Alex & IVM

Вампирские страсти

Чиполюбам и Дейлоненавистникам читать не рекомендуется

За окном нудной серой пеленой шумел дождь... Какое бессчётное количество историй начиналось с этой фразы. Дождь очень удобен. Не нужно рыскать по городу под немилосердно палящим солнцем или продираться сквозь ледяную колючую метель в поисках своих героев. В такой день они все сидят дома. Пьют сладкий чай с малиновым вареньем и слушают очередную бесконечную историю под сонное бормотание мух под потолком. Ведь нет ничего спокойнее долгой истории, рассказываемой под нудное шуршание дождя на улице.

Так было и в этот день. Город укрылся сверху серым грязным покрывалом, из которого как из дырявой бездонной бочки сыпались капли. Капли сливались в небольшие струйки и с тихим шелестом падали на серые мокрые дома, собираясь в многочисленные ручейки, бежали по пустынным тротуарам... Несомненно, в такой день наши герои тоже сидели дома. Ведь кому охота мокнуть под противным серым дождем. А если ты — маленький бурундучок, то это вдвойне неприятно.

Но всему на свете приходит конец. И этому дождю тоже. Иначе как бы мы начали нашу историю...

...Последние капли покинули свое серое неприветливое жилище, которое медленно таяло, открывая бездонную синь неба. Пролетев положенное расстояние, они заскользили по мокрой листве раскидистого дуба. Дзынь! Одна из капелек звонко разбилась о розовый носик, высунувшийся из окна, прорубленного прямо в стволе старого дуба.

Носик забавно сморщился и немедленно исчез.

— Бинки! Ты простудишься, — послышался звонкий беличий голос.

— Нет, мама, дождь уже кончился, смотри, — раздался в ответ детский голосок, и в проёме немедленно появилась маленькая ладошка.

— Смотри! Смотри! Ни одной капельки! — Бинк от радости подпрыгивала на подоконнике.

Словно в подтверждение этих слов яркий солнечный луч ворвался в комнату, по пути разукрасив шёрстку Бинк всеми оттенками рыжего солнечного цвета.

— Мама, солнышко выглянуло. Можно мне пойти погулять? — энергия Бинк била через край.

— Нет, — белка покачала головой, отрываясь от свитера Тамми, который она вязала вот уже второй день, пока шёл дождь, — на улице ещё слишком сыро.

— Ну, пожалуйста, совсем немножко, — Бинк не могла утихомириться. А вы сами попробуйте провести целых два дня в комнате, когда бегать и прыгать нельзя и остаётся только сидеть на подоконнике и смотреть на эти противные серые капли, сыплющиеся с неба.

— Нет, — белка заговорщицки подмигнула бельчатам, — Зато мы пойдем в кино!

— Здорово! — оживилась Тамми, предчувствуя хорошее развлечение на сегодня.

— Мам... — кисло протянула Бинк, — там те-е-е-е-мно!

— Тихо! — белка решительно отложила свитер в сторону, — я, кажется, знаю, кто нам поможет. Тамми, отведи Бинки к спасателям. За ними, помнится, остался небольшой должок. И возвращайся... А я тем временем приведу себя в порядок, — и белка, напевая себе что-то под нос, забралась в огромный стенной шкаф в поисках подходящего выходного платья...

...На взлетной площадке у дома спасателей творились дела поинтереснее. Да, если бы вы случайно оказались там и уж совершенно случайно, подкравшись на цыпочках, заглянули через плечо маленького бурундучка, удобно устроившегося в кресле, то наверняка застали бы его за крайне необычным занятием. Дейла нетрудно было узнать и сзади по его роскошному коричневому чубчику, сейчас чрезвычайно взъерошенному. Так вот, заглянув через плечо, мы обнаружили бы на коленях у Дейла обычную книгу. Нет, не красочный комикс и не те маленькие книжонки с картинками, обычно продающиеся на углу сорок первой авеню, а вполне объёмистый том в яркой суперобложке, на которой был изображён...

Нет, впрочем, увидеть этого нам бы не удалось, так как книга была раскрыта, и Дейл увлёченно водил по ней пальцем, бормоча под нос прочитанные строчки...

...На уровне взлётной площадки показались две беличьи головки. Бинк и Тамми, вытянув шеи, с любопытством осматривали открывшуюся перед ними панораму. Но кроме одиноко замершего спасательного самолета и Дейла, сидящего к ним спиной около входа в штаб, никого больше обнаружить им не удалось. Тамми, перепрыгнув через перила, втащила за собой сестричку...

...По заснеженной лесной тропинке бежала маленькая девочка. Сердечко отчаянно колотилось у неё в груди, норовя выскочить наружу. Одну руку девочка прижала к сердцу, словно хотела задержать его сумасшедший полёт. Страх, смешанный с отчаянием, подгонял её вперед. Сзади, нарастающими волнами, всё ближе и ближе доносился жуткий вой, от которого кровь стыла в жилах. Девочка на бегу оглянулась. Среди чёрных стволов, пересекавших уродливыми тенями голубоватый наст, мелькнули два горящих глаза. Вой раздался совсем рядом. Послышалось тяжёлое сопение, справа и слева мелькнули ещё две тени. Девочка закричала...

— Дееейл! — раздался звонкий голосок прямо над ухом бурундука. От неожиданности Дейл подскочил в кресле на добрую полудюжину футов. Зависнув в воздухе на пару секунд на манер летучей белки, он отчаянно замахал лапами. Гаечка, случайно выглянувшая в окно мастерской, обнаружила прямо перед собой новую породу летающих бурундуков.

Новая порода усиленно трудилась всеми четырьмя лапками, стараясь удержаться в воздухе, и неожиданно ткнулась холодным влажным носом в Гайкину щеку. А ещё через мгновение кресло с ворчанием приняло на себя увесистого бурундучка. Сверху, повинуясь закону земного притяжения, вернулась и книга, оставив на память Дейлу здоровую шишку и рой разноцветных звёздочек.

— О! Супербурундук! — восхищённо воскликнула Бинк и поспешила забраться Дейлу на колени.

— Привет, Бинк, Тамми! — Дейл усиленно тёр лапой честно заработанную шишку.

— Дейл, а ты меня научишь так же? — Бинк уже требовательно теребила бурундука за край его разноцветной рубашки.

— Конечно, Бинк, вот только немного потренируюсь над приземлением.

— Дейл, ты не посидишь сегодня вечером с Бинки? — Тамми решила как можно скорее закончить с поручением, — Мы с мамой собрались в кино, а... — белочка замерла на полуслове. И было отчего. В окошке штаба показался знакомый профиль.

Сколько раз она видела его во сне в сияющем ореоле, как тогда, во время первой встречи... И сейчас он казался таким же нереальным и далеким. Вот он растворился в темноте штаба... Вот снова четко вырисовался в свете, льющемся в оконный проём.

— Ай! — белочка вышла из оцепенения. Одна Очень Сердитая Капелька, сорвавшись со своего зелёного трона, ледяной струйкой скользнула ей за шиворот.

Тамми оглянулась, но Дейла и Бинк уже не было на взлётной площадке. Тогда, вспомнив о данном обещании, она перемахнула перила и быстро скрылась среди зелёной листвы.

«Зачем мне какое-то кино, — подумала она. — Лучше я вернусь сюда. Скоро-скоро. Надо только предупредить маму».

— Ну, Гаечка, пожалуйста!

— Нет, Чип, сегодня я должна закончить дождевой насос.

— Но, дождь уже закончился, — бурундук придвинулся поближе и взял руку Гайки в свои ладони, — пожалуйста, — повторил он с надеждой.

«Пожалуйста, Гаечка! — мысленно взмолился бурундучок. — Ведь там будет Тамми!»

— Господи! — Гайка бросила через плечо Чипа быстрый взгляд в окошко, однако дождя за окном не оказалось, как, впрочем, и летающих бурундуков, — Ты прав.

— Тогда я возьму самолёт спасателей, — бурундучок гордо зашагал к выходу. Его голову переполняли радужные планы...

— ...Не забудь об ужине, и уложи Бинк спать, — сквозь шум мотора мышка давала последние наставления Дейлу.

— Хорошо, Гаечка, не забуду, — прокричал в ответ Дейл, — Супербурундуки никогда не забывают своих обещаний, ведь так, Бинк?

— Да-да-да! — отозвалась белочка, глядя на Дейла влюбленными глазами.

Самолёт плавно поднимался в воздух, мимо больших веток дуба. Неожиданно в листве обнаружилась беличья голова и «опа!», Тамми спрыгнула сверху на взлётную площадку.

— Тамми, что ты здесь делаешь? — искренне удивился Дейл, — ведь ты сказала...

