся обо что-то невидимое и грохнулся носом в воду.

Выбравшись на подвернувшийся под ноги островок, Чип медленно потянул на себя тяжёлую преграду. Через три секунды в его руках поблёскивала драгоценными камнями рукоятка Королевского Скипетра.

18.

— Вот странно, — удивился Чип. — Мы же оставили его королеве. Но почему он здесь?

Рассуждать ему долго не пришлось. С радостным визгом на него сверзился Дейл, которому надоело ждать в одиночку. Прибывший бурундучок прижал скипетр своим телом, а Чип поскользнулся и снова плюхнулся в холодную воду.

— Эй, Чиииип! — позвал Дейл.

— Чего еще, — недовольно пробурчал в ответ тот.

— Подо мной что-то твердое... и тяжелое, — добавил он, вставая на ноги и прикидывая в лапах вес тяжеленного скипетра.

— Ты ещё скажи, что где-то видел эту штуковину, — подзадорил друга Чип.

— И верно, — удивился Дейл. — Мне кажется, что я его уже где-то видел.

— В тронном зале, глупыш, — подзатыльник заметно приободрил малыша в красной рубахе. — И если королеве передали скипетр, то это не значит, что ей передали НАСТОЯЩИЙ скипетр.

— Ты хочешь сказать...

— Вот именно! Мы так и не выяснили, откуда взялся этот подозрительный Охотник за Скипетрами.

— Так чего же мы ждем! Пошли! — воскликнул Дейл и смело шагнул вперёд...

...Прямо в холодную воду.

Бурундучок взвизгнул и снова выскочил на сухое место.

— Чиппи, что это?

— А ты думал в мрачных подвалах, где полно привидений должно быть тепло и сухо? — с мрачной усмешкой обронил Чип.

— Я думал, мы всё ещё в королевском замке, — ныл замёрзший Дейл.

— Мы в королевском подвале, глупыш, — пояснил Чип. — Бери пример с меня. Ни одной волосинки, а бодр и весел, хотя от холода страдаю поболее твоего.

Дейл надулся и ничего не ответил. Минут пять бурундуки молча пробирались по затопленным залам и переходам. Наконец Дейла осенило:

— Лучше я буду брать пример с Героя-Барсука! Пятнадцатая серия!

С этими словами бурундучок вытащил из кармана надувной плот...

— Откуда он у тебя, — поинтересовался Чип.

— Гаечка дала. На всякий случай.

Теперь друзья не страдали от холодной воды. Важно усевшись посередине плота, держа в лапах скипетр, Дейл командовал.

— Левее! Левее выгребай!

Затем у Дейла в руках обнаружился фонарик, тоже подаренный Гаечкой, потом палатка, потом обогреватель, работающий на микроаккумуляторе.

— Что-то много вещей тебе подарила Гайка, — подозрительно заметил Чип. — Когда это она успела?

— Мы с ней собирались в поход, — важно сказал Дейл. — Помнишь, она подарила тебе свою фотографию? Специально, чтобы ты не скучал без неё. А я тебе свою дарю прямо сейчас.

И Дейл вытащил из кармана рубахи чуть намокший кусочек картона.

С картона, чуть кокетливо улыбаясь, на бурундуков глядела Гаечка.

— Не та... — Дейл попытался было запихнуть фотографию обратно, но Чип, как всегда, был начеку.

— Погоди-ка, — бурундучок ловко перехватил лапу Дейла, — ну конечно, это же моя Гаечка! Так вот почему ты забыл положить в посылочный ящик мою куртку!

Потрясённый дедуктивными способностями приятеля, Дейл молчал и только сопел в ответ.

— Всё равно она лысых не любит, — в отчаянии воскликнул он.

Чип сразу сгорбился и погрустнел. Дейл всеми силами хотел исправить ошибку, но не знал, как это сделать. Наконец, он решился.

— Знаешь, Чип, — раздался его сдавленный голос, — хочешь, я не буду претендовать на переднее место в самолёте два месяца?

— Хочу, — просто ответил Чип.

И бурундучки молча отправились дальше. Настоящей дружбе не требуются ни длинные объяснения, ни лишние слова.

Наконец лодка наткнулась на что-то твердое и непреодолимое. Дейл посветил фонариком. Ввысь уходила отвесная стена. На высоте трёх футов от воды зияло тёмное отверстие лаза.

— Придётся карабкаться, — поплевал на лапы Чип, — за мной!

Дейл вздохнул, рассовал по карманам туристическое снаряжение и, закинув скипетр за спину, отправился вслед за Чипом, чьи лысые лапы уже скрылись в тёмном отверстии.

— Ну, чего же ты! — высунулась сверху недовольная морда Чипа.

— Уже иду, — отозвался Дейл.

Они пробрались в коридор, по стенам которого тянулись унылые двери мрачных тюремных камер. Бурундучки чинно топали по влажным булыжникам. Так они миновали камеры, в которых были заточены: сказочная принцесса, ветераны французского сопротивления, троица крыс-шпионов, триста пятьдесят бригад бывших соратников Толстопуза, невовремя переметнувшихся на другую сторону, фальшивая Золотая Рыбка, заяц, косивший от армии, девица в темнице, а коса на улице, пять неудачливых полицейских, человек в железной маске, исчезнувший Фантомас, до сих пор не понимающий, как его угораздило сюда угодить, Люк Скайвокер и Хан Соло, слаженно перепиливавшие решётку лучевым напильником, и граф МонтеКристо, которого вообще-то тут уже не было, потому что он уже окончательно отправился в вырытый им проход, но на свободу не выбрался, блуждая сейчас где-то под Аравийским полуостровом и постоянно натыкаясь на неисследованные запасы нефти.

— Смотри, — завопил Дейл. — Открытая камера.

Бурундуки немедленно забрались в тесное пространство с окном под потолком, сквозь которое сочился белый туман весьма неприятного вида.

— Интересно, — сказал Чип, поглаживая влажные камни, — кого ждут эти мрачные стены?

— Вас, — раздался противный голосок, и дверь камеры с ужасающим скрежетом захлопнулась.

Заглянув в узкую щёлку между дверью и порогом, Чип увидел Охотника за Скипетрами, весело отплясывавшего посреди коридора. Теперь это существо никто не назвал бы ни добрым, ни прикольным. Глаза светили багрянцем, шерсть взъерошилась, а из разверзнувшейся пасти скалились кривые клыки.

— Эй! — прокричал Чип в щель, — открой!

Чудище только сильнее оскалило клыки и противно захохотало в ответ. Потом оно повернулось спиной к камере, и еще спустя минуту его шаги затихли в конце коридора.

Чип отодвинулся от щели:

— Сдаётся мне, что это вовсе не охотник за скипетрами, а свихнувшийся тюремный надзиратель.

— Так это... — начал догадываться Дейл.

— Его коллекция. А мы в ней — одни из экспонатов, — Чип стукнул кулаком по закрытой двери, — и все из-за тебя! — повернулся он к Дейлу.

— Почему всё сразу из-за меня! — завозмущался тот.

Чип только махнул лапой в ответ. Спорить не хотелось. Холод подземелья уже порядком пробрал бурундука. И бравый командир, лишенный спасительной шерстки, просто-напросто покрылся гусиной кожей и мелко дрожал.

— Надо искать выход, — заметил он через полчаса, так просто, чтобы разогнать гнетущую тишину.

— А как это делать? — робко спросил Дейл.

— Ты не знаешь! — взвился Чип.

— В комиксах всегда говорится, что надо посильнее нажать на плиту в правом углу, — вспомнил Дейл.