— А мы Чипа с Гайкой в кино провожаем! — затараторила Бинк, перебивая бурундука, и вся тянулась вверх, указывая на самолёт спасателей, мелькавший среди веток.

— Как?! Чиппи... — прошептала Тамми, на глаза навернулись слезы. Сквозь них маленький самолет совсем расплывался, превращаясь в неясное красное пятнышко.

— Да, ведь сегодня очередь Чипа идти в кино с Гаечкой. Но если бы он знал, что ты придёшь, то обязательно бы остался, — Дейл не заметил испорченного настроения Тамми.

— Ты так думаешь?

— Конечно, разве супербурундуки когда-нибудь ошибаются?

— Ну, вот например, во вчерашней серии...

— А у нас вчера телевизор не работал, — вздохнул бурундучок. — Гайка сожгла пробки. Ну и ладно, — продолжил он более весёлым голосом, глядя на опустевшую взлётную площадку. — Эй, Бинки, Тамми, ну-ка сюда. Как вы думаете, где спят командиры? На первом ярусе или на втором?

Бинки, наморщив носик, погрузилась в размышления. Тамми оказалась подогадливей.

— Чип говорил, что спит внизу. Значит, командиры спят на первом ярусе, я правильно угадала?

— Верно, — поразился Дейл. — Как это тебе удалось? Тогда вопрос посложнее. А на каком ярусе спят супербурундуки?

— Даже не знаю... — протянула Тамми.

— Ну, Тамми. Нельзя же так сразу сдаваться. Подумай хорошенько. Если на первом ярусе спят командиры, то что остаётся супербурундукам?

— Я же сказала — НЕ ЗНАЮ! И вообще, причём тут кровати?

— Позвольте представить вам новый увлекательнейший аттракцион — изобретение СуперДейла. Сейчас мы с вами научимся разбирать настоящую двухъярусную кровать. Но так, чтобы второй ярус оставался в целости и сохранности. Мы же не хотим отобрать у супербурундуков их последнее пристанище?

— Ой, это же кровать Чипа! Зачем же её разбирать?

— Ну, Тамми, как ты не понимаешь?! Ты только представь тот день, когда Чип переедет жить к тебе. Я почти уверен в этом. А мы с Гаечкой...

Бинки подпрыгнула и приземлилась на руках Дейла.

— Дейл, а мне можно остаться у тебя? — с надеждой спросила она, заглядывая ему в глаза.

— Э-э-э... Наверное, — неопределенно протянул Дейл, весьма польщённый двойным вниманием к своей персоне.

— Спасибо, спасибо, спасибо! — заверещала Бинки и перепрыгнула на кровать Чипа, где сообразительная Тамми уже успела отвинтить пару болтов безо всяких отвёрток и плоскогубцев.

И тут раздался таинственный стук в окно.

Моментально наступила зловещая тишина. Все замерли. Только болт, выпавший из внезапно дрогнувших лапок Тамми, звеня и подпрыгивая, покатился по комнате. Весьма перепуганная троица перевела взгляд на окно. За стеклом в вечерних сумерках угадывался силуэт Фоксглав, подозрительно поглядывающей на маленьких белочек.

— Что там, Дейл? — испугалась Бинки. — Тамми, я боюсь.

— Я сейчас посмотрю, — нерешительно пообещала Тамми.

— Нет, нет, — Дейл уверенно отстранил её с дороги. — Это работёнка для нас, для супербурундуков.

Оставив жавшихся к кровати белочек в зловещих сумерках, Дейл в три шага подскочил к окну и прижал к нему своё любопытное ухо, чтобы расслышать приветствия подруги.

— О, у вас тут что-то интересное... Можно и я поучаствую? — плотное стекло приглушало её мелодичный голосок, но слова разбирались отчётливо.

Прибытие давней знакомой не входило в планы Дейла на этот вечер. Пожалуй, кровать с бельчатами разбирать было поинтереснее, чем до глубокой ночи слушать её вздохи и треск крыльев, к которому он никак не мог привыкнуть.

— Не сегодня, Фокси, — сказал Дейл и демонстративно повернулся спиной к окну.

Фоксглав пристально оглядела гордый силуэт Тамми и как-то он ей сразу не понравился.

— Не сегодня, — по-хозяйски повторил Дейл и направился в глубь комнаты.

— Де-ейл? Ты так думаешь? — ласково произнесла Фокси, доставая огромные вампирские клыки и засовывая их себе в рот.

Спиной Дейл чувствовал, что на его бедную голову опять надвигаются не слишком хорошие приключения. Поэтому, чтобы не утратить душевного равновесия, он твердо решил не оборачиваться.

Фоксглаф, окинув опытным взглядом плацдарм действий, клыками, словно консервным ножом, вскрыла оконную раму и проникла внутрь.

— Привет, Фокси! — Тамми, оставив в покое кровать, только сейчас рассмотрела, что беспокоиться в общем-то незачем.

— Привет, Тамми! — широко улыбнулась Фокси, демонстрируя громадные размеры своих острых конечностей.

— Так я и знала, на уме одни ужасы, — раздражённо заметила Тамми, и Дейлу тут же досталось по затылку. — Это все ты. Дурные примеры заразительны.

— А что я сделал?! — возмутился Дейл, потирая затылок, обернулся к новой гостье и присмотрелся к ней попристальнее.

— Помогите! — раздалось из-под дивана, размещённого в комнате на случай нежданных гостей, и на обозрении девушек от всего бурундука остался только трясущийся хвостик, выписывающий пируэты неведомого танца.

— Но, Дейл! — удивилась Фокси, чуть не выронив клыки. — Ты же сам говорил, что твои самые любимые герои — вампиры.

Хвостик тут же исчез, и на его месте тут же объявилась любопытная мордочка с поджатыми ушами и плотно зажмуренными глазами.

— Дейл, — одновременно позвали робкого бурундучка три красавицы.

Дейл повращал головой, как локатором, настроился на волну Фокси, вытянув шмыгающий нос в направлении её голоса, и осторожно приоткрыл правый глаз.

Беглый осмотр комнаты показал, что ничего страшного не произошло, злобные монстры пока не растерзали Тамми и Бинки, и те выглядят абсолютно нормально. Фокси захлопнула рот. Никаких вам страшных клыков и капающей крови. Удовлетворившись и поверив в собственную безопасность, Дейл распахнул и второй глаз.

— Вылезай, — настаивала Тамми, — у нас полкровати ещё не разобрано. Обещал, обещал, а сам...

Но Дейл уже потерял интерес к разборке кровати. В голове мелькнула восхитительная мыслишка. Конечно, он планировал осуществить свою уморительную задумку на Новый Год, но почему бы не порепетировать прямо сейчас. Тем более, если спасатели будут встречать Рождество в Таиланде, присутствие на празднике Фокси, Тамми и Бинки отпадает само собой. И они теряют свой шанс узнать, кто же среди спасателей самый умный и весёлый.

— Дейл, все тебя ждут, — гордо вздёрнула носик Тамми, удивляясь, как много она отводит внимания бурундуку, имя которого вовсе не Чип.

Окончательно убедившись, что далее медлить бессмысленно и даже вредно, Дейл вытащил из дальнего угла свои собственные, заранее припасенные клыки в надежде как следует напугать собравшихся...

...Для собравшихся всё выглядело иначе. Только что на них поглядывал Дейл, хитро поблёскивая глазками, как вдруг нечто неведомое мгновенно утянуло его под диван. После минутной возни вместо старого знакомца наружу выбралось странное, весьма подозрительное существо.

На голове его громоздились пыльно-серые лохмы. Тёмная хламида топорщилась складками и ворсистым воротом. Клочковатая растительность окутывала ужасную морду. А из разверзнувшейся пасти торчали два громаднейших клыка, по сравнению с которыми острые зубки Фокси казались клыками скромной маленькой вампирочки.

— Это... — тревожно начала Бинки.

— ...Вампир!!! — пронзительно закончила за неё Тамми.

Вопли и топот четырёх ног ознаменовал скорейшее отбытие маленьких белочек за пределы видимости монстра, явившегося из сумеречной зоны. И только Фокси, обладавшая ночным зрением, разглядела в страшилище знакомые черты.

— Дейл, — сурово сказала она, уперев руки в бока. — Конечно, это не моё дело, но пыль под диваном надо бы вытирать почаще.

Существо скрежетнуло зубами и ничего не сказало.

— Пошутил и хватит, — Фокси смело ухватилась за клыки и начала их отвинчивать.

Существо издало вопль призрака, потревоженного после столетнего сна. Морда его крутанулась вслед за лапками Фокси. Клыки не желали откручиваться. На ощупь они казались совершенно настоящими.