— А Шерлок Холмс всегда нажимал в левом! — запротестовал Чип.

— Правом!

— Левом!

— Правом!

— А я сказал — левом!

Клубящийся шар весело катался по камере, отметившись и в правом и в левом углах. Наконец, когда он замер в самом центре, что-то щёлкнуло. Средняя плита исчезла, и два друга полетели в глубокую яму.

19.

— Ну, вот хуже уж быть не может, — ворчливо произнес Чип, выбравшись из-под Дейла и стряхивая с себя разнообразный мусор.

— Да, до камеры футов 30, — Дейл первым делом задрал голову вверх и по серевшему вверху пятнышку попытался оценить глубину их падения.

— Полезли, Чип! — бурундучок поплевал на лапы, готовясь к восхождению.

— Глупыш, где-то здесь должен быть вход в секретный туннель, — ответил Чип с нажимом на слово «секретный».

Дейл тотчас же соскочил со стены и со словами «чего же мы стоим», принялся обшаривать дно и стенки ямы.

Секретный туннель тотчас же обнаружился. Собственно говоря, обнаружился целый десяток секретных туннелей в каждой стене. Каждый из них напоминал полуобвалившийся крысиный лаз. Однако, «секретный туннель» звучало солиднее.

Выбрав туннель попросторнее и почище, Чип отправился на разведку. Идущий за ним Дейл, то и дело отставал, подбирая встречающиеся сокровища. Постепенно их набралось предостаточно. Тринадцать мутных осколков стекла, сто тридцать две пивных пробки, две тряпки весьма отвратного вида, серебряный доллар, прокомпостированный Шварценеггером в незапамятные времена, три разлохматившихся шнурка, розовое ухо плюшевого зайца, блок мятых пятидюймовых дискет, почти новая жвачка. Венцом коллекции послужила громадная лошадиная челюсть, то и дело застревавшая в узких поворотах.

Наконец, Чипу, рвавшемуся вперёд, надоели бесконечные остановки.

— Немедленно выбрось всё это! — потребовал он.

— Это? — запротестовал Дейл, обхватив руками свои сокровища.

— Да, да, именно это!

— ВЫБРОСИТЬ?! — Дейл не мог поверить.

— Выбросить.

— Выбросить всё это? — Дейл всё ещё думал, что он ослышался.

— Немедленно!

— Ни за что! — принял решение Дейл и приготовился оборонять свою коллекцию, пусть даже хоть её хотел отобрать сам стоглавый Змей-горыныч.

Чип понял, что в тесном коридоре подраться не удастся. Низкий потолок мешал даже размахнуться и влепить другу порядочную затрещину.

— Ну не всё, — пошёл он на компромисс. — Кое-что ты можешь себе оставить. Скажем, две пивные пробки.

— А челюсть? — настороженно спросил Дейл. Он надеялся, что Чип просто забыл её упомянуть. Хотя забыть про неё было невозможно. Жёлтые зубы скалились в беспечной улыбке, словно, вверив свою судьбу в Дейловы руки, теперь нисколько не волновались за ближайшее будущее. И Дейл не мог обмануть возложенные на него ожидания.

— Челюсть — выбросить! — безапелляционно отрезал Чип.

— Ни за что! — заверещал Дейл, — опять выбросить! Почему, как челюсть, так сразу выбросить?

— Потому, что она размером почти с тебя, дурачок, — терпеливо объяснил Чип.

— Ах, я еще и дурачок! — и Чип заработал челюстью по затылку.

— Ах, ты!

Несмотря на узкий лаз пара бурундуков всё же сцепилась, и меховой ком покатился по секретному проходу, теряя на своем пути все найденные Дейлом сокровища. Но секретные проходы тем и хороши, что всегда быстро заканчиваются. Все секретное обычно такое маленькое! Вот и сейчас не успели бурундучки как следует надавать друг другу тумаков, как проход кончился, и они на полном ходу врезались в кучу сена. Чип поднялся на ноги, завертел головой по сторонам.

— Ничего не осталось! — недовольно пробурчал Дейл. После обследования карманов, он обнаружил лишь две пивные пробки.

— Можешь оставить их себе, — милостиво разрешил Чип, втягивая воздух и недовольно морщась. Он уже понял, что секретный крысиный ход привел их во дворцовую конюшню.

— Какой-то до ужаса запутанный замок, — проворчал Чип.

Дейл не поддержал друга. Пыхтя, он выволакивал челюсть. Чип хотел подарить другу полноправную затрещину, но не успел.

Гневное лошадиное ржание раздалось со всех сторон. Бурундучки испуганно заозирались. Табун породистых коней взял их в плотное кольцо. Из лошадиных ноздрей вырывались яростные струи пара. Карие глаза смотрели с беспощадной злостью. В перекрестье взглядов оказался Дейл и останки их древнего соплеменника.

— Чего это они? — подозрительно спросил Дейл.

— Думают, что это мы его съели, — палец Чипа ткнул в направлении челюсти. Кони кивнули и заржали ещё громче, ещё разъярённее.

— Кто будет следующим?! — грозно вопросил Дейл и медленно обвел взором столпившихся вокруг коней. В животе у бурундука явственно заурчало.

Коней словно ветром сдуло. Посреди просторной конюшни остались лишь два бурундучка и лошадиная челюсть, которую Дейл гордо взгромоздил себе на голову.

— И как это у него получается?.. — вздохнул Чип.

— Комиксы надо читать! — покровительственным тоном заметил Дейл, выглядывая на друга из-под щерившихся лошадиных зубов. — Кстати, нам и в правду не мешало бы чем-нибудь закусить. Я голоден.

— Дейлушка! — скорбно попросил Чип. — А не мог бы ты раздобыть ещё одну челюсть?

— Какую челюсть? — удивился Дейл.

— Такую, человеческую и с небольшой короной.

— А зачем?

— Тогда бы мы без труда разделались и с королевой, и с прочими коронованными особами.

— Голова! — восхитился Дейл. — И как это мне в голову не пришло. А насчёт челюсти... Для меня это пара пустяков.

Дейл тут же принялся обыскивать все закоулки и потаенные местечки в конюшне. А Чип тем временем уютно разлегся на душистом сене и лишь изредка интересовался:

— Ну, нашел?

— Нет еще! — голос Дейла приходил все время из разных уголков конюшни, постепенно удаляясь. И вот ответом на очередной запрос командира стала лишь тишина. Чип повернулся на сене и сел. Дейла нигде не было, а вокруг сгустился мрак. Из кромешной тьмы сверкали злыми звёздами сотни пар багровых глазищ.

— Это я сплю, — попробовал успокоить себя Чип, но и сам не верил в то, что вокруг развернулось марево обычного ночного кошмара. Молчаливые существа, похоже, верили в это ещё меньше.

— Ты распугал всех лошадей?! — сверху, мягко хлопая крыльями, опустился предводитель вампиров, — теперь нашим завтраком придется послужить тебе.

Предводитель неторопливо извлек из складок серого балахона белую салфетку и принялся повязывать шею.

Мысли ворочались у Чипа в голове. Но их перекрывала картинка разорванного на части вампирского комикса, пачку которых Чип тайком выбросил из шкафа, чтобы освободить место для трубки Шерлока Джонса. Невероятным усилием воли Чип собрал обрывки воедино и прочитал получившийся комикс. Теперь он знал, что делать.

— Тише, дети ночи! — взвыл он и воздел руки к потолку.