— Де-ейл, — умильно улыбнулась Фокси, на всякий случай отодвигаясь подальше, — какие у тебя прекрасные вставные клыки...

— Правда? — обрадовалось страшилище голосом Дейла. — А здорово они испугались!

Узловатый палец, обмотанный сгустками пыльных водорослей, указал на дверь, за которой скрылись белочки.

Фокси подозрительно оглядела чудовище с ног до головы и попыталась заглянуть под диван, но это у неё не получилось. Тогда она отступила ещё на два шага и упёрлась в стену.

— Дейл, — пролепетала испуганная летучая мышка. — Вытащи их. ПОЖАЛУЙСТА!

— Нет проблем, Фокси, — лапы страшилища погрузились в пасть по самые локти. Когтистые пальцы обхватили клыки и попытались то ли вытащить их, то ли повращать. Клыки стояли, как влитые.

«Оно притворяется, — сердечко у Фокси выдавало сто двадцать ударов в минуту. — Оно хочет, чтобы я ему поверила. И тогда оно сожрёт меня, как сожрало Дейла».

Фокси не могла объяснить, что мешало чудищу проглотить её, пока она не поверила. Она просто знала это и всё. И вовсе не собиралась верить медоречивым словам.

Страшилище тряхнуло головой и сделало шаг в сторону, будто клыки перевесили, и оно не смогло удержать равновесие. Но Фокси догадалась, что этот манёвр неспроста. На самом деле монстр только что перегородил единственный путь к отступлению, притворяясь, что ничего особенного не случилось.

— Д-дейл?.. — едва вымолвила Фокси. Она уже почти потеряла контроль над собой.

— С-сейчас... я от них... э-э-э... избавлюсь, — пообещало чудище и жутко щелкнуло челюстями. Голос стал хриплым и теперь ничуть не походил на славный голосок её друга.

Чудище догадалось, что Фокси его раскрыла, и замолкло, неуклонно приближаясь.

— Дейл! Скажи «да» и я поверю, что ты не стал НАСТОЯЩИМ вампиром. Скажи хоть что-нибудь, и я успокоюсь!!!

Фокси казалось, что она стала плоской и начала растекаться по стене...

...Больше всего Дейлу хотелось вернуть беглянок и успокоить Фокси, но клыки не давали ему даже закрыть рот. Комнату окутало нехорошее молчание.

И тут в голове у Дейла родилась блестящая мыслишка. Ведь есть же понятный всем язык жестов. Стоит только захотеть... И он мотнул головой, пытаясь показать свою непричастность к темным силам. Клыки зловеще скрежетнули, напугав Фокси еще больше.

— Дейл, не надо! — Фокси попятилась к двери вдоль стеночки, используя малейшую возможность ускользнуть обходными путями.

Сам Дейл не видел ни малейшего повода для беспокойства, но на всякий случай ещё раз засунул руку в рот и подергал за клыки, пытаясь выдернуть их наружу. Внезапно пальцы его сорвались и клыки, сомкнувшись, пронзили мягкую плоть.

— А-а-а! — заорал Дейл, тряся окровавленным пальцем и всем своим видом показывая, на какие жертвы ему приходится идти, чтобы Фокси было хорошо.

Но Фокси почему-то вовсе не было хорошо. Дейл всё ещё не понимал, чего тут можно бояться такое продолжительное время. Затея ему надоела, он решительно подскочил к мышке и положил ей на плечо свою дружественную лапу. На пальце второй набухала громаднющая бордовая капля. Фокси замутило. Не выдержав вида крови, она хлопнулась в обморок...

...Могучая лапа просунулась в щель между дверью и косяком, пальцы нащупали выключатель, и комната озарилась светом шестёрки ярких ламп, напрочь поглотивших сияние маленького ночника, скромно освещавшего комнату до этой секунды. Сразу стало ясно, что по комнате разгуливало вовсе не чудище, а Дейл, время от времени слизывающий с пальца всё новые капли. Фокси поднялась и неуверенно прислонилась к стене, стараясь не смотреть на явление миру нового кровяного шарика.

— Чтобы вампир боялся крови, — удивился Рокки, заходя в комнату, — хотя в окрестностях Мельбурна водилось такое вампирское племя. Долго оно, сами понимаете, не протянуло.

Вжик в полном согласии закивал своей умной головой.

— Рокки, не надо историй! — Гайка осторожно выглянула из-за его спины, — лучше скажи, что делать с Дейлом!

Но посоветовать Рокфор ничего не успел, т.к. в дверях появился Чип, к которому жались две испуганные белочки.

— Что здесь... — сердитым тоном начал он, но тут же осекся, увидев жуткий разгром в комнате и Дейла с пальцем во рту, откуда выпирали огромные клыки.

— Опять ты за свои выходки!!! — прикрикнул он. — Ты хоть понимаешь, что натворил?

Дейл силился сказать хоть слово, но у него ничего не получалось из-за заевших клыков.

— Молчишь? — спросил Чип и тут же решительно кивнул. — Значит, понимаешь! Немедленно вытаскивай изо рта эту дрянь!

И он резко дёрнул за железяки. Те не поддались. Чип удивлённо посмотрел на свои руки и повторил попытку. Никаких результатов. Чип крякнул, как бурлак, собирающийся в одиночку продвинуть баржу метров на пятьдесят, и ухватился за клыки по-настоящему. Глаза Дейла налились страдальческими слезами, но он так и не смог издать ни одного протестующего звука. Поплевав на лапы для успеха, Чип наклонился и полез вглубь пасти подобно метростроевцу при прокладке туннеля. Где-то на пятой секунде граница терпения была с успехом преодолена. Дейл завопил от боли и, как заяц-барабанщик, застучал Чипа по голове, стараясь попасть по ушам. Чип вытащил лапы, заменив внутреннее воздействие наружным. Тем самым уникальная операция превратилась в обычную драку. Гайка вопросительно посмотрела на Рокки.

— Ничего, ничего, — добродушно сказал он. — Дадим ребятам минуту-другую порезвиться.

— Ах, — восторженно вздохнула Тамми, складывая руки у правой щеки и наклоняя голову. — Мой Чиппи такой храбрый!

— Чип, Дейл, — строгим голосом сказала Гайка, — уже хватит.

Внезапно из меховой кучи, представляющей из себя сцепившихся Чипа и Дейла раздался пронзительный вопль, на порядок перекрывший обычное пыхтенье. И мебель, и спасатели подскочили до потолка и вернулись обратно вместе с люстрой и оглушительным грохотом. Из щелей посыпались древесные жуки, поспешно толкая к выходу тюки и чемоданы и грозя возмутителю спокойствия увесистыми кулаками. Фокси окончательно пришла в себя и недоуменно заозиралась, разглядывая кучу народа, появление которого она каким-то образом пропустила.

— Он меня укусил! — вопил Чип, потрясая окровавленным пальцем.

— А не надо было лягаться, — мрачно заметил Дейл, обретя способность говорить. — Кстати, моя больше.

Чип посмотрел на свою каплю, мысленно сравнил и не стал спорить.

Из стены злобно торчали железные клыки, намертво впившиеся в дубовую древесину.

Слизнув очередную каплю, Дейл подергал их на всякий случай, но вытащить не смог.

— Ну вот, — недовольно заметил он, обращаясь к Чипу, — посмотри, что ты наделал! Как я буду теперь без клыков? Новый Год не за горами.

— Дейл, — успокоившаяся Фокси мягко тронула Дейла за рукав, — Я тебя научу, как вырастить настоящие клыки.

— Правда?! — восхитился Дейл. — Вот здорово! Только не такие большие, а то сама видишь, у Чипа начались проблемы.

Фокси согласно кивнула.

— Постой, Фокси, — вмешалась Гайка. — Если у Дейла вырастут клыки, не значит ли это, что он станет настоящим вампиром.

— Вовсе нет, — замотала головой Фокси. — Я воспользуюсь средством моей покойной бабушки. Мне в наследство досталось много удивительных штуковин.

Мышка вытащила маленький мешочек и высыпала на пол груду мелких непонятных вещичек. Там оказались рогатые обломки бурых веток с тёмными прожилками, кристаллы горного хрусталя, шёлковые тряпочки, зелёный и фиолетовый «Кошачьи глазки», которые сжимала когтистыми пальцами оловянная ладонь, коллекция сухих листьев и трав, комочки земли, разноцветные камешки, кусочек радуги, поразивший всех, крохотная дудочка и огромное, непонятно как умещавшееся в таком мешочке трёхглазое перо павлина.

— Вот оно, — обрадовалась Фокси и вытащила из-под кожаного браслета бутылочку из тёмного стекла. В бутылочке что-то ощутимо булькнуло, и Дейл сглотнул, предвкушая начало чего-то сверхъестественного.

— Две капли размешать в чае или кофе, — пояснила Фокси, читая старинный манускрипт, также вытащенный из складок крыльев. — По одной на каждый клык. Действует в течение суток. При необходимости операцию повторить.

— Но я не пью чай или кофе, — заметил Дейл. — Давай, добавим её в Колу!

— Хм, — задумалась Фокси. — Про Колу в рецепте ничего не сказано.

— А кто нам мешает попробовать? — предложил Рокки, в глазах которого загорелся огонёк исследователя.

Гайка ласково погладила семицветье радуги, расплескавшееся по комнате и теперь освещавшее тёмные уголки. Фокси на всякий случай заглянула под диван и успокоилась, не обнаружив ничего подозрительного. Проследив за взглядом Фокси, через секунду туда же уставилась Тамми. Она не искала крупномасштабных предметов, поэтому разглядела крохотный шарик, прижавшийся к ножке дивана. Пальчики немедленно ухватили странный предмет. На ладони Тамми лежала горошинка, отливавшая небесной лазурью. Она так походила на конфету из кондитерской лавки, что не попробовать её казалось совершенно невозможным. Тамми ещё не успела обдумать всё как следует, а горошинка уже оказалась во рту. Там она внезапно стала рыхлой и рассыпалась. Секунду спустя Тамми проглотила сладкую слюну, вобравшую в себя остатки удивительной конфеты...

...Дейл слизнул с пальца очередную каплю и пристально смотрел, как на свободу проклёвывается следующая. Гайка не могла сидеть сложа руки, пока кто-то из её друзей истекал кровью.

— Дейл, давай я перевяжу тебя, — решительно сказала она, вытаскивая моток бинта.

— Нет! — рассерженно завопил Чип, отталкивая Дейла. — Сначала меня.

— В алфавитном порядке! — сказал Дейл, привычно оттаскивая его за уши.

— В алфавитном порядке, да будет известно тебе, глупыш, первая буковка моего имени стоит как раз перед твоей, — Чип распалился и напоминал теперь паровой котёл, готовый вот-вот взорваться.

— А ты не забывай, — ухмыльнулся Дейл, — что сейчас наши имена звучат на русском, а там первая буква твоего имени в самом конце алфавита. Так что давай в конец очереди.

— Какой ещё очереди? — строго спросил Чип, пронзив друга своим проницательным взглядом. — Пора оставить свои детские выдумки.

— Не вижу здесь никаких выдумок, — фыркнул Дейл. — Тем более, детских.

Чип прислушался. За его спиной нарастал гул. Такое слышишь только когда с гор сходит лавина. Или когда победный гол забивает команда, готовившаяся проиграть сопернику по всем статьям.

— А что ты видишь? — осторожно спросил бурундучок, на всяких случай плотнее застегнув свою куртку.

— Да ты сам посмотри, — радушно предложил ему Дейл.

Чип обернулся и со страхом уставился на громадную очередь, радостно ожидающую, когда Гайка с бинтами обратит внимание и на них.

— И откуда взялись эти бурундуки и мыши? — растерянно спросил Чип, но тут же смутные подозрения сменились стойкой уверенностью.

Дейл разинул рот, но не успел издать ни звука.

— Если это опять твои штучки!.. — начал Чип, подозрительно косясь на Дейла.

— У меня всего одна штучка — Фокси! — гордо заявил Дейл, положив руку на плечо заулыбавшейся летучей мыши. — И вторая — Гайка, — тут же добавил он, устроив вторую руку на плече Гайки, которая тоже одарила бурундучка ласковой улыбкой. — Всё! Я — однолюб. Ну почти. А эти штучки наверняка пришли проведать твою великолепную персону.

Старая облезлая крыса в первом ряду согласно кивнула, хищно ощерив неровные зубы.

— Нет, нет! — испуганно завопил Чип, увидев старую крысу, — Я тоже однолюб, правда, Тамми? — умоляющим голосом обратился он к белочке.

Тишина.

— Тамми? Э? — голос Чипа стал просящим с некоторой примесью удивления.

С Тамми происходили странные изменения. Глаза затуманились. На острых кончиках ушей пламенели голубоватые огни Святого Эльма.

Старая крыса приблизилась, осмотрела Чипа с ног до головы, обшарила карманы куртки и по-хозяйски подёргала за нос.

— Тамми! — взмолился Чип, не зная как противостоять такой наглости.

— Вроде бы — да, — неуверенно произнесла белочка-симпатяга со странными глазами, одновременно присматриваясь к старой крысе.

Остальную очередь не интересовали ни однолюбы, ни старые крысы, ни проблемы, возникшие у Чипа. Народ шумно требовал оказания медицинских услуг, потрясая руками, ногами, лапами, щупальцами и развесистыми хвостами. Сквозь разномастные уши, как сквозь деревья сказочного леса, проглядывал трёхголовый змей-горыныч. Щёки у него были подвязаны, зубы болели, настроение опускалось с отметки «Пакостное» до деления «Мерзопакостное с осадками». Осадки в виде стены живого огня готовились выплюнуть все три пасти.

Гайка и Фокси без слов поняли грядущую опасность и принялись ускоренно перебинтовывать Дейлу палец. И ладонь. И руку. И голову. Древняя мумия, бинты которой посерели от времени и пропитались вонючей зелёной жидкостью, довольно кивала, наблюдая за превращением бурундука в свою уменьшенную копию.

Старая крыса подёргала правое ухо Чипа. Ухо выдержало. Коготки вцепились в левое ухо и проверили его на прочность. Оно тоже не подвело. Крыса вернулась к правому уху и удвоила усилия. Рокки и Вжик затерялись средь толпы, равной которой не видывал и доктор Айболит. Некому было прийти на помощь славному бурундучку, а распускать руки против дамы преклонного возраста он не решался.

— Тамми, — жалобно протянул Чип, уже ни на что не надеясь.

Однако Тамми кивнула. Синий туман в её глазах сменился багровым мерцанием. Ноздри расширились и с шумом выпустили воздух. Шёрстка взъерошилась даже не ёжиком, а дикобразом. Чип подумал, что если бы громаднющий бычина сумел уместиться в такой фигурке, то это он и стоит сейчас рядом с Чипом, а вовсе не Тамми.

Изящный ротик Тамми раскрылся.

— Так, — извергся оттуда громоподобный глас, — ну-ка все отсюда! Не поняли? Я сказала, живо!!!

Огонь, готовившийся покинуть пасти змея-горыныча, неожиданно застыл розовыми сосульками, а сам трёхголовый присмирнел, уменьшился в половину и спрятался за енотом. Толпа притихла и тысячами зрачков уставилась на Тамми.

Белочка упёрла руки в бока. Она ещё ничего не сказала, но даже самый дурной воробей из находившихся в комнате отчётливо понимал, что ему вряд ли понравятся слова, которые пока не покинули красивый ротик Тамми. Губы белочки зазмеились уверенной ухмылочкой. Тамми набрала в грудь воздух. Шумно. С присвистом. Толпа, почуяв неминуемую опасность, мгновенно оказалась за стенами спасательского штаба.

Прислушиваясь к шлепкам, знаменующим места падения посетителей, Чип облегченно вздохнул.

— Чи-иппи? — сладким голоском начала Тамми. Голосок дребезжал. Сладость являла собой ту каплю мёда, под которой прячется увесистая бочка дёгтя.

— Да, — скромно ответил приободрившийся Чип, в очередной раз забыв поправить произношение своего, несомненно, гордого имени.

— Что это была за крыса?! — продолжила Тамми, буквально сверля взглядом Чипа.

— Э-э-э... Ну, понимаешь... Это, — Чип запнулся и покраснел до кончиков ушей.

— ТАК!!!

— Нет, нет, Тамми, это совсем не то, о чём ты сейчас подумала!

— А о чём мне было думать?

Гроза всё-таки разразилась. Молнии посвёркивали из раскрытых глаз. А на стол громовыми раскатами обрушилась объемистая стопка тонких книжечек.

— Посмотри-ка сюда, — голосок всё ещё оставался ласковым, но в перемешку с хитроватыми оттеночками, которые Тамми раньше никогда не употребляла.

— А что это? — поинтересовался Дейл, выкарабкиваясь из бинтов.

— Все его похождения, — вздёрнула носик Тамми. — Кто только об этом не писал. Вон, смотрите, это из Австралии, здесь на немецком, а вот прямиком из Италии и даже с картинками. Подумать только, в большинстве из них он связывает своё будущее с этой... вашей...

Не в силах обозначить Гаечку Тамми просто ткнула пальчиком в её сторону.