Словно испугавшись, оттуда сорвалась холоднющая капля и проехалась по бурундучьей спине. Ни один мускул не дрогнул у Чипа, с честью выдержавшего испытание. Озадаченные дети ночи попятились. Только предводитель не сдвинулся ни на шаг.

— Есть ли в тебе хоть капля королевской крови, Немёртвый? — вопросил Чип.

— Как знать, — засмущался предводитель. — Вообще-то, королевских особ нам кусать запрещено. А то живо выметут из дворца. Приходится терпеть. В наши времена хорошие замки на дороге не валяются.

— Значит, нет, — подвёл итоги Чип. — Так как ты смеешь нападать на меня! На самого страшного, на самого ужасного бурундука на всём свете.

— Можно подумать, у тебя есть верительная грамота, — хмыкнул предводитель.

— Посланцу Дракулы не требуется верительных грамот! — возвестил Чип.

— Посланец Дракулы? Хм! — предводитель рассмотрел Чипа со всех сторон, — ты ж лысый и без крыльев.

Огромным усилием воли Чип подавил в себе желание дать вампиру подзатыльник. «Надо отучаться от дурных привычек», — дал он себе зарок.

— Оскорбляем посланца Князя Тьмы. Так! Так! — хмуро заметил Чип, сверля взглядом предводителя.

— Ты хочешь сказать, что Дракула не может выбрать посланцем обычного, ничем ни примечательного бурундука, а? — добавил он и решительно шагнул вперёд.

Ошеломлённый таким напором, предводитель вампиров попятился.

— Ладно, — хмуро сказал он, — загадывай своё желание. Но только одно.

Мысли заметались в Чиповой голове. Не скрою, первым делом ему хотелось снова обзавестись тёплой шкуркой. Но шкурнические интересы недопустимы для командира прославленной команды. Вдохнув воздух, Чип начал:

— Я хочу сейчас в своём обычном виде оказаться у главных ворот королевского замка, где меня будут ждать Дейл, Рокки, Вжик и Гайка, у которой в руках будет находиться настоящий Королевский Скипетр.

— Хорошо, — ответил предводитель, — они уже ждут тебя. Но и ты должен выполнить работу посланца. Передай графу Дракуле это.

Предводитель отступил на один шаг и с размаху заехал по лбу Чипу.

— Ой! — запищал бурундук.

— Граф поймет, — удовлетворенно заметил предводитель.

Что подумал в этот момент Чип, сказать трудно. Вернее, сказать-то можно. А вот написать. Междометия эти обычно обозначают китайскими иероглифами или чем-то в том же роде. А в следующее мгновение Чип оказался на дворцовой площади. И там его ждали все-все...

— Чип, что ты сделал с моей лошадиной челюстью?!

— Чип, что происходит?!

— Чип, не кажется ли тебе... Ой!

Один Вжик ничего не сказал. Он сидел на плече у Рокфора, замотанного в большое полотенце и был вполне счастлив, что он до сих пор вместе со своим другом.

Чип с довольной улыбкой оглядел команду. Дейл выглядел как и всегда, и у него уже не было этой дурацкой лошадиной челюсти. Гайка держала в лапах огромный королевский скипетр. Рокфор выглядел несколько странно в огромном махровом полотенце с изображениями маленьких сырных кусочков.

— Рокки, что это с тобой? — недоуменно спросил Чип, которому ничего лучше в этот момент в голову не пришло.

— Со мной все в порядке, — отмахнулся Рокфор, — только я выбрался из ванны, как какие-то неведомые силы перенесли меня сюда из Нью-Йорка. Лучше скажи...

— Что это у тебя? — Гайка, передав скипетр Дейлу, подошла и, приподняв шляпу, дотронулась до лба Чипа.

— И что там? Шишка? — потер лоб Чип, вспоминая давешнюю встречу с предводителем вампиров.

— Какие-то непонятные надписи, — Гайка всмотрелась получше, — Готические буквы и совершенно незнакомый язык.

Настроение у Чипа окончательно испортилось. Теперь он прекрасно понимал, что имел в виду предводитель. Можно, конечно, не доставлять графу послание, но славному командиру не улыбалась перспектива навечно ходить с идиотской надписью на лбу.

20.

— Отправляемся, — хмуро объявил Чип, поглубже надвигая шляпу на лоб.

— Куда???!!!

— В... э-э-э... — тут Чип обнаружил, что совсем не знает, куда надо ехать, — в общем, Дейл это по твоей части. Мы отправляемся к графу Дракуле.

— А скипетр?! — воскликнули все.

Чип провёл лапой по восстановленной шерсти. Благодушие переполняло его. Казалось, все проблемы уже позади.

— Скипетр? — отмахнулся он. — А скипетр просто вернём королеве и дело с концом. Прежде всего нам надо к Дракуле...

— Подожди, Чип, — заметила Гайка. — Про Дракулу — это совершенно другая история. Нам сначала надо завершить историю со скипетром.

Чип нахмурился. Перспектива закончить историю с непонятной печатью на лбу его не привлекала. К тому же, никто не знал, что именно там было написано. Может быть, «дурак», может быть, «козёл», может быть, что-то ещё более обидное.

— Да мы на минутку, — попробовал он уговорить друзей. — Заскочим, я ему кое-что передам, а потом к королеве.

— Так не пойдет, — обиженно заверещал Дейл, — мало того, что я так и не познакомился с секретным агентом, вдобавок лишился прекрасной лошадиной челюсти. Да я, если хочешь знать, всю жизнь мечтал иметь такую!

— Но ты же увидишь самого графа Дракулу, — попробовал Чип зайти с другого конца, — и потом в замке у графа ты найдешь десять таких челюстей!

— А-а-а-а! — заорал Дейл от восторга, напугав всех до полусмерти. — Я увижу ЕГО! Я увижу! Теперь я полностью на твоей стороне! С этой минуты я выполню каждое твоё приказание.

— Тебе следовало это сказать много лет назад, — приосанился довольный Чип.

Кроме того, он вовсе не обещал, что, найдя челюсти, Дейлу разрешат притащить их в гостиную штаба. Осталось заманить Рокфора и Гайку. Вжик вроде не возражал. Чип пошарил в ближайшем кармане, желая найти яблоко, чтобы угостить им Рокфора, а огрызком от него — Вжика.

— Эй, — подозрительно заметил Дейл. — Мне кажется, что это яблоко из моего кармана.

— Ты прав, — не стал спорить Чип. — Все же знают, что в моих карманах всегда полный порядок. И где ж ещё я мог позаимствовать бесхозное яблоко? Да что яблоко! Что там какое-то яблоко по сравнению с тем, что ты встретишь Дракулу!

Яблоком похрустывал Рокфор. Вжик терпеливо дожидался своей очереди. Учитывая, что с набитым ртом Рокки разговаривать не мог, в оппозиции оставалась лишь Гайка, которая уже успела отобрать скипетр у Дейла и была решительно настроена немедленно вернуть его королеве. Чип пошарил в карманах, пытаясь найти хоть что-то, чем можно заманить Гайку. Но, как назло, ничего не находилось. Под лапу попадались лишь томики Шерлока Джонса, расставленные в идеальном порядке, вдоль дальнего борта кармана. Разве, что вот это...

Пальцы бурундука извлекли на свет некую бумажку. Пару секунд Чип с удивлением рассматривал появившийся плакат и усиленно пытался вспомнить, когда он засунул в карман такую дрянь.

— Ух, ты! — закричал кто-то под ухом голосом Дейла, и в тот же миг до Чипа дошло ЧТО собственно он держит в лапах. Счастливый билет на избавление от дурацкой надписи на лбу.