— Но, Тамми, — вступилась Гайка за друга, — это же всего лишь истории, художественный вымысел, творчество народов мира.

— Сказки, — более коротко пояснил Рокки.

— Сказка ложь, да в ней намёк... — встрял Дейл, ожидая, что его похвалят за уровень знаний народного творчества.

Похвалы, однако, он не дождался. Все сердито испепелили его взглядами, кроме Тамми, которая мрачно проворчала: «Вот-вот...»

— А что я сказал? — привычно обиделся Дейл, теперь ожидая подзатыльника от друга, но Чип силился оправдаться и никак не мог подыскать доходчивые слова.

— Взгляните сюда, — продолжила Тамми. — Тоже рассматривается, как весьма возможный вариант.

На всенародное обозрение была предъявлена фотография пушистой, чёрно-белой красотки с явно просматривающимися французскими чертами.

— Она вообще из другого мира, — заспорил Чип, собравшись с духом. — Да я её и не видел ни разу!

Тамми нервно пролистала страницы.

— Верно, — заметила она, оторвав свой взгляд от книги. — Ваша встреча должна состояться в недалёком будущем. Должна... Но мы-то знаем, что будущее в наших руках.

Все оценивающе посмотрели на пальчики Тамми, сжавшиеся в кулаки, и прочувствовали мощь рук, которым предстояло ковать будущее.

— А тут ещё, значит, крыса... — воздух шумно покинул лёгкие белочки и отодвинул Чипа на два шага назад. Но отважный бурундучок и не думал сдаваться.

— Тамми... Сама подумай, разве я могу полюбить такую... Ты же её видела... Да она мне чуть уши своими когтями не оторвала... Если тут и есть пострадавшие, то это...

Но Тамми уже не интересовали оправдания.

— Ребята, не могли бы вы освободить комнату на пару минут, — повернулась она к спасателям.

Опыт никогда не подводил Рокки. Ему было достаточно одного слова, одного взгляда, одного звука, чтобы безошибочно оценить политическую обстановку.

— Никаких проблем, Тамми, — доверительно сообщил он и спасатели быстренько перебрались в гостиную. Последнее, что запомнил Дейл, был навечно врезавшийся в память взгляд Чипа, затравленно глядящего им вслед.

«Не женюсь!» — решил Дейл и стойко придерживался этой позиции ближайшие два часа.

За это время он успел съесть сладкий шоколадный торт, приготовленный Гайкой. Что удивительно, в нём совсем не ощущался привкус машинного масла. При этом Гаечка загадочно улыбалась и подкладывала ему лучшие куски. Затем вместе с Фокси он несколько раз совершил облет спасательского дерева. И, наконец, сыграл несколько партий в шашки с Рокки, причем неизменно выигрывал. Жизнь казалась Дейлу легкой и приятной...

...Спустя два часа дверь в спальню бурундков тихо отворилась.

— Мы тут с Тамми посовещались и решили, — сдавленным голосом сказал Чип. — С сегодняшнего дня командование спасателями принимает она.

У всех отвисли челюсти. Только Дейл не потерял присутствие духа.

— Здорово! — возрадовался он. — Наконец-то Чип снимет и постирает свою куртку, — Дейл задорно ткнул пальцем в грудь своего друга, — и мне не придётся спать на втором ярусе.

— Да, дружище, теперь тебе придется спать в кладовке, — заметил Рокфор.

— В кладовке? — переспросил бурундучок, подёргивая ворот своей красной рубашки. — Вообще-то, я уже привык спать в командирской комнате, — сказал он после минутной паузы. — Я думаю, в кладовку придётся переезжать Чипу.

Чип с мрачным выражением лица не реагировал на перспективы переезда.

— Дейл! — повернулась белка, — это мой первый приказ. Ты выезжаешь из нашей с Чипом комнаты. Я занимаю диван. Чип остаётся на своём месте, а наверху мы разместим Бинки. Я давно обещала ей, что сделаю её настоящим спасателем.

Дейл озадаченно замолк. Чип, впервые за последние два часа, робко ухмыльнулся и показал Дейлу язык.

— Постойте, постойте, — пришло в голову Дейлу. — Я пока не вижу никакой «вашей с Чипом» комнаты. Пока я наблюдаю, что некая нахальная парочка собирается оккупировать моё пристанище. Не так ли, Бинки?

Но маленькая белочка уже перебралась в противоположный лагерь и побежала осматривать свою новую кровать, на которой (как мы ещё не забыли) обычно спят славные и знаменитые супербурундуки. Никакие силы в мире не могли заставить Бинки обменять такую ценность даже на все сокровища вселенной. А её сестра уже переходила в наступление обходными путями:

— И ты, Чип, спокойно следишь, как твою Тамми оскорбляют?

— Мою Тамми? — переспросил Чип. — Хм, когда это Тамми стала моей?

— Так!!!! Ну-ка, пройдём-ка обратно в комнату.

— Ну нет, сейчас очередь Дейла, — и Чип злорадно улыбнулся.

— А Дейла мы в обиду не дадим, — в один голос заявили Фокси и Гайка, уперев руки в бока.

— Ладно, — кивнул новый командир, уяснив, что никто пока не рискует оспаривать её полномочия. — Это вопрос я решу потом. А пока мне надо осмотреться и принять план действий на сегодня.

Величаво, как королева, Тамми прошествовала через гостиную и вышла на взлётную площадку, словно на дворцовый балкон. Казалось, верноподданные сейчас встретят сиятельную особу криками радости и веселья.

Секунду спустя округу огласили крики радости и веселья.

Спасатели недоумённо переглянулись и поспешили наружу...

...Тамми восторженно взирала на толпу. Толпа радостно гудела и словно чего-то ждала. Тамми пока не могла понять, чего именно, и это её порядком нервировало. По бокам толпились спасатели и тоже не могли посоветовать ей ничего разумного. Да ещё Дейл непрестанно жевал резинку, что мешало сосредоточиться и обратиться к толпе с речью. «Надо бы вечером сделать ему выговор», — мысленно записала Тамми в невидимую книжку памяти.

Гул толпы становился всё менее радостным и всё более раздражённым. Тамми незаметно вытащила зеркальце и украдкой осмотрела своё личико. Никаких морщинок или ужасных прыщей не объявилось. И было непонятно, почему это она нравилась толпе всё меньше и меньше.

Наконец вперёд выбрался тот самый воробей, который не рискнул открыть клюв в гостиной.

— Ну и хде? — сердито сказал он. — Хде, я вас спрашиваю...

«Хм, не так-то легко быть командиром, — призадумалась Тамми. — По крайней мере, обычным белочкам не задают таких странных вопросов».

— Что произошло? — вскинул голову Чип, выступая вперёд.

«Молодец, — подумала Тамми. — Смело и решительно. Его я отмечу на вечерней оперативке. Если он, конечно, не успеет провиниться до вечера».

— Мы ждём, — подала голос правая голова змея-горыныча.

— Долго ждём, — сказала левая голова более мрачным голосом.

— И, надо заметить, наше терпение заканчивается, — отметила центральная голова голосом грозовой тучи.

— Отлично, ребята, — Рокки занял позицию рядом с Чипом. — Парк большой. Не могли бы вы ждать с вашим терпением где-нибудь подальше от нашего штаба.

— А лекция? — обиженно протянул воробей и змей-горыныч одобрительно пыхнул шестью струйками дыма.

— Какая лекция? — растерянно спросила Тамми, испуганно посматривая на грядущую пожарную опасность.

Толпа загалдела. Навострив уши, команда вылавливала из возгласов всеобщего недовольства искорки полезной информации. Через пять минут выяснилось, что, как обычно, виноваты во всём сороки. Если первая из них по секрету шептала второй «Эта ушастая Фокси опять на всех скоростях чешет к спасателям», то десятая уже трезвонила на весь парк «Сегодня, ровно в полночь, спасатели прочтут лекцию о летучих мышах, вампирах и проблемах современной медицины, связанных с опасностью заражения через укусы хищников». По принципу глухих телефонов вести исказились и приняли совсем не тот оборот. Оставалась самая малость — объяснить эту ошибку толпе. Рокки уже набрал в грудь воздуха для ответной речи, но белочка оборвала его подёргиванием за полу пиджака. Тамми — теперешняя Тамми — без труда разогнала бы толпу и в десять раз большую. Но на ней сейчас лежали командирские обязанности. Требовался эффектный поступок, который доказал бы, что командирские полномочия достались ей не зря.

— Мы прочитаем лекцию, — величаво возвестила она.

— Кто? — сглотнул Рокки — Кажется, мне что-то послышалось...

— Мы, — Тамми зло ткнула его в бок.

Рокки отступил назад, вверяя инициативу смелой белочке. А Тамми уже не была смелой белочкой. Она не знала, что сказать дальше. И переполнявшая её злость ничем не помогала. Единственный вопль и толпа разбежалась бы по тёмным уголкам. Но нет, нельзя. Тамми переступала с ноги на ногу, не зная, что сказать дальше.

— Дейл, выручай, — зашептала Гайка.

— Я? — испугался Дейл. — А что я могу? Я никогда не читал этих... как их там называют...

— Но ты же больше всех знаешь о вампирах.

— Да, но вы сами всегда говорили, чтобы я прекратил болтать всякие глупости.

— А тебе хотелось рассказать о вампирах? — вкрадчиво спросил Чип.

— Конечно, — взвизгнул Дейл, — да только кто меня слушать-то станет.

— Они, — Рокки обвёл панораму горизонта.

— Все? — раскрыл рот Дейл, да так и забыл закрыть его обратно. За него это сделала Тамми, которая, несмотря на растерянность и волнение по поводу затянувшейся паузы, бдительно следила, чтобы имидж её команды не пострадал.

— Все, — подтвердила она. — Берёшься прочесть?

Дейл, который чудом не прикусил язык, осмелился только кивнуть.

— Но смотри, — погрозила пальчиком Тамми. — Не дай бог...

Испуг растаял, и голову Дейла при виде такого огромного количества слушателей затопило блаженство.

— Не бойся, — прервал он белочку, чем заработал ещё один невидимый минус в своей графе. — Я расскажу всё, что знаю.

— Ты за него отвечаешь, — переключилась Тамми на летучую мышку. — Если он сорвёт лекцию, спрошу с тебя.

Фокси робко кивнула и встала по правую руку от Дейла.

На взлётной площадке объявился крыса-старичок куда более интеллигентного вида, чем несостоявшаяся хозяйка Чипа.

— Я профессор местного университета, — заявил он. — Раз уж наши аудитории по ночам пустуют, то неплохо бы нам перебраться в одну из них. Лекция — не концерт. Дело серьёзное. Тем более, тема такая интересная. Не подобает о науке вещать с эстрадных площадок.

Толпа потянулась к университету.

«Надо бы шлагбаум какой поставить, — размышляла по пути Тамми, возглавившая процессию. — А то принимают нашу взлётную площадку за чёрте что».

«И что с ней такое случилось?» — невесело думал Чип, опасливо держась в конце колонны. Надо сказать, что эта проблема волновала не его одного. Все спасатели мучились раздумьями, отметая одну гипотезу за другой. Все, кроме Дейла. Дейл не думал о Тамми. Дейл вспоминал в подробностях содержание длинной серии комиксов под общим названием «Замок кровавого ужаса»...

...После прохлады парка аудитория показалась Дейлу удивительно тёплым местом. И он расстроился. Половина впечатлений пропадала. Вторую половину прогнал старичок-профессор, включив свет. Теперь вместилище науки ничем не напоминало тёмные и сырые подвалы вампирских замков. Но Дейл не дал грусти одержать над собой верх. Он по-хозяйски прошёлся вокруг трибуны, вспрыгнул на неё и обвёл взглядом притихшую толпу. Взирая на него снизу, Тамми пожалела, что не она стоит там. Всё сходилось на том, что лекцию должен читать командир. То, что Тамми ничего не знала о вампирах, её совершенно не волновало, но менять что-то было уже поздно.

Дейл проглотил Колу, в которой Фокси размешала две капельки своего снадобья, и почувствовал лёгкий зуд. Клыки проклюнулись и полезли вниз. Дейл открыл рот, явив аудитории свои зловещие перемены. По комнате прокатился возглас. В его звуке было намешано всего понемногу. И удивление, и ужас перед сверхъестественным, и восхищение возможностями современной науки, которая сильна не только лекции читать, но превращать в вампиров самых, казалось бы, обыкновенных бурундучков.

Новоявленный вампир развёл руки, и стало исключительно тихо. Слушателей продрал мороз. Не хватало медленной, закрадывающейся в глубины мозга мелодии, чтобы почувствовать, что сумеречная зона уже окутала всех и каждого своими беспощадными щупальцами.

За Дейлом старичок-профессор бесшумно разворачивал учебные пособия. Окинув их взглядом, Дейл устроился поудобнее и начал.

— Да будет вам известно, — голос его звенел в тишине, — что упоминания о вампирах встречаются ещё...

Тут он запнулся, не зная как обозначить эпохи, помелькнувшие задолго до нашей эры.

Тамми выразительно кашлянула. Дейл тут же исправился.

— Я думаю, каждый хранит в памяти немало историй об этих таинственных существах. Но науку, — он покосился на профессора и тот ободряюще кивнул, — науку интересуют не домыслы, а факты.

Вообще-то Дейл испугался, ведь после такого заявления простой пересказ сюжета «Дракула против болотной твари» выглядел бы по меньшей мере неуместным. Взгляд снова скользнул по пособиям.

— Факты! — Дейл ткнул пальцем в направлении потолка.

Толпа вздрогнула, а Фокси восторженно всплеснула руками.

— Поэтому предлагаю вам пристальнее ознакомиться с чертежами, — Дейл махнул рукой за спину, и толпа подалась вперёд. — Здесь представлены...

Знаний явно не хватало, и бурундучок умоляюще покосился на профессора.

— Вид вампира сверху, сбоку и в разрезе, — подсказал тот.

— Поняли? — грозно спросил Дейл.

Слушатели кивнули в едином порыве. Только змей-горыныч зевнул левой головой, но под возмущённым взглядом Тамми засмущался и заткнул пасть чей-то кепочкой, позабытой в дневное время.

— Как мы видим, — продолжил Дейл, — вампир, в основном, состоит из следующих частей: передняя часть, задняя часть, а это, для особо интересующихся, хвост. Его может и не быть.

По клыкам Дейла скользили отблески электрического света. Жуткое зрелище заставило толпу сжаться в благоговейном ужасе.

— А это что? — раздалось с задних рядов. Правая голова змея-горыныча, не славившаяся острым зрением, интересовалась вампирами больше своих соседок. Средняя мечтала о чём-то несбыточном, а левая, прекратив зевать, начала разгадывать кроссворд, развернув под партой заранее припасённую газету.

— Где? — переспросил Дейл.

— А вон, — лапы у змея-горыныча были общие. Поэтому когда лапа указала на чертёж, то в ней неожиданно очутилась газета с кроссвордом. По лицу Тамми пошли красные пятна ярости. Лапа испуганно скомкала газету и зашвырнула её в дальний угол. Левая голова печально вздохнула и заскучала.

— Вон там, наверху, — лапа, освобождённая от газеты, повторила указующий жест.

— А, — заулыбался Дейл, догадавшись, о чём идёт речь, — Это вот? Это — зубы!!!

— Может всё-таки не зубы, а клыки, — спросил какой-то малограмотный енот.

— Ну нет, — не согласился Дейл. — Клыки, вот они. А мы постепенно переходим к следующей части нашей лекции. Обратите внимание на третий плакат. Здесь представлен вампир в разрезе.

— Что-то он смахивает на комара, — ехидно заметил Чип.

Тамми смерила его испепеляющим взглядом. Чип чувствовал его и старался не смотреть в сторону белочки. Он благоразумно занял местечко подальше от неё и был уверен, что Тамми не станет скакать по аудитории во время лекции. Не командирское это дело.

— Верно! — кивнул другу Дейл. — Внутри вампира находится так называемый кровяной мешок, — указка проскребла по плакату, — в котором, — Дейл для пущего эффекта скорчил жуткую морду и клацнул клыками, — может поместиться вся кровь одного бурундука, — и он пристально посмотрел на Чипа.

Тамми снова выразительно кашлянула, и в голове у Чипа всё перемешалось. Потеря командирской должности. Возможное переселение. Осознание того, что у Тамми на его счёт накопилось минусов гораздо больше чем плюсов. Странное ощущение нереальности, окутавшее его разум после того, как байки про вампиров обернулись самой настоящей правдой. Зрелище Дейла-вампира и внимающей ему толпы. Эмоциональный коктейль выплеснулся едкой кислотой, растворяя в глубинах сознания разумное, доброе, вечное. Чип понял, что больше не высидит в этой аудитории ни секунды.

Он не помнил, как вскочил с места. Он не представлял, как под пристальным взглядом Тамми сумеет выбраться из аудитории, но белая дверь мягко захлопнулась за ним, а нос побаливал от зверского толчка. Он не знал, куда теперь податься и, тем не менее, не стоял на месте. Сердце стукнуло всего один раз, а он уже находился в совершенно другой аудитории. Аудитории не пустой. Со всех сторон на него смотрели глаза овец, поросших роскошной кучерявой шерстью.