— Смотри, Гаечка! — Чип протянул мышке плакат.

Гайка оглянулась по сторонам, ища кому бы отдать скипетр. Дейла рядом не оказалось.

— Я подержу, дорогая, — пришел на помощь Рокки.

— «30 мая состоится грандиозное авиационное шоу...», — Гайка оторвалась от плаката, — не хочешь же ты сказать Чип...

— Вот именно. Шоу будет завтра.

— Но здесь не сказано, где оно состоится!

— Ну, Гаечка! — заверещал Дейл. — Я думал, что тебе известно о том, что самые престижные авиапарады проводятся в Трансильвании. Мёртвая петля считается по-настоящему мёртвой, если она закручена над замком Дракулы!

— Никогда там не была, — призналась Гайка.

— Не была?!!! — испугался Чип, довольный, что одним выстрелом убил двух зайцев. — Ни один лётчик не может считать себя настоящим, если он ни разу не участвовал в Трансильванском параде!

— Не может быть! — испугалась Гайка, — тогда мы немедленно должны отправиться в Трансильванию. Только...

— Что «только»? — с беспокойством переспросил Чип. Он уже подумал, что прекрасная мышка опять вспомнила о злополучном скипетре.

— Только у меня под рукой нет самолета, — унылым голоском сообщила Гайка.

— Гаечка, ведь парад только завтра. Ты успеешь его построить.

— Но, — отмахнулась Гайка, — я хотела, что бы это был особенный самолет.

— Мы поможем тебе, — заверил её Чип. — Только ты должна нам рассказать, как он должен выглядеть. А сейчас неплохо бы перенестись в Трансильванию. Эх, сюда бы небольшой портальчик.

— Эх, куда хватил, — заворчал Рокки, — как вспомню ту историю, так не по себе становится.

— Правда, Чип, не надо начинать её снова, — остановила командира прекрасная изобретательница, — думаю, мы сможем обойтись обычным самолетом. Дейл, у тебя должно быть расписание всех самолетов на Трансильванию.

— Точно, как я мог забыть! — хлопнул себя Дейл по лбу. — На всякий случай я не расставался с ним ни на минуту!

Вслед за этим из кармана Дейл как величайшую драгоценность извлёк искомое расписание. Драгоценность оказалось замызганной и изрядно потертой на сгибах. Но Дейла это не смущало. Бережно развернув реликвию, он расстелил её прямо на полу. Спасатели окружили расписание.

— Вот! — Гаечкин палец уперся в одну из строчек, — отправление рейса через полчаса.

— Но, Гайка, дорогая, как мы доберемся до аэропорта за полчаса? — полюбопытствовал Рокфор.

— Еще не знаю, — Гайка задумалась, — возможно так же, как ты из Нью-Йорка попал сюда.

Чип мысленно взмолился тем неведомым силам, с помощью которых его последние несколько желаний стали явью. Впрочем, этим силам тоже было важно, чтобы посланец попал по назначению и вовремя. Что-то полыхнуло за спинами спасателей, и через мгновение они обнаружили себя на ленте транспортера среди чемоданов и сумок. Черная лента влекла их в неизвестность.

21.

— Что-то подсказывает мне, что мы на верном пути, — обозрев окружающую обстановку, сделал вывод Рокки, — пойдем, Вжик, может нам удастся раздобыть что-то поприличней этого, — Рокфор показал лапой на свое полотенце.

— Ну, это уж слишком, Рокки, — воскликнули все хором, когда их друг вновь объявился рядом. Честно говоря, на Рокфора ЭТО мало походило. Больше всего оно напоминало валенок с двумя отверстиями, откуда выглядывало два любопытных глаза.

— Скоро вы поймёте, почему я выгляжу именно так, — загадочно сказал Рокфор.

— Я бы лучше понял это прямо сейчас, — командир задиристо упёр руки в бока.

— Да что я! — воскликнул Рокфор. — Вы гляньте, что за фрукт едет рядом с нами.

Оглянувшись, все увидели знакомый силуэт. Даже пуховая шаль, намотанная в тринадцать слоёв, не помешала опознать знаменитого охотника за скипетрами.

— И ты с нами, — горестно вздохнул Чип. Это прозвучало далеко не вопросом.

— А то, — по-деловому кивнул охотник. — В Трансильвании замков не перечесть, и если выуживать из каждого хотя бы полдюжины скипетров...

— Для поездки ты мог одеться и поприличнее, — попенял ему Чип. Обретя шерсть, Чип чувствовал, как к нему возвращается привычная, ничем непоколебимая уверенность.

— Поприличнее, — хмыкнул охотник. — Не мне вам объяснять. Не маленькие. Должны уж были догадаться. А больше я не скажу ни слова. В общем, сами поймёте.

Команда поняла это на высоте двенадцати тысяч метров посреди полузаполненного пространства грузового отсека. В отличие от пассажирского салона здесь царила температура гораздо ниже нуля.

— Х-х-олодно! — у Дейла зуб на зуб не попадал.

— Потерпите, ребята, — старясь не отбивать зубами чечетку, произнес Чип, — полет продлится всего каких-то три часа.

— Ты-то можешь потерпеть, — взвился Дейл, — вон шерстюгу какую себе отрастил.

Чип довольно провёл рукой по вновь обретённому достоянию и не удержался от небольшой порции ехидства:

— И вовсе она не длиннее твоей!

— А вот и длиннее!

— А вот и нет!

— А вот и да!

Бурундуки сцепились в обычной драке. Только вот разнимать их на сей раз было некому. Гаечка в срочном порядке изобретала специальное устройство от холода. Охотника на удивление было не видать и не слыхать. А Рокфор философски рассудил, что таким образом бурундуки хоть немного согреются.

Один раз протянул он руки в сторону дерущихся и извлёк из клубка куртку, которую накинул на свои плечи.

Второй раз протянул он руки и достал цветастую рубаху, в которую закутал Вжика.

В третий раз протянул он руки, и в них оказалась длинная красивая и удивительно тёплая шуба, которая досталась Гайке.

— Но, Рокки, — удивилась Гайка. — Шуба-то там откуда?

— Не спрашивай, любовь моя, — сказал Рокфор, дуя на озябшие пальцы. — Что тебе нравится больше: шуба, которая греет, или ответ на вопрос, откуда это сокровище появилось?

— Честно говоря, — призналась Гайка, — мне больше интересно откуда взялась эта шуба. С научной точки зрения...

— Не надо Гаечка, милая, — остановил Рокфор мышку, положив ей руки на плечи, — я просто хотел устроить тебе сюрприз, вот и подложил эту шубу ребятам, — Рокки кивнул на бурундучий ком, из которого слышались отрывистые междометия.

— Понятно, — кивнула Гайка, натягивая на себя не по размеру большую и удивительно мягкую шубу. Теперь, когда ей больше не было холодно, и надобность в устройстве отпала сама собой, она обратила внимание на бурундуков.

— Рокки! — удивилась она. — А куда делись наши друзья? И откуда взялись эти два лысых уродца?

— Ответив на оба вопроса, — уклончиво заметил Рокки, стараясь не глядеть в глаза бурундучкам, замершим в немой сцене, — ты, любовь моя, заодно и выяснишь, откуда появилась на твоих плечах эта прекрасная шуба.

Гаечка на секунду задумалась, пытаясь разрешить загадку. Решение было так близко, что прекрасной мышке удалось схватить его за хвост и вытащить наружу все ответы. Гайка густо покраснела и сделала попытку снять шубу.

— Ничего, Гаечка, — махнул лапой Дейл, — я уже привык, и шерсть на мне быстро отрастает, не то что у Чипа.

Бурундучок не удержался и показал другу язык.

— Вот только... — удивилась Гаечка. — Никак не пойму, ведь бурундуки и норка заметно отличаются по цвету.

— Так ведь, любовь моя, — зашаркал ногой Рокки. — Если немного смешать краски, взяв для образца...

Дальнейших слов не понадобилось. Из тьмы возник абсолютно лысый охотник за скипетрами. Загадкой оставалось только одно: как никуда не отлучавшийся Рокфор сумел остричь охотника. Но разрешить её спасатели не успели. Обширная лысина командира налилась зловещим багрянцем. Все взглянули на бурундучка с нескрываемым неодобрением. И он понял, что Ален Делон никогда не получит в жизни ни одного вот такого взгляда.

Чипа аж затрясло. Шерсть снова исчезла, а таинственный иероглиф, возможно таящий какое-то нехорошее слово, никуда не делся.

— Немедленно перейдите в соседний отсек! — заорал он так, что самолёт ощутимо завибрировал.

— Зачем? — начал было Рокки.

— НЕМЕДЛЕННО!

— Ну надо, так надо, — развели руками все и скрылись с глаз долой.

Последним ушёл Дейл, приглаживая привычный вихор, увеличивавшийся в размерах с каждой секундой.

Оставшись в одиночестве, Чип дал волю чувствам.

— Ну почему это случается именно со мной, — рыдал он, размазывая злые слёзы по лысой морде.

22.

Когда команда вернулась, самолёт подозрительно задрожал.

— Чип, мы идем на посадку, — пояснила Гайка. — Становится теплее.

— Не грусти, Чиппи, — Дейл протянул другу ту самую шубу.

— Только береги её от моли, дружище, — Рокфор похлопал командира по плечу.

В багажном отсеке замигали сигнальные огни. Далекое радио гнусавым голосом бортпроводницы пробормотало что-то насчёт привязных ремней и прочей посадочной атрибутики. Охотник торопливо закидывал в большой мешок массу ящичков, коробочек и свёртков. Самолёт ухнул вниз к Трансильванскому аэродрому и на несколько долгих минут спасатели почувствовали, что их желудки вот-вот выпрыгнут наружу.

Наконец самолет остановился. Спасатели выбрались из самолёта на лётное поле. Гаечка с любопытством огляделась по сторонам. Глаза охотника масляно заблестели. Крючковатые пальцы начали загибаться, пересчитывая грядущую добычу. Спасатели наоборот не проявили ни малейшего энтузиазма.

— Но, Чип, здесь не видно никаких приготовлений к празднику, — удивлённо заметила золотоволосая мышка, не обнаружив ни воздушных шаров, ни красочных плакатов, ни гостевых трибун.

— Тогда мы не будем здесь задерживаться! — радостно возвестил Чип. — Потому что второй по значимости парад произойдёт как раз в будущее воскресенье возле Нью-Йорка. Мы немедленно вылетаем обратно, я только забегу к другу и...

— К другу? — подозрительно спросил Дейл. — Я думал, что у тебя нет друзей, кроме меня, — но, увидев осуждающие взгляды окружающих, он мгновенно поправился. — Я хотел сказать, кроме нас.

— Не к другу, — успокоил всех Чип. — Так, к приятелю одному.

— К приятелю?! — осуждающие взгляды переместились на Чипа.

— К товарищу, — взмолился Чип, потирая лысый затылок.

— Чип, — глубокие глаза Гайки смотрели тревожно-зовуще. — Что это за товарищ, про которого ты никогда нам не рассказывал?

— Да не товарищ это вовсе, — смутился Чип. — Так, случайный знакомый.

— В таких местах случайные знакомства до добра не доводят, — проворчал Рокки, оглядывая окрестности, состоявшие из покосившихся лачуг и заброшенных замков.

В голове у Чипа вспыхнула яркая мысль:

— Да что говорить, — завопил он. — Пошли со мной, и вы всё увидите сами!!!

Вот с этим никто не стал спорить. Чип выбрал замок, стоящий на самом высоком холме, и уверенно зашагал к нему.

К замку они добрались без приключений. Ну, почти без приключений. Какие могут быть приключения в Трансильвании днем? Пару раз их останавливали блюстители местного порядка, принимавшие Чипа за голую крысу, но, рассмотрев виновника внимательно со всех сторон, неизменно отпускали. Тем более что ни у одного из членов команды клыки не наводили на нехорошие подозрения. В остальных случаях их выручал охотник. Без шерсти он удивительным образом напоминал любимую ящерицу графа Дракулы. А уж правительственной агитации по окрестностям понавешали в избытке. Только чьи-то шаловливые ручки протягивались к спасателям, дабы произвести таможенный досмотр содержимого их карманов, охотник злобно шипел, и наглые конечности отдёргивались. Никто не смел перечить любимой ящерице графа, и спасатели (даже Чип) начали проникаться к охотнику заслуженной симпатией. Дейл возобновил свою охоту за сувенирчиками взамен утраченной лошадиной челюсти, и Чипу пришлось изрядно попотеть, гоняясь за другом и отбирая у него очередную находку.

Итак, к вечеру команда и специально приглашённая звезда подобрались к воротам облюбованного Чипом замка. Командир вышагивал впереди, таща за руку Дейла:

— Дейл, если будешь себя хорошо вести, я разрешу тебе и в замке пособирать сувенирчики.

— Правда?!

— Правда, правда... — Чип глубоко вздохнул про себя. Правда состояла в том, чтобы выполнить поручение и как можно быстрее убраться отсюда. Однако, мрачные ворота, серой стеной нависшие над спасателями, были как будто против этого. И старые каменные стены, казалось, тоже возражали против мудрого решения. Не говоря уже о хозяине мрачного неприветливого замка...

— Только это, — хмуро предупредил охотник, — даже не думай, чтобы положить в карман хоть один скипетр.

Дейл угрюмо вздохнул, а Чип вздрогнул — чья-то рука тронула его за плечо.

— Мы пришли, Чип, что дальше? — спрашивала его Гайка.

— Наверное, постучать, — ответил Чип, окидывая взглядом ворота.

И верно, в левом нижнем углу он тут же обнаружил еще одну маленькую дверку, по росту как раз подходящую спасателям.

Чип постучал. Сначала ничего не происходило, и Чип в отчаянии решил, что замок необитаем, и графа Дракулу придётся искать в другом месте. Но вот кто-то зашевелился по ту сторону старой дубовой двери, покрытой потемневшими от времени разводами, и в щель просунулся нос. Нос, который спасатели узнали бы даже ночью с завязанными глазами. Нос принадлежал летучей мыши весьма внушительных габаритов.

— Кто? К кому? Зачем? — скрипучим голосом поинтересовалась мышь.

— С кем имеем честь разговаривать? — храбро начал Чип.

— Его величество, король тёмных сил, граф Дракула-Мышиный. Не путать с Дракулой человеком. Тот хотя и князь или там граф какой, не помню точно, но не побоюсь сказать, что моё величие значительно превышает славу этого жалкого недомерка.

Чип решил: затягивать историю больше не имеет смысла. Со словами «Вам просили передать» он решительно вдарил прямо в центр лысого лба. Он так надеялся, что таинственный символ немедленно загорится на лбу этого малосимпатичного существа. Чего, однако, не произошло. Странный иероглиф продолжал светиться на лбу Чипа. Все окинули Чипа странным взглядом, а хозяин замка прямо-таки наливался чёрной злобой. Казалось, над замком сгустились грозовые тучи, а земля ощутимо задрожала. И Чип подумал, что провалиться в разверзнувшуюся яму было бы не самым плохим выходом.