Испуг продрал Чипа с головы до ног и отпустил.

Смертная скука лениво плескалась, затопив всё вокруг. Под прессом этой скуки все события сегодняшнего дня мухой вылетели из головы бурундучка.

Чип медленно обвёл взглядом аудиторию. В мутных овечьих глазах проснулась искорка интереса. «Ну почему? — думал Чип. — Почему только Дейлу дозволяется шалить, проказничать, ошибаться. Почему я не могу взять, да и напугать всех этих овец? Несолидно для командира? Знаю! Но... постойте-постойте... а ведь они даже не подозревают о том, что я — командир!»

Руки Чипа довольно потёрлись друг о друга.

— Тема лекции? — спросил он.

— Товары народного потребле-блеяния, — раздался невыразительный голос со второй парты.

— Отлично! — приступил Чип к делу. — Итак, возьмём для примера лётную куртку, — если Дейл мог читать лекцию, то уж он-то справится с задачей на все сто. — Да будет вам известно, что для воротника хорошей лётной куртки вполне достаточно одной овцы. Смею вас заверить, что в процентном соотношении производство курток неуклонно возрастает, что достигается ростом поголовья овец и круговоротом овец в природе.

Овцы начали мелко и слаженно дрожать от ужаса.

— Кто является лицом нашей великой нации? — вопросил Чип.

— Неужели овцы? — растерянно удивился кто-то с задних парт.

Чип изобразил презрительное лицо, показывая, что только последнему идиоту могла придти в голову такая мысль.

— Лётчики! — возвестил он. — Значит ли это, что олицетворения нашей гордой мечты должны чувствовать себя комфортно в любых ситуациях?

— Значит, — покорно согласился кудрявый отличник, чувствуя, что он родился кем-то не тем.

— Именно, — палец Чипа ткнул в потолок, не хуже пальца его друга. Для пламенной речи, позволяющей завладеть умами и душами, вовсе не требовались клыки.

— Именно, — повторил он, вогнав в дрожь поголовье слушателей. — Я предлагаю отдать на благо нашей нации и нашей мечты последнюю рубашку, последнюю, так сказать, шкуру.

И Чип гордо скинул с себя куртку, положив её на трибуну.

Слушатели не спешили повторить подвиг героя. Чип обвёл аудиторию взглядом, в котором сквозили грусть и сожаление о том, что не все, оказывается, достойны жить в наше стремительное время, наполненное героическими свершениями.

— А нам необходимо сделать это немедленно? — робко спросил отличник.

«Сию же секунду», — хотел сказать Чип, но вдруг почувствовал, что ему уже хочется вернуться обратно в аудиторию, где Дейл нагоняет вампирские страсти на простой народ. Последнее словечко чем-то ему понравилось, и он решил на всякий случай его запомнить.

— Промедление смерти подобно, — пробормотал Чип, прикидывая дальнейшие варианты.

Отличник вздохнул и вытащил нож, чтобы поделиться чем можно с героями великой нации, с олицетворениями её мечты.

— Но... — остановил его Чип.

Отличник чуть не выронил нож от волнения.

— Но народ может и подождать, — жестом остановил его Чип. — Главное — не сиюминутные решения. Главное — единый порыв, общность целей и стремлений. Однако, это вовсе не значит, что вы должны сидеть, сложа руки. Вы должны следовать за мной и поддержать меня в трудные жизненные минуты...

...Дейл чувствовал себя как рыба в воде.

— Мало понять, кто такие вампиры, — сказал он, проведя языком по выпирающим клыкам. — Надо почувствовать, как важны они для современного общества. Как грустно им и одиноко. Как трудно бороться против предрассудков. И если отцы-основатели дали неграм равные права с нами, то вампиры тоже не должны оставаться в стороне и чувствовать себя обделёнными и позаброшенными. Сейчас каждый из вас примет участие в обсуждении.

Аудитория замерла. Пауза заледенила собравшихся. Пальцы Дейла опустились в карман и извлекли оттуда резиновый мячик.

— Каждый, кто поймает мячик, обязан сказать доброе слово о вампирах, — приказал Дейл. — В противном случае он будет с позором изгнан из нашего общества.

— А если никто не поймает мячик? — спросила левая голова змея-горыныча, лишённая кроссворда и чувства коллективизма.

— Тогда, — Дейл прискорбно развёл руками, — лекция будет закончена.

В коридоре что-то зашебуршилось.

— Что там? — испуганно ойкнул малограмотный енот.

— Бесчисленные полчища вампиров, — объяснил Дейл, — ждущих о себе добрых слов. И как знать, что предпримут они, если ничего не услышат.

Слушатели вжались в спинки парт.

— Начали, — сказал Дейл и запустил мячик.

Лисья лапка испуганно взметнулась и оборвала траекторию.

— Ну? — ободрительно вскинул голову Дейл.

— Вампиры помогают медицине, — несмело начала симпатичная лисичка. — Я долго размышляла над тем, кто же придумал донорство. Теперь у меня не осталось ни малейшего сомнения — это заслуга вампиров.

— Хорошо, — кивнул Дейл, поймал мячик и кинул его в другую сторону.

— Вампиры обеспечивают хороший урожай, — объяснил смышлёный зайчишка. — День, как известно, фермеры проводят на полях. Зато по вечерам их постоянно тянет во всякие кабачки и забегаловки.

Зайчишка засмущался и смолк.

— Ну и... — ободрил его Дейл.

— Как известно, вампиры охотятся по ночам. Фермеры боятся их нападения и не осмеливаются высунуть нос из дома после наступления темноты. Следовательно, им приходится ложиться спать очень рано. Поэтому они рано встают и трудятся на полях в полную силу, чего, конечно же, не произошло бы, проведи они ночь за бутылкой. И урожай в норме, и здоровье нации на высоте.

— Хорошая теория, — улыбнулся Дейл. — Молодец!

Мячик достался медвежонку.

— Вампиры способствую прогрессу, — заявил он. — В наши дни их уже не убить чесноком или там солнечными лучами. Лазер! Вот стоящее оружие против вампиров! Но его ведь надо ещё изобрести и собрать. Налицо стимул для развития науки. В жизни прописываются лишь те изобретения, от которых наблюдается конкретная польза.

— Неплохо, — кивнул Дейл. — Следующий.

Следующим оказался тот самый малограмотный енот.

— Вампиры, — промямлил он. — Вампиры... они нужны... — и плюхнулся на место.

Дейл принял ответ.

— Лучше скажи мало, но хорошо, — добавил он и приготовился метнуть мячик в очередную жертву...

...Чип натянул куртку обратно и снова стал героем в овечьих глазах. Вернее не снова стал, а возвысился до недосягаемых высот.

Обретя душевное спокойствие, бурундучок гордо вернулся в покинутую аудиторию. Овцы толпились в коридоре, не смея войти в дверь, которой коснулась рука великого героя.

Дейл, тем временем, перешёл к практической части.

— А, вот и доброволец! — возрадовался он, заметив вошедшего Чипа.

Уверенность моментально покинула бурундучка в лётной куртке, как только его коснулся беспощадный взгляд Тамми.

Участники лекции окружили Чипа, а Дейл продолжил:

— Сейчас мы научимся, как правильно вампир должен вонзать клыки в жертву.

Дейл достал из кармана небольшие демонстрационные клыки...

Чип не собирался сдаваться, хотя и не чувствовал сил сопротивляться неизбежному.

— А у меня сегодня выходной, — жалобно попробовал он прорваться на свободное место.

— Вот из-за таких... — палец Дейла упёрся в смутившегося Чипа, — вампиры и были занесены в красную книгу. И теперь, когда я спасаю их от полного уничтожения, он еще говорит...

— А кто тебе сказал, что вампиры питаются бурундуками? — нашёлся Чип.

— Успокойся, вовсе не бурундуками.

— Честно?

— Честно!

— Тогда...

— Подожди, дай мне закончить. Не бурундуками, а добровольцами. А то, что ты доброволец, мы выяснили пять минут назад.

— Кто доброволец?

— Ты.

— Нет, нет, ты чего-то путаешь, — вкрадчиво начал Чип. Толпа надёжно отгородила его от Тамми и он начал чувствовать былую уверенность.

— Разве доброволец — это я? — удивился Дейл.

— А разве нет? Вспомни, ты ведь сам, добровольно, вызвался читать эту лекцию. Так? — грозно спросил Чип, глядя на дверь.

Дверь распахнулась, оттуда выглянули овечьи головы из соседней аудитории, слаженно кивнули и тихо закрыли за собой дверь.