— Ещё чего! — Дракула-Мышиный прочёл мысли, явно выступившие на лице командира, — сначала ты мне ответишь за нанесённое оскорбление, а потом можешь проваливаться ко всем чертям!

Земля задрожала ещё явственнее, и Чип понял, что падать предстоит далеко. И конец у этого падения будет весьма далёким от приятного.

Проклиная себя за то, что ввязался в какую-то непонятную вражду между английскими и трансильванскими представителями отряда рукокрылых, Чип отчаянно завопил:

— Простите меня, Ваше Величество! Я ничего об этом не знал!!!

С долю секунды Чип раздумывал, не пасть ли на колени перед грозным повелителем, но сдержался. Все-таки он был командиром спасателей, а это звание было ничуть не хуже, чем титул Короля тёмных сил!

Граф, тем временем, оглядывал полысевшего охотника, и образ этот, видимо, навевал у него знакомые ассоциации. Графа ругать было легко. Граф был далеко, да, кроме того, все знали, что он глуховат на правое ухо. Однако повторить нелестные замечания в присутствии графского фаворита он уже не решался. Поэтому судьбоносное решение в отношении проштрафившегося командира не повлекло суровую и внушительную экзекуцию.

— То-то же! — скрипучим голосом произнёс мышиный граф, поглядывая на то, что он принимал за ящерицу, — в следующий раз всегда добавляй «Ваше величество», иначе, чёрт меня возьми, если в аду уже не забронировано тебе местечко!

— Не стойте на пороге, — продолжил он, подумав, что простуда графского любимца не скажется положительно на его политической карьере, — заходите внутрь. Для меня это большая честь. Позвольте помочь Вам.

Последние слова граф адресовал очаровательной мышке. Галантно раскланявшись, граф Дракула взял Гайку под руку и вошёл внутрь.

«Болван щетинистый!!!» — ругал предводителя вампиров Чип. Он был невероятно возмущён тем, что это сволочное существо бесцеремонно ухватилось за Гаечкину руку с первых минут знакомства. На памяти Чипа даже такой храбрый и славный бурундук, как он сам, не осмелился заигрывать с Гайкой подобным образом. Ему невыносимо хотелось пнуть колченогого урода изо всех сил, но что-то удерживало от такого опрометчивого поступка. Или накачанная фигура мрачного создания, завладевшего Гайкиным вниманием, или природная скромность. Сам бурундук склонялся ко второму варианту. Чип немедленно решил остановить творящуюся несправедливость. Он осторожно влез между Гайкой и щетинистым уродом, а потом задал наиглавнейший вопрос:

— Да, Ваше Величество, а когда с моего лба исчезнет этот странный иероглиф?

— В тот же миг, как в моих руках окажется Главный Вампирский Скипетр.

От досады и бессилия хоть в чём-то разобраться у Чипа немедленно опустились руки. Зато заблестели глазки охотника, да Дейл тут же просунулся вперед:

— Ух, ты! А можно мне его потрогать!

— Можно, — великодушно разрешил граф, — как только вы мне его найдёте.

— Когда и где он исчез? — деловито начал Чип, доставая записную книжку и огрызок карандаша.

— Когда не скажу, — почесал свободной лапой в затылке граф, — давно это было, лет 700 или 800 назад.

— 737 лет назад, а точнее 13 июля, — чуть слышно пробормотал охотник.

— А пропал он именно здесь... — продолжил хозяин.

С этими словами граф открыл маленькую дверку, и команда вступила в огромный Тронный Зал Графа Дракулы. Колонны, выстроившиеся двумя стройными рядами, уходили в немыслимую высоту, где упирались в огромные почерневшие от времени балки. В дальнем конце зала находился помост, на котором стоял трон, покрытый полиэтиленовым чехлом.

— Вот это мне нравится! — воскликнул Рокфор, несколькими громадными прыжками пересёк зал и два раза обежал вокруг трона.

— Граф очень бережно относится к своему ночному рабочему месту, — ласково заметило мышиное страшилище. — Но видели бы вы его гроб! Вот тогда вас охватило бы настоящее восхищение.

— Я хочу посмотреть! Я хочу посмотреть, — верещал Дейл. — А можно мне там немного полежать?!

— Сейчас он занят, малыш, — пояснил щетинистый. — Но если вы задержитесь здесь до заката солнца, я думаю, это можно будет устроить.

— Нет, нет, — категорично отрезал Чип. — Нам еще надо доставить английский скипетр. Поэтому я не собираюсь здесь задерживаться больше чем на полчаса.

— Разыскать за полчаса скипетр, который никто не мог обнаружить вот уже 800 лет, — и страшилище скептически осмотрело бурундучка. Его мохнатые пальцы всё так же сжимали Гайкино запястье, и Чип подумал, что полчаса — слишком долгое время.

— Все важные потерянные вещи обычно располагаются на самых видных местах, — пояснил Чип. — Шерлок Джонс объясняет это привычкой не обращать внимания на обыденные, само собой разумеющиеся вещи. Вот куда бы ты никогда не заглядывал в поисках?

— Куда? — озадачился монстрюга. — Куда? Ну, скажем, под гроб Дракулы.

— Вот и отправимся именно туда! — возвестил Чип и, увидев, что щетинистый и шагу не сделал, добавил. — Немедленно!

— Тогда нам туда! — страшилище крючковатым пальцем указал на винтовую лестницу, уходившую в тёмное отверстие в потолке.

— Туда?! — озадаченно переспросил Дейл, — я всегда считал, что граф Дракула живёт в склепе.

— Совершенно верно, — кивнул мышиный граф, — но вы когда-нибудь слышали, что граф может превращаться...

— Конечно-конечно! — возбужденно заверещал Дейл, — в летучего мыша, в облако тумана, в вервольфа, — затараторил он, загибая для верности пальцы.

— Дурачок, в вервольфа превращаются только оборотни, — стукнул его по голове Чип.

— А вот и нет, — заспорил Дейл, тотчас забыв и о графе, и о ждущем его впереди склепе.

— А вот и да!

— А вот и нет!

— Да!

— Нет!

— Погоди-ка, — Чип пришел в себя первым. Он заметил одну очень важную вещь, и назревающая драка не состоялась. Все было также как минуту назад. Всё те же колонны уходили в мрачную высоту, и трон стоял не шелохнувшись под своим шуршащим покрывалом. Но... ГАЕЧКИ С НИМИ БОЛЬШЕ НЕ БЫЛО!!!

23.

— Рокки, где Гаечка?!!! — завопил Чип, обернувшись.

Но могучего мыша тоже не оказалось на месте. Да и охотник исчез. Они с Дейлом стояли совершенно одни посреди огромного зала.

— Дейл, держись за меня! — строгим командирским голосом приказал Чип. Дейл тут же засунул руки в карманы Чиповой куртки. И парочка бурундуков, словно сцепка из паровоза и вагончика, бросилась к винтовой лестнице.

Гайка, Рокки и монстр уже отодвинули гроб, из которого слышалось покашливание и сдавленные стоны, будто кому-то прищемили ногу. В руках щетинистого сверкал скипетр. Охотник еле сдерживался, чтобы не отобрать скипетр в своё пользование.

— Отлично, — возликовал Чип. — Скипетр в твоих лапах! Скорее стирай с моего лба иероглиф!

— А чего ты обрадовался? — удивился щетинистый. — Скипетр нашёл не ты, а она, — крючковатый палец ткнул в сторону Гайки. — Когда иероглиф появится у неё, я немедленно его изничтожу.

— А может быть его можно изничтожить и на моём? — Чип постучал по своей голове.

— Только вместе с тобой, — предупредил мышиный вариант Дракулы.

— Видишь, опять из-за тебя одни проблемы, — зашипел Чип Дейлу.

— Заметь, проблемы возникают исключительно у тебя, — прошипел Дейл в ответ.

— Гаечка! — взмолился Чип. — Уступи мне свою очередь на уничтожение иероглифов!!!

— Пожалуйста, Чип, — улыбнулась Гайка.

— Эй, ты слышал! — завопил Чип, — она уступила мне свою очередь. Немедленно стирай этот иероглиф!

— Так не пойдёт, — ухмыльнулось чудище, показывая свои белоснежные клыки, которым, несомненно, позавидовал бы и сам настоящий граф, — когда у неё будет на лбу иероглиф, тогда она сможет уступить тебе очередь.

— Тогда поставь ей этот иероглиф, — закричал Чип, теряя голову.

И тут же пожалел об этом. Потому, что схлопотал подзатыльник. От Дейла.

— Ты чего? — Чип обернулся к Дейлу.

— Нам не нужна Гаечка с иероглифом на лбу, — зашипел на него приятель. — А ты вполне можешь носить повязку. И мы сможем играть в индейцев.

В отчаянии Чип хлопнул себя ладонью по лбу.

И таинственный иероглиф немедленно переместился к нему на руку. И у Чипа назрела потребность провести некий эксперимент.

— Дейл, — вкрадчиво осведомился Чип. — Мы ведь всё ещё друзья?

— Конечно!

— Тогда пожмём друг другу руки.

После дружеского рукопожатия странный иероглиф засверкал на руке у Дейла.

— Здорово! — ликовал Дейл. — Теперь я всегда буду освещать наш путь!

— Кстати, — повернулся Чип к щетинистому. — А что это был за иероглиф?

— Символ неудачника, — немедленно пояснил монстрюга. — На голову того, кто его носит, валятся все возможные неприятности, проклятия, обиды, досадные случайности, болезни и прочие опасные штучки. То же относится к его друзьям и родственникам.

— Тогда я не хочу его, — затряс рукой Дейл, надеясь, что иероглиф сорвётся на пыльный пол. — Заберите кто-нибудь его от меня.

— На меня не надейся, — оскалился щетинистый. — Я как раз мечтал найти дурака, который примет знак беды на себя. Ты как раз подходишь для этой роли.

Дейл чуть не плакал.

— Не волнуйся дружище, — пришёл на помощь Рокки. — Давай его мне. Поверь, старина Рокки справится с ним за милое дело.

И иероглиф перешёл на ладонь Рокфора.

— Раз уж вы взяли моё горе себе, то приглашаю вас пообедать, — расщедрился мышиный Дракула.

Никто не стал возражать. Все с жалостью смотрели на Рокфора, чей пиджак разъехался на спине, а сам Рокки поминутно поскальзывался и спотыкался на ровном месте.

Зато обед был вкусным. Прощание тоже получилось тёплым и трогательным.

— Заезжайте в случае чего, — приглашал монстрюга, заливаясь слезами. — Не поверите, но в моём замке вы — первые гости за полтора века.

— Славный у тебя замок, — приговаривал Рокки, дружелюбно похлопывая щетинистого по плечу. — Но засиделись мы что-то, а у нас дела.

— Да, да, — кивало чудище. — Выход в той стороне.

— Но, Рокки, — всполошилась Гайка, когда команда заскочила в люк самолёта. — Не боишься ли ты, что самолёт потерпит катастрофу? Вместе с нами!

— Не волнуйся, любовь моя, — Рокфор продемонстрировал совершенно пустую ладонь. — Неприятности нам больше не грозят.

— Но у кого остался иероглиф? — удивился Дейл.

— Догадайся сам, — хитро прищурился Рокки.

И все посмотрели сквозь незапертый люк на замок. Тот ветшал на глазах. Обваливались мосты и башни. С треском выпадывали рамы и двери. Металось испуганное воронье. Знаменитый граф Дракула, немного дымясь, тащил на спине гроб, примериваясь к замкам и выбирая себе очередное пристанище. Осиротевший щетинистый яростно махал кулаком. Знаменитый скипетр уже не торчал из-за его спины. А на плече синим червяком извивался злосчастный иероглиф.

— И как это у меня получилось, — развёл руками Рокки. — Вроде бы не хотел. Вот они — зловредные случайности.

Люк захлопнулся. Взревели двигатели. Самолёт набирал высоту.

— Куда теперь? — поинтересовался Дейл.

— В Англию! — сказал Чип. — Я всё равно верну скипетр королеве.

«И обрету новую шкуру», — подумал он и зябко поёжился. Искрящей изморозью холод просачивался в грузовой отсек.

24.

— Просыпайся, Чип, прилетели, — радостный голосок Дейла просачивался откуда-то крупными каплями, и Чип не сразу сообразил, что, всё, полёт закончился.

Однако ни руки не ноги больше не принадлежали храброму бурундучку. В отличие от прошлого путешествия Дейлу не пришло в голову устроить небольшую заварушку, и поэтому славный командир закоченел окончательно.

— Так, не пойдёт, — громогласный бас Рокфора был слышен отчетливее, но всё равно Чип не мог пошевелить ни рукой, ни ногой.

— Наш Чип совсем закоченел, — сделал вывод могучий мыш, обследовав бедного бурундука, — ну ничего, — успокоил он сам себя, — в Лондоне отогреется!

И команда поспешила к трапу. Последним шёл Рокки, таща за шиворот командира.

На улице ничего не было видно. Даже бурундучий нос канул в белую молочную пелену, окружившую спасателей.

— Что это, Гаечка, — Дейл на всякий случай потрогал свой нос, желая удостовериться, что он не пропал окончательно.

— Туман, — пояснил Чип, работая языком и стуча им по зубам. Процесс разогрева он решил начать с говорительной части, чтобы ни на минуту не упускать процесс командования.

— Здорово! — завопил Дейл и заскакал, то ныряя в белую пелену, то выныривая обратно.

— Так не пойдёт, — строго заметил Рокфор, одной рукой перехватывая запястья Дейла. — Нам грозит немедленно потеряться, если мы будем так беспечны. Где, кстати, Гайка? А вот она! Я вижу её маленькие пальчики.

Рокки осторожно взял своей ручищей изящные пальцы маленькой мышки.

— Кхм, — раздалось из тумана. — Не находишь ли ты, нахал, свои действия фамильярными? Такое я бы позволила разве что Кевину Костнеру! А ты на него никоим боком не походишь.

Резкий порыв ветра разогнал туман на более дальнюю площадь обзора. Глазам спасателей представилась четвёрка замызганных крыс, которую возглавляла симпатичная мышка с огромным количеством косметики и невероятно наглым выражением на морде. Позу её назвать скромной тоже было весьма затруднительно.

— Кто вы такие? И что вам надо на нашей территории?

— А вы кто такие? — недовольно буркнул Рокфор.

Тощий заморыш оценил габариты Рокки и, поняв, что разбираться с зарвавшимся мышом пошлют именно его, решил заблаговременно поделиться информацией.

— Слыхал про портовых крыс? — пропищал он, уважительно поглядывая на Рокфора.

— А то, — кивнул Рокки, — у меня среди них немало знакомых.

— Все они — лысые крабы, — выругалась предводительница. — Ползают по земле, да бегут с тонущих кораблей. То ли дело мы...