— Вот видишь, — наставительно заметил Чип. — Народ-то с тобой не согласен.

— Ну, народ! — недовольно отмахивается Дейл.

— Да не скажи, — Чип притопнул ногой, дверь снова открылась, и на обозрение слушателей явилось в два раза большее количество голов.

Дейл засмущался и признал правоту друга. Даже взгляд Тамми ощутимо потеплел после увиденного.

— Ничего, — продолжил лекцию Дейл, — раз я доброволец, то переходим от теории к практике.

Чип кивнул и по-командирски привалился к трибуне.

— Тише, тише! — призывал Дейл, когда все снова расселись по своим местам, — сейчас я вам продемонстрирую на моём личном примере, как питаются вампиры.

Из лаборантской выбралась Фокси с огромными клыками. Заключив Дейла в объятия, она красочно изобразила укус во всех подробностях.

— Повторим пройденный материал, — сказал Дейл и взмахнул рукой.

Из-за двери лаборантской вышла Гайка с такими же огромными клыками...

— Эй! — Чип отклеился от трибуны, — я тоже хочу быть добровольцем.

— Конечно, — улыбнулся ему Дейл, — и для тебя вампир найдется.

В проеме показалась старая облезлая крыса.

— А если я уже не хочу!

— Здесь всё решает голос не добровольца, а вампира.

— Но что скажет Тамми?

Тамми уже стояла рядом с Чипом. Ноздри её раздулись, и через них выходил голубоватый дымок. Только поэтому старая крыса не предпринимала никаких решительных действий. Змей-горыныч тоже заинтересованно поглядывал на дымок и опытным путём сравнивал его со своим, выпуская то из одной, то из другой ноздри тёмные дымчатые струи. Третьим существом, внимание которого привлёк странный дымок, оказалась Фокси. Она принюхивалась и о чём-то напряжённо размышляла.

Глаза Тамми налились багровым блеском. Шерсть заискрилась молниями и застреляла электрическими разрядами.

— Не надо! — забеспокоился старичок-профессор. — Электричество у нас по плану на следующей неделе.

Развесистая молния опалила ему усы, сожгла наглядные пособия и ушла в стену, по которой зазмеились трещины.

Испуганный змей-горыныч взмахнул крыльями и очутился за окном. Остальные дружно принялись покидать аудиторию согласно плану эвакуации, размещённому на стене. Гайка приготовила огнетушитель. Фокси тоже не растерялась. Она вытащила пакетик с порошком, быстро развернула его и дунула. Белочку окутал фиолетовый туман. На мгновение там полыхнули три изумрудных огонька, а потом перед спасателями вновь предстала Тамми. Глаза её утратили багровый блеск и приняли знакомое выражение, в котором самоуверенность смешалась с растерянностью.

— Она съела эликсир злобности, — пояснила Фокси. — Не даром я думала, куда это запропастилась голубая горошина.

— Спасатели, — воскликнул Чип.

— Вперёд! — закончил за него Дейл, и Чипу едва удалось задержать его за шиворот.

— По местам! — пояснил он. — То есть в самолёт. Сейчас всё тут обрушится. Достаточно ещё одной молнии.

— Нет-нет, — попыталась успокоить его Фокси, — Я нейтрализовала злую магию присыпкой скромности. Теперь Тамми вне опасности.

Тамми повернула голову, услышав своё имя.

— Где это я? — испуганно прошептала она слабым голоском.

Спасатели на всякий случай отошли на шаг, а Гайка плотнее сжала огнетушитель, надеясь пустить его в дело при малейшей опасности.

— Чиппи? — белочка заметила своего друга. — Я так хотела пойти с тобой в кино. А ты привёл меня сюда.

— Я привёл? — изумился Чип.

— Не спорь, — зашептал Рокки в его левое ухо.

— Лучше успокой её, — зашептала Гайка в правое ухо.

— Не бойся, Тамми, — улыбнулся Чип. — Всё уже позади. В кино, конечно, мы уже опоздали. Да ладно! Хочешь, я провожу тебя домой?

— Да! — воскликнула белочка без малейшего оттенка злобности.

— Замётано, — махнул рукой Чип. — Только пообещай мне, что больше никогда не будешь называть меня «Чиппи».

Белочка заулыбалась, почувствовав тёплое участие, исходящее от Чипа и Дейла, от Гайки и Рокки. От маленького Вжика, который парил над её головой.

— Обещаю, Чиппи, — кивнула она, — конечно же, обещаю...

...Ночью Чип никак не мог заснуть. Он ворочался и ворочался. Не спалось. Перед глазами вставали мрачные замки с глубокими пропастями рвов. По затемнённым коридорам, на стенах которых висели пыльные картины, бродили неисчислимые полчища овец. Алые губы ехидно ухмылялись и возвещали, что с этой ночи курточки для героев великой нации шьют исключительно из шкурок бурундука.

Чип вздрагивал и тряс головой, но видения наплывали вновь и вновь.

Сверху храпел Дейл. Он ненароком проглотил всю бутылочку Фокси, и теперь его рот украшали многочисленные клыки разных форм и размеров.

Отчаявшись добраться до ярких и спокойных снов, Чип поднялся и побрёл на кухню, руками нашаривая верный путь.

До кухни он не дошёл.

Из-за двери Гаечкиной мастерской доносился невнятный скрежет. Чип сбавил скорость и пристально изучил контуры двери.

Ни единого лучика света не пробивалось через щели.

А потом дверь бесшумно отворилась.

Чип почувствовал, что не может ступить ни шагу. Тысячи мыслей пронеслись в его голове, не оставив ни единого следа.

В тёмном проёме появился силуэт чернее самой ночи.

Ноги стали ватными. Радовало только одно. Командиру не положено убегать, показывая спину опасности, и Чип чувствовал, что он не убежит.

Полыхнул луч фонарика и злое привидение превратилось в Гайку. Её длинная фиолетовая сорочка чуть поблёскивала. Гораздо сильнее блестели клыки. Совсем как у Дейла на лекции. Только у Гайки они были тоньше, чуть длиннее и выгнуты более изящным образом. Они пугали и притягивали одновременно.

— Ты ещё их не сняла? — хрипло спросил Чип.

— Их? — удивилась Гайка. — А, ты про клыки. Я не могу их снять.

— Они ведь не настоящие?

— Самые, что ни на есть, настоящие.

Чипа пробрала нервная дрожь. Бутылочка ведь уже опустела! Или нет? Или Гайка стала настоящей вампиркой?!

— Я хочу исполнить одно твоё желание, — тихо сказала Гайка. Губы её сжались, и перед Чипом предстала прежняя Гаечка. Добрая и милая.

— Желание? — переспросил Чип. — Как в тех книжках, что приносила Тамми?

— Не совсем, — клыки показались снова.

— А какое же?

— Ты мечтал поближе познакомиться с ними, не так ли? — палец Гаечки погладил сначала левый клык, потом правый.

«Не так, Гаечка!!!» — хотел закричать Чип, но сверху обрушилось что-то прохладно-тяжёлое. Чип запутался в этих мягких складках, а потом две сильные руки потянули его в беспросветную тьму...

— ...Занавес? — удивился Дейл, наткнувшись на плотную материю, перегородившую коридор. Луч фонарика выхватил расходящиеся круги и надпись посередине. «Вот и всё, ребята!» — прочитал Дейл.

— Ребята, хм? — задумался Дейл. — Надо написать «ВАМПИРЫ!»

И он поскакал за краской, уже не услышав леденящий душу вопль Чипа...

— ... Что это, Вжик, дружище? — удивился Рокки, когда круглый сыр врезался в полотнище. Вжик пояснительно запищал из темноты.

— Занавес, говоришь, — протянул Рокки и, зажгя спичку, внимательно ознакомился с надписью.

— Не наш, — подвёл он итоги, — но пригодится. Сделаем-ка из него дельтаплан. Дельтаплан с алыми крыльями. Помнишь, как десять лет назад на Занзибаре?..

Он могучим рывком сорвал препятствие и поволок его в свою спальню.

Вжик не возражал...

— ...Опоздал, — опечалился Дейл, поставив ведёрко с краской на пол. — Уже утащили. И это прямо в штабе спасателей. Что же делается на улицах? Даже подумать страшно.

Он прошёлся языком по всем своим клыкам. Треть из них уже начала уменьшаться. Два маленьких исчезли совсем, уступив своё место обычным зубам.

— Не везёт, — Дейл потащил ведёрко обратно.

— Весь вечер не везёт, — донеслось из темноты. — Такую ерунду на лекции нёс. А ведь они так и не успели узнать, что за ловушку приготовил Дракула для болотной твари.

25.08.1999