— ...Самолётные крысы!!! — хором закончила вся орава.

— Кого ты назвал лысым крабом, — начал было Рокфор, приготавливая себя к серьезной заварушке.

— Не надо Рокки, — Чип забежал вперед и, упёршись обеими лапами в корпус задиристого мыша, быстро затараторил, — у нас же задание. Разве ты забыл, что мы должны вернуть скипетр королеве.

— Ну, тогда сам разбирайся, — Рокфор отвернулся и принялся безуспешно вынюхивать сыр.

Чип оглядел хозяйку банды повнимательнее и его глазки заблестели.

— Не могла бы сиятельная леди немного помочь трём джентльменам... Вжик, перестань дёргать меня за шляпу!.. Так вот, насчёт трёх... Вжик, чтоб-б тебя! Ну совершенно распустился... Итак, три джентль... Вжик!!! Ну ладно, ладно... Четыре донельзя утомлённых путника заплутали в неприветливых лондонских закоулках. Только одна весьма привлекательная особа способна спасти их? Вы, милочка, наверняка догадались, о ком идёт речь?

И Чип по-гусарски подмигнул.

— Где? Где она? — недоумённо заозирались крысы. За недогадливость каждая тут же заработала дубинкой по голове. Хозяйка банды не любила долгих разговоров.

— За что? — протянул самый низкорослый крыс.

За глупый вопрос он получил дополнительный удар.

— Пройдём через диспетчеров, — улыбнулась предводительница. — Давайте, живо в эту щель!

— Но Гайка... — начал Дейл.

— Как хотите, — пожала плечами красотка.

— Мы идём! — взметнулся Чип, поспешно закрывая Дейлу рот. — А не соблаговолит ли прекрасная леди поведать страждущему о том, замужем ли она?

— Пока ещё нет. Но замечу, что меня никогда не привлекали лысые щенки, — презрительно скривила губы красавица.

— Я подарю вам колли! — возрадовался Чип, — если вы согласитесь принять его в качестве свадебного подарка!

Компания, меж тем, топала по комнате, заполненной телевизионными экранами.

— Ух, ты! — восхитился Дейл. — Весь склад как на ладони.

— А ты думал, — довольно улыбнулся низкорослый. — С пропитанием у самолётных крыс проблем не бывает.

— Ой, а это телевизор?!

— А то! Мы ведь и футбол иногда любим посмотреть. Особенно «Манчестер Юнайтед».

Картинка на экране, где мрачного вида субъект вылезал из разбитого окна с огромным мешком, сменилась очаровательной дикторшей.

— Мы прерываем сериал для важного правительственного сообщения, — мило сказала она.

Позабыв про близкую синицу, Чип заулыбался журавлю в небе. Предводительница нахмурилась. Елейные речи она готова была выслушивать даже от лысых щенков. Но дикторша исчезла. Зато телевизор показывал тронный зал, где в торжественной обстановке в руки королеве передавала сверкающий скипетр...

— Гайка, — воскликнули хором спасатели. И даже несколько крыс, которые тайно организовали секретный клуб поклонников золотоволосой мышки.

— Это... как? — остолбенел Чип.

— Всё из-за тебя, — стукнул его по затылку Дейл, — сейчас мы тоже могли быть там.

— Спасибо, Гаечка! — похвалила её королева. — Теперь именно спасатели будут привлекаться для дел, которые предстоит распутать в коридорах королевского дворца.

— Но как же Шерлок Джонс?! — возмутился Чип. — Раньше право на эти расследования принадлежало только ему!!!

— Вечно ты недоволен, — пробурчал Дейл, но тут же расцвёл. — Ой, Гаечка вернулась.

— Кто ты такая? — гневно заслонила дорогу золотоволосой мышке предводительница банды. А Чип погрузился в тяжкие раздумья. Сейчас обе кандидатуры казались ему достойными. И он никак не мог принять окончательное решение.

В отсутствие активных действий со спасательской стороны в дело вступили самолётные крысы. Рьяные поклонники мягко заткнули рот своей предводительнице. Гаечка робко улыбнулась. И эта улыбка расцветила всё вокруг радужными тонами. Она же и привлекла на свою сторону последних колеблющихся. Чип мужественно повернулся спиной к банде, уволакивающей к крысиному лазу свою предводительницу, и обратил благосклонный взор на свою избранницу. Свершилось чудо. Он чувствовал, как новая, мягкая, шелковистая шёрстка выбирается наружу, как молодая трава, почуявшая тепло весеннего солнца. Полоски уже чернели на привычных местах. И Чип понял, что на переднем месте никогда не будет сидеть никто. Кроме Гаечки и его скромной персоны.

25.

Толпы плавно перетекали по аэропорту Хитроу. Кто летел в Нью-Йорк, а кто в Женеву или даже в далекую Австралию. Кто-то коротал время, отгородившись от мира газетой, а кто-то рьяно нажимал на рычаги «одноруких бандитов», ежесекундно увеличивая налогооблагаемую базу Соединённого Королевства. Группа краснощёких немцев радостно осваивала габаритный пивной бочонок. Смуглый индиец отрешённо смотрел на облака. Душа его, дабы не тратить времени на тоскливое ожидание, путешествовала по другим планетам. Суровые пограничники внимательно изучали паспорта. Справа от них, через дверь для особо важных персон шествовала многочисленная национальная сборная по игре в гольф. Где-то среди мускулистых парней затерялся и охотник за скипетрами. Он был одет в командную униформу и улыбался заученной телевизионной улыбкой. Вот только из спортивной сумки топорщились не рукоятки клюшек, а стройные конструкции из благородных металлов, изукрашенные драгоценностями. Среди прочих скромно являл себя миру и Главный Вампирский Скипетр. Но спасатели, уютно устроившиеся в одном кресле на всю команду, уже не видели своего спутника по минувшим приключениям. В данный момент их больше интересовала не глыба золота вперемешку с рубинами и королевскими интригами, а Гаечка и всё связанное с ней.

— Как тебе удалось найти скипетр, — Дейл продолжал неукротимо радоваться возвращению золотоволосой красавицы.

— Благодаря правилу, что важные вещи находятся в самых неожиданных местах. Я подумала, что надо проверить в ванной комнате. И сразу его увидела! Он был в стаканчике для зубных щёток, — восторженно объясняла Гайка. — Оказывается, в ванную комнату королевы положено входить только королеве и уборщице. Королева всегда глядела в зеркало и никогда — на стаканчик, откуда доставала зубную щётку. В конце концов, даже Дейл может достать зубную щётку из стаканчика, не глядя.

— Не только щётку... — запротестовал Дейл.

— Заткнись, — стукнул его Чип по макушке и продолжил медовым голосочком. — А как же уборщица, Гаечка?

— Уборщица, конечно, видела скипетр. Но никогда не удивлялась. В конце концов, думала она, кто я такая, чтобы указывать королеве? Если скипетр стоит в стаканчике для зубных щёток, значит, так положено. А, как известно, уборщицы и королевы редко разговаривают друг с другом.

— Ну, — вздохнул Рокки, — домой!

— Ага! — кивнул Дейл. — Мне кажется, что мы изъездили Англию вдоль и поперёк. И не по одному разу.

— Остаётся надеяться, что следующий вызов придёт очень нескоро, — добавил Чип.

— И что это будут не тапочки принца и не королевский ночной колпак, — подытожил Рокки, глаза которого уже искали на электронном табло время отправления рейса на Нью-Йорк.

5.04.1999 – 21.11.2000